Лженаука – генетика. Чума ХХ века.

 Глава 14. Кто более матери-истории ценен?

 

 

 

Величайшее бедствие цивилизации - ученый дурак”.

(К. Чапек)

 

«Мы отлично знаем, чего не хотим, но чего мы хотим, никто из нас точно не знает»

(А. Михник)

 

 

В данной, последней, главе я оценю практическое и теоретическое значение научных работ Лысенко.

 

Итак, Лысенко и мичуринцы оказались правыми в своих взглядах. Так почему же до сих пор нынешние биологи считают, что мичуринцы ничего не сделали для сельского хозяйства и для науки, а вот формальные генетики, которые руководствовались неверными представлениями, сделали очень много? Например, некий профессор Митрофанов (78) в рецензии на мою книгу “Дело генетиков” пишет о том, что утверждение об отсутствии выхода в практику от работы формальных генетиков – наглая ложь. Если я написал наглую ложь, то давайте разберемся с практикой. Оставлю хамство на совести престарелого и, видимо, уже больного на ум человека, и попробую разобраться, как говорится, без фанатизма. В данной главе я постараюсь разобраться, а что же практически и теоретически ценного привнесли в науку мичуринцы и, в частности, Лысенко и Мичурин.

 

Прежде всего, соглашусь с Назаренко, который совершенно верно подметил (83): что “развитие, пик и последствия дискуссии между «генетиками» и «лысенковцами» нельзя рассматривать оторвано от тех процессов, которые происходили на тот момент в Советском обществе – коллективизации и борьбы за урожайность, за выведение высокопродуктивных сортов и гибридов, восстановление народного хозяйства после Великой Отечественной войны. Иначе нам будут непонятны предпочтения руководства, выбиравшего ту или иную сторону. Прежде всего, стояла задача поднять сельское хозяйство до приемлемого уровня и накормить людей. Исходя из этого, оценивались достижения научных школ”.

 

В СССР компартия с начала 20–х годов настаивала на том, чтобы наука в СССР служила государству, а не амбициям ученых. Партия была против независимости науки. Выступающие на сессии ВАСХНИЛ также говорили, что нельзя отделять науку от “мозолистых рук”. Один из докладчиков на сессии ВАСХНИЛ заявил, что “советская наука не может отгородить себя от производства”. Это были отголоски военной поры, когда все силы страны были брошены на достижение победы, в том числе почти все силы ученых. Вот лишь один пример конфликта между фундаментальной наукой и практикой. Если десятую часть денег, которые собираются расходовать на клонирование человека, направить на борьбу с ВИЧ-инфекцией, то болезнь можно победить. [От себя могу добавить, что победить можно только то, что реально существует, иначе эта борьба сразу превращается в войну с ветряными мельницами. Как можно этого не замечать последние 30 лет, когда СПИД якобы семимильными шагами бегает по планете, ума не приложу... – отстоя.NET]