Выходы из тела. Управление реальностью.

12. Создание и стабилизация участка тонкого мира.

 

 

       Как вы поняли, прочитанное вами до этой главы, является ретроспективой в прошлое. С этого момента будет описываться нынешнее состояние дел, и события ему сопутствующие.


       Теперь я двигался без остановок. Но не в смысле успеха своей внетелесной практики, а в том, что я больше не сомневался, останавливаясь в нерешительности и задумчивости. Со всей очевидностью было понятно, что нет движения, кроме движения по Пути. Продвижение в освоении тонких миров шло с переменным успехом. Неизменным оставалось само движение. Меня больше не обескураживали неудачи. Включая моменты, когда казалось, что всё надо начинать сначала. Ведь теперь было понятно, что не существует линейного развития. Всё движется то вверх, то вниз. Понимая это, я больше не беспокоился, а просто двигался вперёд. Наградой за это стало появление новых находок в понимании и проникновении в тонкие миры, а также встречи с одной сущностью. Эти встречи заставили заново пересмотреть не только моё отношение к своему увлечению и к жизни в целом, но и к смерти.

 

       Ещё этот этап жизни был связан с появлением некоторого круга знакомых, так или иначе связанных с темами данной книги. Вакуум общения, свойственный моей жизни до того сменился избытком этого самого общения. Как будто открылись шлюзы, ограничивающие до поры мои контакты. Причём действительно интересного или полезного общения было не много. Количество тусовщиков, очарованных тайнами, но не желающих что-то делать было весьма велико. Но были и подлинные искатели, и подвижники, у которых учился я сам, и которые просили меня что-то объяснить и посоветовать, что я с удовольствием делал и делаю.

       Один из таких случаев произошёл, когда общение с человеком, изучающим символы и их значение, привело к новому прорыву уже в моей собственной практике. Я начал использовать символы для попадания в конкретное место в тонких мирах, а это, в свою очередь, дало толчок для открытия целого ряда новых явлений. Самым значительным из которых стала возможность создавать собственные миры, стабилизируя и моделируя их. Кроме того, использование символов привело к возможности создания некого помощника, который стал бы олицетворением не только моего личного подсознания, но и заведомо обладал способностью подключаться к информационным полям, доступ к которым для меня был или ограничен, или закрыт. Этот помощник должен стать своего рода советником.

 

       Я излагаю эту тему так, что может показаться, будто все техники и приёмы носят универсальный характер. Что каждый человек, применив их изложенным образом, получит заведомо гарантированный и определённый результат. Но это не так. Это было бы равносильно тому, чтобы сказать, что все люди одинаковые. Что у всех одинаковая психика, подсознательные реакции, блоки и тому подобное. Тема внетелесного опыта такова, что успеха здесь добиваются те, кто, впитав существующий опыт, движется своим путём, согласуя полученные данные со своей природой и своим своеобразием. Ведь это прорыв в неведомое. И сводить всё к неким универсальным действиям, подобным каким-то физическим упражнениям, просто нелепо. Хочу повториться, что предлагаю лишь свой опыт, надеясь, что это поможет искателю за него как-то зацепиться в своих собственных поисках.

       (Говоря короче, каждый человек живет благодаря связи со своей Сущностью, обладающей большой индивидуальностью, поэтому подключение к другим мирам радикальным образом зависит от свойств и наработанного опыта этой конкретной Сущностью. – отстоя.NET)

 

* * *

 

       Сегодняшний день прошёл как нельзя лучше, в смысле подготовки к выходу из тела. Это особое ощущение, которое трудно передать словами. Легче почувствовать. Оно похоже на внезапно возникшее предвкушение, предчувствие лёгкого успеха.

       В этот раз я решил не полениться и провести соответствующую подготовку. Предупредив, чтобы меня не беспокоили, я выключил телефон, проветрил комнату и зашторил окна. Шумозащитные наушники сегодня решил не одевать. Я ещё не совсем понял, чего от них больше, пользы или вреда.

 

       Всегда существует шанс выхода из тела до погружения в глубокий ночной сон. «Надо воспользоваться», решил я, тем более, что чувствовал нарастающее вдохновение. А вдохновение в нашем деле – вещь обязательная. Причём ощущение вдохновения и предвкушения имело странное физическое проявление в виде вибрации в теле или скорее дрожи. Ощущение вибраций привычно для практикующего отделения от тела, но в состоянии покоя, а не так, как сейчас у меня, передвигающегося по комнате.

