Этот “цифровой” физический мир

 

Заключительные фразы.

 

       Трагедия многих талантливых одиночек, которые пытаются переосмыслить или даже подредактировать официальную физическую картину мира, заключается в том, что они основывают свои построения отнюдь не на экспериментальных реалиях. Талантливые одиночки читают учебники – наивно полагая, что в них изложены факты. Отнюдь: в учебниках изложены готовенькие интерпретации фактов, адаптированные под восприятие толпы. Причём, эти интерпретации выглядели бы очень странно в свете подлинной экспериментальной картины, известной науке. Поэтому подлинную экспериментальную картину намеренно искажают – мы привели множество свидетельств о том, что ФАКТЫ частью замолчаны, а частью перевраны. И ради чего? Ради того, чтобы интерпретации выглядели правдоподобно – будучи в согласии с официальными теоретическими доктринами. На словах у учёных мужей получается красиво: ищем, мол, истину, а критерий истины – практика. А на деле у них критерием истины оказываются принятые теоретические доктрины. Ибо, если факты не вписываются в такую доктрину, то перекраивают не теорию, а факты. Ложная теория оказывается подтверждена лживой практикой. Зато самолюбие учёных не страдает. Мы, мол, верной дорогой шли, идём, и идти будем!

 

       «Да это же очередная теория заговора! – догадываются иные. – Прикиньте, скольким учёным, разделённым временем и пространством, надо было сговориться, чтобы так дурачить общественность!» Этот детский лепет нам знаком. Чтобы так дурачить общественность, не надо никакого заговора. Просто каждый учёный понимает, что если он «попрёт против течения», то он будет рисковать репутацией, карьерой, финансированием… «Всё тривиальное – просто!»

 

       И вот представители этой публики спрашивают нас: «Зачем нужна ваша новая физика вместо той, которая имеется? Ведь и так всё хорошо. Атомные бомбы взрываются! Спутники летают! Мобильные телефончики работают!» Примерно так же, наверное, вёл себя пещерный человек, греясь у костра и поджаривая на нём добычу. «И так всё хорошо, – прикидывал он. – Огонь греет! Жрачка жарится! И не надо парить мне мозг про то, что в огне идут какие-то химические реакции!»

 

       На это ортодоксы встают в позу оскорблённой мудрости и заявляют, что, в отличие от пещерного человека, наука сегодня отлично понимает, как взрывается атомная бомба, как летают спутники, и как работают мобильные телефончики. Э, нет, любезные: такая поза вам не к лицу. Мы на фактическом материале показали это. Атомная бомба, говорите? Ну, как же без неё – вы ведь считаете её самым великим достижением научно-технического прогресса! Так позвольте культурно напомнить, что вы понятия не имеете о том, на чём держится структура составных атомных ядер (4.11), до сих пор не объяснили природу дефекта масс (4.7), помалкиваете про то, каким образом тепловой нейтрон, с ничтожной, по ядерным меркам, энергией, эффективно разваливает тяжёлое ядро (4.13), и заблуждаетесь насчёт происхождения энергии деления тяжёлых ядер (4.13). Это называется – понимаете, как взрывается атомная бомба? Вы ещё добавьте свой известный перл про то, что атомную бомбу не сделали бы без теории относительности – этого перла как раз не хватает для полноты картины вашего «понимания».

 

       Ну, действительно: где у теории относительности хотя бы одно экспериментальное подтверждение её предсказаний? Концепция относительных скоростей для нашего мира непригодна (1.5). Релятивистское сокращение длины никто на опыте не обнаружил. Релятивистского и гравитационного замедлений времени в природе нет (1.13, 1.14, 1.15) – а имеющие место изменения ходов атомных часов обусловлены совсем другими причинами (4.7). Релятивистского роста массы (энергии, импульса) в природе тоже нет (4.5). Гравитационное «красное смещение» – неверная интерпретация (1.6). Доказательств того, что «фотоны» искривляют свои траектории, пролетая рядом с массивным телом – нет и быть не могло (3.9). Для радиоволн – то же самое (3.9). Эйнштейновское «объяснение» векового движения перигелия Меркурия – смехотворно [Г1]. Оно, в частности, основано на ошибочном (2.7) допущении того, что скорость действия тяготения равна скорости света (Копейкин и Фомалонт неспроста из кожи вон лезли (2.7), чтобы изобразить справедливость этого допущения!)

