Преодоление христианства

 

7. Кто же такой Христос?

 

 

 

       Однако вернемся же к Христу, ибо миф о нем подобен слоеному пирогу, и скептически настроенный прагматический ум сумеет найти для себя удовольствие, вникая в каждый новый слой, как бы далеко он ни находился от празднично украшенной благоуханной поверхности.

       Очень не любят христианские ортодоксальные идеологи упоминаний о так называемом Тибетском евангелии. А зря: оно чрезвычайно поучительно и дополняет образ Мессии новыми колоритными деталями.

       В библиотеке буддийского монастыря Гимис нашим соотечественником Николаем Нотовичем был найден манускрипт о неизвестной жизни Христа в Гималаях. Вот что мы узнаем из него.

 

       В 13 лет Иисус с купцами уходит к Инду изучать законы Будды, в 14 лет он селится у арийцев. Прослышав о его мудрости, почитатели Бога Джайны просят поселиться у них. Жрецы брамы в стране Орсис учат его исцелять молитвами, изгонять из тела человека злого духа. Все свои сверхъестественные возможности он затем применит на практике, что видно и из канонических евангелий.

       Но вот дальше следует самое интересное. Постепенно Божий сын начинает осуждать все и вся, отрицая Божественное происхождение Вед и Пуран: «Не кланяйтесь идолам, не следуйте Ведам, в которых истина искажена». Белые жрецы и воины были поражены таким отношением и такой платой за радушное гостеприимство.

       Затем Иисус поехал в страну, где родился Будда, и начал изучать Сутры, что заняло у него 6 лет. Оставив Непал и Гималаи, он спускается к язычникам и вновь начинает сеять смуту, выступая в роли религиозного диверсанта: «Я вам говорю, оставьте своих идолов и не исполняйте обрядов, которые разлучают вас с вашим Отцом и связывают вас с жрецами, от которых небо отвернулось».

 

       Запутав народ выспренной софистикой в духе современных политиков, которые, как видно, у него и научились, он вынудил язычников разбить идолов, восстановил народ против жрецов, которые и бежали прочь. Устроив целый ряд религиозных восстаний, он отправляется в Персию, и вновь мы слышим из благословенных уст: «Не поклоняйтесь солнцу, Духу Добра и Духу Зла; ваше учение – мерзость, говорю я вам». После этого в возрасте 29 лет он прибывает в Израиль для участия в показательных выступлениях.

 

       Поучительная история. Попробуйте-ка в разгар праздника в священном месте у христиан, иудаистов или мусульман сказать громко: «Ваше учение – мерзость». Не трудно догадаться, что они с Вами сделают, будь Вы хоть трижды сыном Божиим. Из Тибетского же Евангелия не видно, чтобы Христос хоть как-то пострадал за свои слова. И после этого идеологи будут уверять нас в кровожадности, коварстве и нетерпимости язычников?

 

       Пора наконец разобраться, кто же такой Христос?

 

       Сценарий с распятием Христа был задуман еще царем Соломоном и подробно изложен в его апокрифическом пророчестве. Здесь же были даны указания насчет воскресения и гроба господня. К строительству образа приложил руку и Моисей, ибо ему принадлежат авторские права в изобретении тернового венца как символа мученичества, а внешний облик, так сказать фоторобот Мессии, был дан еще в книге Исайи. За много лет до появления Христа ему было подготовлено имя.

       Что же за имя – Иисус Христос? Иисус – это сокращенная форма слова Иегошуа, что означает: «Иегова – есть спасение», Христос же – это по-гречески «мессия». Таким образом, за много лет до рождения была четко обозначена его миссия, зашифрованная в имени, и чисто иудейским представлениям о пророке были приданы универсальные обмирщенные черты. Когда на заре советской власти идеологи лепили новые имена, такие как Марлен – что означает марксизм-ленинизм, Владлен – Владимир Ленин или Дотнара – дочь трудового народа, то это явление имело уже древние корни, восходящие еще к царю Соломону.

 

       Иисус Христос – это собирательный образ религиозного зомби, единственным назначением которого было умереть, чтобы потом легковерным глупцам можно было подсунуть удобоваримую басню о воскресении и втором пришествии в целях элементарного манипулирования человеческим материалом на протяжении целых веков. Это простейшее умозаключение легко подтверждается на примере Евангелия от Петра, о котором мы говорили выше. В качестве перекрестного светского источника информации может быть использован столь уважаемый всеми сторонами историк, как Иосиф Флавий. Человек этот, бывший свидетелем многих замечательных событий той поры, кроме всего прочего, происходил из жреческой семьи. Так что у нас нет никаких оснований не доверять его честности и порядочности.

       «Видя его силу и что он словом совершил все, чего желал, попросили его войти в город и перерезать римское войско и убить Пилата и царствовать над ними. Но он не заботился об этом. Потом главы евреев узнали о нем, собрались с первосвященником и сказали: „Мы бессильны и неспособны сопротивляться римлянам, как ослабевший лук. Пойдем и скажем Пилату то, что мы чувствуем, и не будет нам неприятностей“. И пошли донести на него Пилату.

