Лженаука – генетика. Чума ХХ века.

14.8. Лысенко – выдающийся ученый

 

 

 

Имя Лысенко должно стоять в одном ряду с такими выдающимися отечественными учеными–биологами, как Павлов, Мечников. Т.Д.Лысенко – крупнейшая фигура русской биологии 20-го века, наряду с Павловым, Тимирязевым, Мичуриным (84).

 

Надо вспомнить, как верно замечает С.Руссиянов (94), годы избрания Лысенко действительным членом АН УССР, ВАСХНИЛ и АН СССР, а после давать объяснение – как так случилось, что «бездарь» был избран, а не забаллотирован (как это произошло позже с его учеником Н.И.Нуждиным, «заваленным» группой ученых-физиков). И как это Вавилов пропустил «врага» в свое детище – ВАСХНИЛ? А объяснений – нет, кроме таких, что, дескать, Сталин лоббировал кандидатуру Лысенко или «годы большого террора многим расчистили дорогу к должностям» (с намёком, что Лысенко к этой «расчистке» приложил свою руку). У знающих же реалии того времени (а не страшилки а-ля Солженицын) и процедуру избрания действительным членом Академии наук такая отговорка ничего, кроме улыбки сострадания к убогости таких фантазий вызвать не может.

 

Напомню, что на претендента в обязательном порядке готовится представление, которое зачитывается на заседании Академии наук, после чего идут выступления и прения и, наконец, тайное голосование. Все эти документы в обязательном порядке подшиваются в дела и сдаются в архив соответствующей академии. Так что очень легко проверить, каким образом был избран Лысенко, за исключением АН УССР, поскольку документы могли пропасть в ходе Великой Отечественной. Однако, до сих пор никто не удосужился их поднять. А сплетни – продолжаются (83).

 

При подготовке выборов Президента АН СССР в информационной справке НКГБ СССР от 26.06.1945 кандидатура Лысенко стоит в списке 22 претендентов третьей сзади «…и это положение усиливалось характеристикой на него…». Странно для «ставленника Сталина», не так ли? Если встать на сторону российских демократов и либералов, то, видимо, там собрались одни дураки или прохвосты.

 

И неужто Сталин был такой «злой гений», что буквально контролировал любой момент общественной и научной деятельности в СССР, эдакий «сатана в человеческом обличье». Интересно, откуда Сталин на все это находил время, особенно в начале–середине 30-х годов; ему, видимо, в то время было больше нечем заняться? Кроме того, складывается впечатление, что подавляющее большинство членов перечисленных академий наук были либо трусами, либо бездарями, либо лизоблюдами, раз «позволяли» Сталину «продвигать бездаря Лысенко» (83).

 

Итак, среди важнейших открытий Лысенко следует отметить следующие:

1) температурный мутагенез,

2) химико–биологический мутагенез,

3) доказательство скачкообразности видообразования,

4) открытие усреднения генотипа для вида,

5) к этому следует добавить огромную практическую отдачу – Лысенко был практиком и к научной работе подходил, исходя из практических потребностей общества.