Протоколы “сионских мудрецов”

4. Прикладное программирование.

 

 

 

       Что же можно сказать о тех, кто не только понимает суть вещей, но и использует эти знания себе во благо?

       В первую очередь необходимо отметить, что существует два уровня – две основные категории «пользователей» эгрегорами жизни.

 

       Первая – это виды живых существ, включая людей, о которых уже было сказано выше. Они используют соответствующие программы-эгрегоры для поддержки существования своего вида, включая «магию» биохимических процессов внутри физических тел, исследования которой чем дальше, тем больше ввергают материалистическую науку в шок и глубокое уныние.

       Правильное использование эгрегора поддержания функционирования человеческого организма полностью эквивалентно правильности мышления или, другими словами, правильности обмена данными между телом индивидуума и эгрегором. Изначально, в начале жизни человека, со стороны эгрегора идут идеально выверенные команды развития тела и образования члена вида. Недаром говорят, что устами младенца глаголет истина. Но, в дальнейшем под влиянием паразитирующего эгрегора, о котором пойдёт речь ниже, мышление искажается настолько, что человека одолевают болезни и старость.

 

       Правильное же образование даёт существенное увеличение продолжительности обслуживания наших тел (жизни), уменьшение количества болезней (программных ошибок в биохимическом балансе – гомеостазе), доступ к открытиям и озарениям (использование наработанной своим эгрегором информации в процессе обслуживания жизней сонма других индивидуумов данного вида), а также усиление защиты тела в самом широком понимании этого термина.

       Один из важнейших интерфейсов этого эгрегора – наше сознание. Не зря народная мудрость гласит, что «все болезни – от нервов». Неправильные запросы к нашему миру, проходящие через сознание, сбивают программу жизни, отчего возникают болезни, в том числе и наследственные.

       Если человек мыслит и действует в фарватере своей совести, общественного или семейного долга, тогда он вступает в гармонию с программным комплексом поддержания и развития человеческой личности. Он счастлив, спокоен, талантлив, иногда даже гениален, хоть возможно обделен в чем-то материальном. Если же человек движим, хотя бы в небольшой мере, мыслями-разрушителями: эгоизмом, стяжательством, ненавистью, завистью – прогнозировать ему долгую и здоровую жизнь вкупе с отсутствием «невезения» я бы не рискнул.

 

       Если Вам интересно и не страшно, пойдём дальше?

 

       Вторая категория – организмы высшего порядка, к которым относятся сообщества мыслящих существ и даже целые цивилизации. Такие пользователи операционной системы нашего мира уже частично являются Творцами, когда их мысли-устремления приводят к возникновению явлений, расцениваемых ортодоксальной наукой в качестве общественных, эволюционных, биоценозных и космогонических процессов. Наша тема – общественные процессы, поэтому ограничимся только этой частью бытия организмов второй категории.

       Общественные явления отнюдь не являются более сложными, чем биохимические процессы, протекающие в живой клетке и приводящие, к примеру, к конвейерному созданию, своевременной доставке и правильной утилизации тысяч различных белков в правильных пространственных конфигурациях и необходимых количествах в разных органах и тканях живого организма. Очевидно, что, имея необходимые навыки и доступ к соответствующим интерфейсам, общественные процессы довольно несложно искажать или изменять в нужном направлении, точно так же, как это делает программа-паразит, стыдливо называемая официальной медициной «вирусом».

 

       Здесь мы, вооруженные вышеизложенным подходом к пониманию нашего мира, подошли к разбору вопроса о том, кто это делает и каким образом. Напомню, речь идет о планировании и осуществлении процессов управления человеческой цивилизацией, изложенных в Протоколах и других похожих документах.

 

* * *

 

       Когда наша цивилизация подошла к уровню, позволяющему автоматизировать производственные и информационные процессы, ей понадобилось программирование. Развитие программирования как науки – осознанно или используя интуитивное подражание нашему миру – пришло на некотором этапе к созданию концепции объектно-ориентированного программирования (ООП), где центральным элементом взаимодействия в среде выполнения является объект.

