Лженаука – генетика. Чума ХХ века.

 Подведем итоги

 

 

 

Если очень и очень кратко суммировать наши рассуждения, то ответы на поставленные в самом начале нашего расследования вопросы будут следующими.

 

1. Есть ли особое, изолированное от организма наследственное вещество? – Нет.

2. Есть ли гены–шарики? – Нет генов–шариков.

3. Есть ли прямая связь “гены–признаки”? – Нет.

4. Стабильна ли запись наследственной информации? – Не стабильна.

5. Есть ли передача по наследству приобретенных признаков? – Есть.

6. Есть ли скачки при видообразовании? – Есть.

7. Есть ли конкуренция внутри вида? – Нет.

 

Если же говорить более подробно, то результаты моего анализа можно суммировать следующим образом.

 

1. Мичуринцы не отрицали генетику, они отрицали формальную генетику.

 

2. Мичуринцы выступали против гипотезы, утверждающей, что в организмах имеется особое наследственное вещество, не связанное метабиолически с самим организмом. Формальная генетика утверждала, что гены сосредоточены ТОЛЬКО в хромосомах. Как показало развитие молекулярной биологии, данная гипотеза оказалась не верной. Наследственная информация имеется не только в хромосомах, но и в митохондриях, пластидах, в цитоплазме. Она может передаваться надгенетическим путем.

 

3. Мичуринцы не признавали механистический взгляд на гены как отдельные шарики на бусах. Молекулярная биология доказала, что понятие «ген» вообще можно выбросить на свалку и заменить на понятие «программа развития», что лежит в русле воззрений мичуринцев.

 

4. Мичуринцы не признавали гипотезы, что имеется прямая связь “ген–признак”, и что информация о признаке записана в отдельно взятом гене. Современная молекулярная биология подтвердила правоту мичуринцев и доказала, что информация записанная в том, что раньше называлось геном, напрямую никак не связана с внешними признаками, а проявляется как результат реализации всей программы развития. Те наблюдения, которые сделали Мендель и некоторые другие ученые о таких связках, есть очень редкие исключения из общего правила.

 

5. Мичуринцы были против того, чтобы считать наследственную информацию саму по себе стабильной и реализуемой практически независимо от окружающей среды. Стабильность ДНК низка. Требуются буферные системы, создаваемые на уровне целостного организма. Они все более развиты у более эволюционно продвинутых живых существ. Молекулярная биология доказала, что для сохранения очень нестабильной и дающей множество ошибок наследственной информации природа разработала специальные механизмы корректировки ошибок.

 

6. Мичуринцы считали, что при определенных условиях приобретенные признаки передаются по наследству, и в этом их тоже поддерживает современная молекулярная биология. Природа создала особые механизмы по резкому ускорению изменчивости в случае попадание организмов в сложные условия внешней среды.

 

7. Лысенко и мичуринцы говорили, что изменения наследственных признаков под влиянием измененных условий жизни НЕ случайны, а НАПРАВЛЕННЫ. “Современная” молекулярная биология и здесь изменила концепции, которые защищали Н.И.Вавилов и формальная генетика: с точки зрения “современной” молекулярной биологии, мутации не случайны, а зависят от типа подвижного элемента, внедряющегося в ген. Кроме того они зависят от включения особых механизмов, направленных на приспособление.

 

8. Лысенко и мичуринцы были против утверждения, что виды образуются постепенно путем накопления благоприятных мутаций. На самом деле, виды образуются скачкообразно, как и полагал Лысенко.

 

9. Лысенко не соглашался с формальными генетиками в том плане, что внутри вида имеется борьба за существование и конкуренция. Сейчас имеется большое число данных, позволяющих утверждать, что такие ситуации редки, и основой существования и поддержания вида является кооперация внутри него.

 

Как видим, во всех без исключения концепциях Лысенко оказался прав, но вот беда – Лысенко продолжают считать невежей.