Чем может поделиться Андрей Николаевский

 

Это не должен знать каждый.

 

6. Ступени испепеляющие.

 

6.6. О хроно-эффектах при распадах атомных ядер.

 

 

       Ученые, как им кажется, в основном понимают механизм поражающего действия радиации, вызванной распадами атомных ядер. Частицы с большой энергией, “выстреливаемые” из распадающихся ядер, производят разрушения в организме, сквозь тело которого они пролетают – в этом, мол, все дело.

       Ах, если бы все было так просто! Физический ущерб, который наносится организму высокоэнергичными частицами, легко поддается оценке, если известны число и энергия попавших в организм частиц. Но полный ущерб, который наносится живому организму, несоизмеримо больше. После радиационного воздействия, эквивалентному небольшому ожогу (с последствиями такого ожога система регенерации справилась бы шутя!), возникают необратимые процессы, неуклонно разрушающие организм до конца его дней. Необратимые процессы от смехотворного физического воздействия!

       Молчит наука… Ясно же, что какой-то поражающий фактор остается неучтенным! Серьезность ситуации усугубляется тем, что этот фактор оказывает пагубное воздействие, полностью игнорируя принимаемые меры по защите от радиации, вроде ослабляющих-поглощающих экранов. Эти экраны, уменьшающие лишь физические воздействия от высокоэнергичных частиц, для него совсем не помеха. Необратимые последствия для здоровья тех, кто находится рядом с источниками повышенной радиации, нисколько не удается ослабить, даже заковав этих бедняг в свинцовую “броню”. Организм безнадежно рассыпается, не получая “дозы облучения”!

 

       Не менее “странные” вещи творятся с точнейшими атомными часами, если их размещать поблизости от источников повышенной радиации – в районах залежей радиоактивных руд, в местах проведения ядерных взрывов, рядом с работающими атомными реакторами… Там эти точнейшие часы, во-первых, сбоят, т.е. происходят срывы непрерывной генерации сигнала, числом периодов которого определяется время по этим часам, а, во-вторых, у часов неуклонно накапливается отставание.

       Казалось бы, срывы генерации можно объяснить воздействием высокоэнергичных частиц, которые умудряются проникать сквозь защитные кожухи часов. Но при дополнительном экранировании часов, уменьшающем количество таких проникающих частиц, скажем, в сто раз, все равно число срывов генерации существенно не уменьшается, а, главное – часы продолжают все так же накапливать отставание! К часам, находящимся на бортах атомных подводных лодок, доверия мало. Их то и дело приходится “подкручивать” вперед, ориентируясь по сигналам более точного времени, например, передаваемым со спутников.

 

       Неучтенный фактор, губительный для живых организмов и для репутации точнейших часов – один и тот же, и действует он с программного уровня реальности. Это – опустевшие частотные гнезда.

 

       После развала тяжелого ядра на пару осколков, т.е. ядер более легких элементов, существование двух новых атомов должно обеспечиваться частотными гнездами для этих самых элементов, и происходят соответствующие подключения новых частотных гнезд к разлетающимся осколкам. Но на месте, где находился тяжелый атом до развала своего ядра, остается его опустевшее частотное гнездо. Эти опустевшие частотные гнезда имеют остаточное время существования, в течение которого они продолжают формировать соответствующие частотные ямки на Физической Арене. Но за это время до своего “отключения” они успевают натворить дел на физическом уровне!

       Опустевшее частотное гнездо имеет чисто программную природу, оно может передвигаться в пространстве безынерционно и, главное, беспрепятственно. Экраны из вещества его не останавливают, его проникающая способность абсолютна. Влияние, оказываемое опустевшим частотным гнездом на атомы, которые оно накрывает по ходу своего свободного дрейфа, заключается в соответствующих “провалах” квантовых осцилляторов атомов по частоте, кстати, с выделением разностной энергии. Так и дрейфует оно, корёжа и “замораживая” вещество на своем пути.

       Последствиями этой “заморозки” рабочих атомов в атомных часах и объясняются сбои в непрерывной работе часов, а также их систематически накапливающееся отставание. В живых же организмах “заморозкой” атомов, входящих в состав биомолекул, дело не ограничивается. Вспомним, что к этим биомолекулам подключена пирамида управляющих программ, согласованных по частоте с биомолекулами. Частотная “заморозка” приводит к срывам в управлении, отзывающимся сбоями в работе управляющей автоматики.

       Но не это самое страшное. Сами по себе эти сбои не приводят к необратимым последствиям, если, конечно, сбоев не слишком много. Страшно другое. Как ни велики частотные гнезда тяжелых атомов по сравнению, скажем, с атомом водорода, но они малы по сравнению с биомолекулами. Поэтому опустевшее частотное гнездо обычно “замораживает” не всю биомолекулу, а лишь ее небольшую часть. Но срыв управления все равно происходит для биомолекулы в целом, включая ту ее часть, которая остается неповрежденной и воспринимается иммунной системой, как “своя”.

       А что же это такое “своя”, к которой не подключено управление? Значит, не “своя”, а “чужая “! Если в память иммунной системы успевает записаться информация о мнимой чужеродности частей “своих” биомолекул, то иммунная система принимает “адекватные” меры: начинает с ними бороться по всему организму. И борьба идет довольно успешно: организм захлебывается в аутоиммунных атаках, он пожирает себя сам.

 

       Вот они, неафишируемые реалии атомного века: ученые-ядерщики, работники атомных электростанций, экипажи атомоходов, техники по обслуживанию боевых ядерных устройств – это все смертники. Что толку в дозиметрических измерениях, согласно которым дозы облучения не превышают “предельно допустимых уровней”! Ведь о главном убивающем факторе дозиметры молчат!

 

       Возможна ли остановка аутоиммунного самопожирания, как следствия контакта с источниками повышенной радиации? Да, возможна! Для этого требуется удалить из памяти иммунной системы неверную информацию о мнимой чужеродности. Можно, например, мысленно обратиться к своему ангелу-водителю с достаточно серьезной просьбой: вернуть иммунную систему в то состояние, которое предшествовало “облучению”. Правда, для успешного удаления дезинформации из памяти иммунной системы, может потребоваться еще кое-что, а именно – покаяние. Если пострадавший “облучается” сознательно и добровольно, зарабатывает этим (работа, видите ли, у него такая), и считает, что он поступает правильно, то он подсознательно принимает и все результаты этих “правильных” деяний такими, каковы они есть. Этим он сам перекрывает себе возможность тех изменений на уровне души, которые означали бы для него “второе рождение”. Только покаяние, т.е. осознание неправильности деяний, имеющих такие губительные последствия, и зарок не повторять этих деяний впредь, открывает возможность исцеления.

 

       Дезинформацией, засевшей в памяти телесной автоматики в результате своих же “неправильных” поступков, объясняются и многие другие патологии, например, как мы говорили прежде, бесплодие после абортов. Становится понятно, почему возможны “чудесные исцеления” такого рода патологий – через покаяние, через глубокое осознание сущности совершенной ошибки.