 

       И вот нас пытаются убедить в том, что атомную бомбу было не сделать без такой теории? Которая, кстати, не предсказывала ни дефекта масс, ни цепной реакции деления тяжёлых ядер! Хуже того – именно из-за теории относительности в физике до сих пор отсутствует понимание природы дефекта масс. Поверили физики Эйнштейну, что «эквивалентность массы и энергии», описываемая формулой E=mc2, универсальна – и до сих пор этого расхлебать не могут. А ведь оно так просто: в энергию связи превращается часть масс связуемых нуклонов, а энергия связи свойствами массы не обладает – вот вам и дефект масс (4.7). Что и говорить, тормознул Эйнштейн физику конкретно. И атомную бомбу сделали не благодаря теории относительности, а вопреки ей.

 

       Нет, мы ничего не имеем против теории относительности. Она очень востребована – будучи, в своём роде, великолепным тренажёром для умственных упражнений мальчиков с «комплексом отличника» – которые, по линии ума, считают себя особо одарёнными. Но совершенно ясно, что с помощью бесплодных умствований, оторванных от экспериментальных реалий, не создать такую практичную штучку, как атомная бомба.

 

       Как же всё запущено! Большой Взрыв, гравитационные волны, чёрные дыры, тёмная материя… виртуальные частицы, физический вакуум… нейтрино, кварки и глюоны, струны и суперструны… Как во всё это можно было верить?!

 

       А взамен мы предлагаем модель «цифрового» физического мира. Эта модель основана на экспериментальных реалиях, а не на содержимом учебников. И эта модель физической реальности может быть беспроблемно встроена в модель Единого Мироздания, охватывающего не только физический уровень реальности, но и другие её уровни. Раз уж физическая реальность пребывает в бытии благодаря работе соответствующего программного обеспечения, и раз уж она ведёт себя так-то и так-то благодаря соответствующему программному управлению – то несложно понять, что существуют возможности выхода за рамки этих программных предписаний. То есть, допускается выход за рамки физических законов. Наука постоянно сталкивается с подобными «чудесами»: протоколирует их, но, из-за своего бессилия их объяснить, официально их не признаёт. А ведь там-то и начинается самое интересное. Именно там – разгадка того, как работали дивные устройства Николы Теслы. Кстати, эти дивные устройства Тесла в уме испытывал. Дар у него был: он умел создать мыслеобраз устройства, подать на него электрическое напряжение (мысленно) – и посмотреть, будет ли устройство нормально работать. Если что-то перегорало – конструкция дорабатывалась. И, после успешных испытаний в уме, Тесла делал это устройство в железе – и оно сразу работало правильно и безаварийно. Вот это, я понимаю – мысленные эксперименты! Это вам не эйнштейновские нюнечки наблюдателя – доказывающие, что «с его точки зренья, он прав»!

 

       И речь – не только об устройствах Теслы, принципов работы которых официальная наука не понимает. Эта наука, признающая существование только физического уровня реальности, бессильна объяснить паранормальные явления – и даже не видит разницы между «живым» и «неживым». Причём, науке отлично известно, что в одушевлённых организмах осуществляются биохимические реакции, которые принципиально не могут идти самопроизвольно. А ведь одушевлённые организмы построены из тех же атомов, что и косное вещество! Разгадка в том, что к биомолекулам одушевлённых организмов подключено дополнительное программное управление – по сравнению с «чисто физическим» программным управлением, которым охвачено косное вещество. Подробнее об этом можно почитать у Николаевского [Н1].

 

       Само собой, модель «цифрового» мира подразумевает бытие не только программного уровня реальности, благодаря которому этот «цифровой» мир существует. Эта модель подразумевает и надпрограммный уровень реальности – вместе с Теми, кто всё это устроил.

 

       Вот!