       Тот послал людей, приказал убить многих в толпе и арестовал творца чудес. Он узнал лучше его и, видя, что тот делал добро, а не зло, и не был ни бунтовщиком, ни охотником за царской властью, освободил его; и в самом деле, тот излечил его жену, которая находилась при смерти. И вернувшись в свои привычные места, снова взялся за свои обычные дела: и вновь еще большее число людей собиралось вокруг него… Блюстители закона, которых одолела зависть, дали тридцать талантов Пилату, чтобы он приказал его убить. Тот их взял и дал им разрешение совершить самим то, чего они желали. Так они схватили его и распяли, вопреки закону отцов».

       Флавию, наверное, принадлежит самая короткая и правдивая история Мессии.

 

       Можно наконец задаться и последним, самым возмутительным вопросом: а был ли Христос вообще распят? Во-первых, совершенно непонятно, почему первое изображение распятого Христа появилось только в V веке, то есть, когда была отработана официальная версия и установлен канон. Во-вторых, если внимательно изучать способы казни той эпохи, то опять же совершенно неясно, откуда взялся крест, ведь обычно распинали на перекладине в форме – «Т».

       Как черт ладана, боятся идеологи христианства любого упоминания о евангелистах Валентине и Василиде, потому что они назвали имя человека, распятого вместо Иисуса. Этим человеком был Симон Киринеянин, он же, кстати, и нес на своих плечах крест на Голгофу. Эту информацию легко проверить, ведь и в канонах сказано, что Христос падал под тяжестью креста и ему помогали нести его.

       Ни один канон не изображает деталей воскресения. Кроме того, существовали многочисленные секты, считавшие, что Христу удалось избежать смерти, а одна из них даже получила соответствующее название «докеты», от греческого «казаться», «скрывать правду».

 

       В «Деяниях Иоанна» Иисус является к избранному ученику, который укрылся в одной пещере Оливковой горы, убитый горем и рыдающий. Он сказал ему: «Для людей иерусалимских я распят; но, как видишь, вот я с тобой говорю».

       Ничто не позволяет утверждать в соответствии с евангелиями, что Иисус был прибит гвоздями к кресту. Только в апокрифе Петра говорится о том, что были прибиты руки, но уже во II веке Юстин добавил к ним и ноги. В другой версии «Деяний апостолов» говорится, что Иисус умер, «повешенный на дереве». В «Послании к галатам» Павел предположил ту же процедуру, о том же говорит и Талмуд. Много указаний на подмену казненного существует и в арабской мусульманской литературе.

 

       Вся эта история, которой вот уже две тысячи лет морочат голову легковерному человечеству, с самого начала была основана на лжи, и цивилизованные язычники той поры недоумевали, с ужасом взирая на «богооткровенную» чехарду. Существует любопытное письмо, направленное императором Адрианом своему зятю, Консулу Сервиану, и сохранившееся в «Истории Августов».

       «Здесь поклонники Сераписа одновременно являются христианами, а те, кто зовутся служителями Христа, поклоняются Серапису. Нет ни еврея, главы синагоги, который не был бы также астрологом, прорицателем или лгуном. Когда сам патриарх иудеев прибывает в Египет, одни заставляют чествовать ради него Сераписа, другие – Христа. Но их общий бог – деньги».

       Такая вот была атмосфера «нисхождения духа Святого».

 

       Когда в России большевики только рвались к власти, то братья-революционеры вступали в разные партии с явным намерением помочь друг другу в надежде, что чья-то партия обязательно одержит верх.

       Современный католический богослов Ганс Кюнг, руководствуясь фактическим материалом, назвал евангелистов – «ангажированными свидетелями», которые с самого начала и до конца стремились изображать Иисуса в свете его воскресения как Мессию, Христа, Господа, Сына Божия. Другой, теперь уже протестантский теолог Х.Концельман позволил себе еще большее откровение: «Церковь фактически живет лишь тем, что результаты исследований о жизни Иисуса в ней малоизвестны».

       Библеист В.Брандт заявил, что «даже самая история о страданиях Иисуса была сочинена при помощи ветхозаветных и мифологических элементов».

       Подчеркиваем, что эти речи исходят от самих идеологов христианского лагеря.

 

       Выдающийся гуманист Альберт Швейцер высказывался приблизительно в том же духе:

       «Нет ничего более негативного, чем итоги исследований о жизни Иисуса. Иисус из Назарета, выступивший как Мессия, проповедовавший нравственность Царствия Божьего, основавший на Земле Царство Небесное и умерший, чтобы освятить свою деятельность, никогда не существовал. Это образ, который отброшен рационализмом, воскрешен либерализмом, а современной теологией переделывается при помощи „исторической науки“. Исторического фундамента христианства, как его возводила рационалистическая, либеральная и современная теология, больше не существует».

       Анри Барбюс по этому же поводу еще короче: «Прошел бедный человек, в котором впоследствии встретилась надобность. Когда появился Иисус, еще не существовал Христос, когда появился Христос, уже не было на свете Иисуса. Иисус Христос никогда не существовал».

       Отечественная историческая наука также внесла свою лепту в демонтаж образа. Так, И.Крывелев писал: «Это было настолько исторически неизбежно, что если бы Иисус не существовал, его бы выдумали в этот момент. Но выдумывать не нужно было, потому что уже существовал некто, галилеянин, который никогда и не знал о той роли, какую заставят его играть».