       Объект может иметь свойства и методы. Что такое свойства объекта, наверняка понятно и без объяснений, а методы – это процедуры, которые он может выполнять и которыми его наделяет программист.

       Понятно, что управление объектом, а также его усовершенствование или деградация, сводятся к соответствующим изменениям его свойств и методов. Эти изменения – суть подхода ООП, который может быть описан тремя понятиями – наследование, инкапсуляция и полиморфизм. Наследование позволяет создать новый класс объектов на базе уже существующих. Инкапсуляция позволяет скрыть от пользователя часть свойств и методов объекта, которые, как правило, относятся к особенностям его внутренней реализации. Наконец, полиморфизм – возможность использовать единый интерфейс для управления объектами разных типов, вне зависимости от особенностей их внутренней реализации и изначального предназначения.

       Читатель, не знакомый с данным предметом, наверняка удивится, что именно с помощью такого, сравнительно несложного, подхода созданы и используются практически все типы и классы современного программного обеспечения, созданного человечеством. Очень похожая методика, соответствующим образом усовершенствованная, – как универсальный принцип – и является основой управления нашей цивилизацией как набором объектов в среде выполнения нашего мира.

 

       Рассмотрим некоторые аналогии между принципами ООП и известными принципами существования земного органического мира.

       Наследование, как основополагающий принцип развития любой программной среды, сейчас подменен в сознании материалистов на идею эволюции, согласно которой все живые организмы якобы самостоятельно усложнялись и развивались. Дабы увести внимание от настоящей причины этого развития, в противовес данной идее выдвигается еще более абсурдная версия креационизма, согласно которой всё взаимосвязанное разнообразие земной биосферы вдруг разом возникло волей иудохристианского «бога» или какого-нибудь другого, не менее искусного «аллаха».

       Инкапсуляция, как принцип сокрытия внутренних свойств сложных объектов, прекрасно иллюстрируется на примере последних достижений молекулярной биохимии, которая так и не смогла создать в искусственной среде ни одного витамина или белка, вторичные и третичные структуры которого были бы стабильны и аналогичны указанным структурам белков в живых организмах, даже самых примитивных. Программы управления белковой биохимией столь совершенны, что они используются в живых клетках практически всех организмов Земли в качестве базового набора подпрограмм, элементарного инструментария, скрытого от наблюдателя и многократно защищенного от умышленного вмешательства.

       Наконец, полиморфизм – свойство приспособления живых организмов к различным условиям изменяющейся среды обитания без необходимости не только перестройки внутренних механизмов их функционирования, но и интерфейса (органов чувств). Этот подход является прекрасной иллюстрацией мастерства Программистов нашей биосферы в областях резервирования возможностей своих творений и экспериментирования над различными моделями климата, атмосферных, водных и иных условий обитания.

 

       Идём дальше.

       Объектно-ориентированное программирование построено на иерархическом принципе взаимодействия всех объектов системы, где доступ к изменениям свойств и методов объектов имеется только сверху вниз, но не наоборот.

       Рассматривая объект «человеческая цивилизация», мы можем предположить, что возможности искажения общественных процессов могут иметь только существа-цивилизации, но никак не индивидуумы, даже гениальные, или группы таких индивидуумов, поскольку доступ к свойствам и методам любых объектов имеется только с уровня, равного ему или выше по иерархии.

       Именно поэтому сторонники теорий заговора всегда оказываются вне поля, на котором осуществляется воздействие, а только рассматривают последствия выполнения программ. Именно поэтому авторы Протоколов и других похожих документов говорят о том, что изнутри общества невозможно влиять на процессы, а только быть наблюдателем или жертвой. Именно поэтому в уста служителей культа вложены слова о том, что пути Господние неисповедимы…

 

       Естественно, что структура программного обеспечения, поддерживающего бытие человеческого вида, а тем более всей нашей биосферы, сложнее, чем любой виртуальный мир, созданный программистами-людьми. И в ней имеются некоторые особенности, которые привнесены захватчиками нашей планеты или же подстроены под принципы, ими исповедуемые.

