Лженаука – генетика. Чума ХХ века.

 Глава 12. Формальная генетика и теория эволюции

 

 

 

Если ты споришь с идиотом, вероятно, тоже самое делает и он.

(народная мудрость)

 

 

В данной главе я сопоставлю современные концепции видообразования и эволюции с представлениями Лысенко и формальных генетиков. Будут описаны классификационные признаки, которые положены в основу разделения живых организмов на виды, продемонстрированы механизмы видообразования. Я покажу, что образование вида есть процесс скачкообразный, и что конкуренция или борьба за существование внутри вида не имеет особого значения.

 

Разбор понятий наследственности невозможен вне понятия вида. Прежде всего, необходимо понять, что наследование неразделимо связано с понятием «вид». Именно поддержание замечательной стабильности вида, а не отдельных особей, которые как раз всегда отличаются друг от друга множеством деталей, определяет наследование, то есть “передачу в собственность по родственной линии чего–то принадлежащего другому”. В данном случае по наследству передаются фенотипические свойства. Именно через фенотип вида реализуется геном. Именно воспроизводство одного и того же по сути набора внешних признаков, характерного для вида в биологическом смысле слова, и содержит главную и до сих пор не разгаданную тайну наследственности (146). И эта главная тайна и поныне с неослабевающей силой привлекает к себе внимание ученых биологов. [Она так и останется для них тайной, пока над ними будет довлеть догмат о самодостаточности физического мира. - отстоя.NET]

 

В 1948 г. наследственные вопросы имели в основном теоретическое значение. Но они находили выход в, казалось бы, сугубо теоретическом, а на деле сугубо практическом вопросе – образовании новых видов сельскохозяйственных культур и животных. Эволюционное учение было оселком, разделявшим такие подходы, как невозможность и возможность управления наследственностью. Ведь, если наследственность неизменяема, то ждать помощи сельскому хозяйству в то время не приходилось. Именно в области дарвинизма в 40–е годы кипели наиболее жаркие бои. Именно на почве дарвинизма, а точнее учения о происхождении видов, и развернулась основная борьба между формальными генетиками и сторонниками Лысенко.

 

И до сих пор вопрос о механизмах эволюции и об образовании новых видов имеет не только научное, но и политическое значение. Например, Национальная академия наук США и академический Институт медицины выпустили книжку, в которой большой коллектив авторов последовательно объясняет широкому кругу читателей, что известно науке об эволюции жизни на Земле и почему учения креационистов ненаучны и не составляют приемлемой альтернативы эволюционной теории. Поэтому не были исключением и горячие 40–е послевоенные годы, когда спор об эволюции о происхождении видов всегда приобретал политические оттенки. [Трагедия науки в том, что она уже минимум 300 лет как превратилась в верную служанку политики. А политика, как мы помним, является искусством возможного. Поэтому, что такое современная наука - в цензурных выражениях определить сложно. - отстоя.NET]