       И меня осенила догадка, вызвавшая у меня улыбку. Моя вибрация похожа на дрожь влюблённого, ожидающего свидания с любимой. Я понял, что это очень похожее сравнение. Да, возможно сегодня я снова окажусь в местах, которые искренне люблю. Люблю за ту полную свободу, которая там предоставлена, за те встречи и возможности, доступ к которым там открыт, за реальность ощущений. Люблю за непредсказуемость, которая никогда не даёт скучать.

       Но главное. Люблю за то величайшее значение, которое не может выразить ни одно слово. Я имею в виду возможность мыслью создавать новые миры, создавать их такими, какими ты только захочешь и такими, какими ты даже представить не мог.

       А ещё я знаю, что отправлюсь туда после смерти, независимо от того, промежуточная это будет станция или конечная, и благодарю за то ощущение покоя, которое приходит вслед за осознанием этого!

 

       Я лёг, стараясь успокоиться от поглотивших меня чувств. Зная, что главным условием выхода из тела, не прибегая ко сну, является максимальное замедление или приостановка внутреннего монолога, я сосредоточился на этом. Расслабление тела – задача второстепенная, и у меня происходит автоматом вслед за приостановкой слов в голове. Кроме того, следовало поймать момент, когда сознание уже почти готово отключиться, и в этот момент начать применять эффективную технику. Но произошло нечто другое. Вероятно, моё вдохновение и желание оказаться там сыграли свою роль.

       Минут через десять я почувствовал знакомое и всегда вызывающее у меня радость ощущение плавного вылета из физического тела. За свою практику я уже прошёл через эти дурацкие страшилки о поджидающих меня там на каждом углу слугах дьявола или сущностей, желающих занять моё физическое тело. И теперь успешные попытки отделения от тела вызывают у меня только радость.

 

       Довольно привычное для меня ощущение, но всегда желанное, всегда рождающее чувство счастья и полноты жизни. Могу лишь посочувствовать тем, кто, выходя из тела, испытывает только страх. Часто это становится причиной прекращения практики. А ведь вопрос лишь в том, чтобы преодолеть этот временный испуг. И когда практик становится способен это сделать, то он сразу почувствует, что и в обычной жизни стал сильнее, как будто ушла какая-то патология. Ведь это духовная практика, а не какая-нибудь пустая забава.

       Понимая, что избыточная эмоция может стать причиной потери осознанности, стал усмирять себя. Отделение от тела сопровождалось взлётом в пределах какого-то помещения, которое изначально воспринималась, как моя привычная комната. Однако, я уже достаточно исследовал этот вопрос. И это исследование показывало, что сразу же в момент отделения, второе тело обычно попадает в мир, противоположный привычному физическому. А быстрота перехода могла говорить лишь о близости и взаимном переплетении миров, хотя и отделённых друг от друга трудно проницаемыми границами.

       (Наверняка, эти миры – не более чем набор одновременно выполняющихся программ, физических арен. – отстоя.NET)

 

       Таким образом, я понимал, что нахожусь в другом измерении, в комнате похожей на мою привычную. Обычно взлёт сопровождается последующей мягкой посадкой на пол помещения, иногда с вращением по продольной оси тела. Сейчас это было просто приземление без всяких спецэффектов. Я просто стоял на какой-то поверхности и углублял состояние, привычно рассматривая предметы интерьера комнаты. Всё больше прояснялось сознание, и всё ярче и чётче становилась открывшаяся картина. Несмотря на значительное количество отделений от тела, не устаю удивляться и восхищаться открывающимся видам, причём практически всё равно, на что смотреть. Любая картина вызывает трепет.

       Казалось бы, совершенно разные по эмоциональному восприятию вещи, а воспринимаются почти с одинаковым интересом. Например, в материальном мире наблюдение за ярким закатом солнца с его пышными красками и ощущением объёма несравнимо с наблюдением за какими-то будничными вещами, типа рассматривания зубной щётки. В нематериальных же мирах ту же самую зубную щётку можно рассматривать с неподдельным интересом, так как восприятие собирается другим способом, чем в материальном мире. Щётка может изменяться, светиться, превращаться в другие предметы, стать порталом в другой нематериальный мир и т.д.