 

* * *

 

       Для начала обратим внимание на такое распространенное явление в среде выполнения животного мира как симбиоз. Согласно определения, симбиозом является форма взаимоотношений двух или больше видов животных или растений, при которой обе стороны извлекают пользу. Например, человек не может усваивать пищу без микрофлоры своего кишечника, растения не могут существовать без наличия почвы со своей сложнейшей структурой, цветы появляются для опыления насекомыми и так далее, и тому подобное.

       Но в любых взаимоотношениях баланс взаимной выгоды может быть нарушен. В случае симбиоза граничным случаем нарушения баланса сосуществования является паразитизм. Такая форма взаимодействия живых систем тоже встречается очень часто: рыбы-прилипалы, кариес зубов, глисты, патогенные микробы, грибки, тля на растениях и т.п. Отличительной особенностью паразитов является то, что они либо ничего не отдают взамен за «услуги», либо проявляют внутри организма-хозяина такую активность, которая даже может привести к его гибели.

       В животном мире довольно сложно провести резкую и отчетливую черту между паразитирующими и симбиотическими организмами, ведь в некоторых ситуациях программа поддержки существования своего вида, обладая довольно изощренным набором вариантов получения питательных веществ, может превращать мирный и безобидный вид в паразитов, пастухов или даже хищников; а при других условиях – возвращать вид к нормальной жизни, к базовым формам взаимодействия со средой своего обитания. Полиморфизм, батенька!

 

       Итак, мы понимаем, что мера паразитирования вида, особи или группы особей внутри среды обитания – настраиваемый параметр, который может зависеть как от объективных факторов (климатические изменения, вариации влияния конкурентов за ресурсы), так и от внешнего осознанного воздействия. Причем такое воздействие далеко не всегда умышленно в негативном контексте, как наверняка уже успел подумать читатель. Например, выведение пород собак уводит их от сбалансированных качеств их дикого предка в сторону, необходимую для удовлетворения конкретных потребностей человека. И в то же самое время, породистая собака почти наверняка проявит меньший уровень выживаемости в дикой природе, чем её аутентичный предок. Другими словами, породистая собака превращается в иждивенца, паразита, почти не умеющего жить в нашем мире без хозяина-человека.

 

       В программировании же симбиоз между объектами является нормой, проистекающей из самого принципа взаимодействия объектов со средой выполнения и между собой. Если объект не создает проблем для среды (не подвешивает, не тормозит систему, не засоряет место на носителях информации, не забивает каналы передачи данных и т.д.), но существует только лишь благодаря результатам деятельности других объектов, то среда относится к такому объекту вполне толерантно. Она отвечает на его запросы и обеспечивает их выполнение. Среда не способна реагировать на конечный умысел использования объекта, а только на правильно сформулированные запросы! И лишь антивирус, используя логику сверки последовательности запросов, определяет уровень злоумышленности кодов внутренней реализации объекта или, используя средства эвристического анализа, способен распознать и локализовать программу-паразит. Эта локализация подразумевает запрет на выполнение запросов от данного объекта или же перемещение его в карантин, где взаимодействие с другими объектами системы строго органичено.

 

       Используя универсальность принципа «от простого к сложному», логично экстраполировать вышесказанное на организмы высшего порядка. При этом между событием возникновения – началом функционирования очередного вируса (или паразита) и созданием средств противодействия всегда имеется временной лаг, который тем больше, чем сложнее маскировка и вариативность поведения данного объекта. Здесь кроется ответ на вопрос и укоры пострадавших к Всевышнему, почему Он ничего не предпринимает в ответ на явную угрозу, нарушения законов бытия и справедливости. Но ведь даже создание антител в заболевшем организме требует некоторого времени, несмотря на наличие невероятно «умной» и самонастраиваемой имунной системы. Что уж говорить о таком сверхорганизме, как человеческая цивилизация…