Чем может поделиться Андрей Николаевский

 

Это не должен знать каждый.

 

1. Умножающие скорбь.

 

1.10. О биосинтезе материи.

 

 

       При попытке охватить мыслью надфизический, программный уровень реальности, возникает чувство благоговейного трепета. Трудно представить объем пакета программ, требующегося даже для какой-нибудь одной живой твари: для формирования ее тела, поддержания в нем жизненных функций, обработки ощущений с ее органов восприятий и управления ее поведением. Каким же могуществом обладают Программисты, создавшие и заселившие весь этот мир, в котором мы живем?!

 

       Заканчивая разговор о программном обеспечении биологических форм жизни, следует сказать о таком фундаментальном явлении, как биосинтез материи.

 

       Экспериментальные результаты, интерпретируемые как следствие биоядерного синтеза химических элементов в живых существах, уже имеются (автор нам не известен). Подопытные мыши были помещены в условия, полностью исключавшие попадание в их организм кальция. При этом делался анализ экскрементов на количественное содержание этого химического элемента. Вначале содержание кальция в экскрементах стало уменьшаться, но затем оно вышло на постоянный уровень. В таком режиме в организм кальций не поступает, а из организма он выводится. Мыши прожили время, более чем достаточное для полного избавления от всего своего кальция. В частности, их кости давно должны были размягчиться. Этого, однако, не произошло. Итак – биоядерный синтез?

       На наш взгляд, здесь возможна более далеко идущая интерпретация. Программы, обеспечивающие существование физического тела живого существа, простирают свое влияние вплоть до атомарного уровня. Они регламентируют положение каждого атома в каждой белковой молекуле, но не более. Они не работают на субатомном уровне. Поэтому если при “строительстве” молекулы белка строящая программа вдруг не находит нужного атома в пределах досягаемости, то нет возможности синтезировать этот атом из имеющихся атомов других элементов посредством ядерных превращений. Это оказывается роскошью, причем роскошью опасной.

       Зато имеется возможность синтезировать нужный атом целиком, из соответствующего количества физической энергии в согласии с принципом эквивалентности массы и энергии. Такой синтез атомов в живых существах ничуть не более загадочен, чем синтез атомов неоживленной материи (косной, как ее называл Вернадский). В обоих случаях частицы вещества создаются соответствующими программами. При этом, конечно, не сохраняется количество вещества. Но закон сохранения количества вещества, строго говоря, неприменим даже для явлений рождения и аннигиляции частиц и античастиц, не говоря уже о ситуациях, когда работают еще какие-то каналы производства или дезинтеграции вещества.

 

       Действительно, что мешает программисту заставить светиться больше точек на экране монитора? Что мешает Программисту “добавить материи” на физический уровень? Ведь и программист может сконструировать и выпустить дополнительного персонажа на экран, и Программист в принципе может за доли секунды материализовать сконструированное физическое тело для кого-то. Перед такой материализацией, однако, следует расчистить ту часть пространства, которую в первый момент будет занимать это тело. Эта “расчистка” может сопровождаться экзотическими физическими явлениями, например, яркой вспышкой света: известны легенды с подобным сюжетом.

       Впрочем, такие “взрывные” чудеса биосинтеза если и делаются, то весьма нечасто. Обычно пространство отвоевывается живым организмом постепенно, в процессе своего роста. Но монотонное наращивание биомассы в планетарных масштабах (не в ущерб массе косной материи!) представляется нам явлением, вносящим не самый малый вклад в процесс увеличения массы Земли с течением времени. Прирост массы Земли из-за биосинтеза материи происходил бы гораздо более быстрыми темпами, если бы Программисты не позаботились о пищевом балансе биосферы, при котором практически вся биомасса многократно проходит через замкнутые пищевые цепи, когда даже мертвые тела одних организмов служат пищей для других. Однако, пища не всегда обеспечивает потребности в том или ином химическом элементе, и тогда приходится добывать недостающие атомы через биосинтез с гораздо большими энергетическими затратами. Известно, что узники и аскеты доживали до преклонного возраста на “диете”, состоящей только из хлеба и воды.

 

       Подъем почвенного покрова планеты, который на радость археологам хоронит все их будущие находки, является прямым свидетельством биосинтеза материи. Едва ли можно объяснить этот подъем падением на Землю метеоритов и метеоритной пыли, даже если химический состав каменных метеоритов близок к химическому составу почвы. Каменная пыль – это косная материя, а почву составляют, главным образом, живые микроорганизмы, которые питаются не каменной пылью, а преимущественно бренной биомассой, отправляя ее в новые обороты по пищевым цепям. Но плодородный, живой слой почвы тонок, а нижележащие слои со временем превращаются в осадочные породы.

 

       Таким образом, можно продолжить мысль Вернадского о том, что почти вся земная кора является продуктом жизнедеятельности биосферы: “А, в конечном итоге – продуктом биосинтеза материи”.