 

       Стабилизация первичного попадания сработала. Без этой стабилизации при выходе из тела путешественник обычно попадает в непредсказуемую обстановку и сюжет. Учитывая безграничность этих миров, естественно стремление хоть как-то упорядочить своё пребывание там. Передо мной, как обычно предстала комната, в которой окно и дверь являются своего рода порталами, заранее и многократно запрограммированные мной. Прохождение или скорее вылетание в окно гарантировало попадание в мир полный самых непредсказуемых сценариев, событий и встреч. «Обычное» же прохождение через эту дверь давало возможность оказаться в мире, смоделированном мной ранее.

       Это был мой опыт. Причем я не нашёл в книгах и дневниках других практиков даже упоминания о возможности стабилизации созданных миров. Как правило, идет описание переживаний, подобных тем, что я испытываю, вылетая в окно. А ведь именно стабилизация или неизменность созданного или посещаемого мира даёт полную уверенность в их реальности. Только Р. Монро однажды упомянул о чём-то похожем, сказав, что попал в место, которое явно казалось стабильнее других мест.

 

       У меня в то время даже была гипотеза, которую невозможно было проверить, о том, что наш привычный физический мир был сначала когда-то очень давно кем-то создан в тонких мирах. Возможно, что создателем был просто путешественник по тонким мирам. Потом каким-то образом этот мир был стабилизирован до состояния физической материи и развился в процессе эволюции. А сейчас стабильность или неизменность нашего мира поддерживается сознанием живущих здесь миллиардов людей. Но потом я отверг эту гипотезу в целом, приняв, однако в частностях.

 

       Одним из элементов, являющимся частью моего опыта стабилизации, стал способ попадания в конкретное место или мир, используя определённый символ. Символ стал своеобразным пропуском, дающим возможность попадания в конкретное место. Причём речь идёт о попадании в место, ранее уже посещаемое мной. Правда, потребовалось значительное время, чтобы отработать использование символа. Но результат позволил значительно эффективнее и точнее попадать в приглянувшееся чем-то место. Не требовалось мучительно вспоминать какие-то особенности этого места. Просто представил символ, и тебя потащило в нужном направлении.

       Как часто бывает при постановке опыта, побочный эффект этого опыта и является впоследствии главным открытием. Побочным эффектом опытов с символами стало наблюдение стабилизации часто посещаемого места. Иными словами, чем чаще я попадал в какое-то место, тем неизменнее и всё более напоминающим физическую материю оно становилось. То есть, покинув какое-то многократно посещаемое место, я мог быть уверен, что, вернувшись, увижу всё таким же, как и оставил. В то же время, возможность моделирования и изменения мыслью этого места сохранялась, хотя и затруднялась. Я далёк от самовозвеличивания и мании на этой почве. Но ощущения, которые я переживал, вероятно, близки ощущениям Создателя, хотя возможно это просто пустые эмоции.

 

       Я решил отказаться от соблазнительного прыжка в окно, сулящего полную непредсказуемость предстоящего сценария. Кроме того, такие путешествия слишком непродолжительны. Возможно, всё из-за той же низкой стабильности. Меня не соблазнял риск оказаться, возможно, уже в следующую минуту снова в привычном мире в своей кровати. Нарисовав на двери один из часто используемых мной символов, и подкрепив его действие намереньем попасть в это конкретное место, я открыл дверь. Поняв, что получилось, я облегчённо вздохнул. «Вот я и дома», сказал я себе, оглядываясь по сторонам.

       Это место представляло собой комнату, изюминкой которой был постоянно меняющийся вид из большого панорамного окна. Вид из окна, это было единственное, что я сознательно решил не стабилизировать в этой комнате. Всегда существовала интрига. Что же я увижу в этот раз? Поэтому, стабилизируя комнату, я не обращал внимания на окно, держа в сознании лишь пустой оконный проём. Единственным моим условием при этом было время суток. Этот вид никогда не должен быть ночным или даже сумеречным. Хватит мне сумерек на Земле. Ограничился мысленным намерением, чтобы в общих чертах так и получилось.

 

       Хотя я никогда не видел и не стремился увидеть комнату снаружи, но создавалось ощущение, что комната находится на каком-то холме. Потому, что все виды открывались с высоты примерно тридцати метров. При наблюдении из окна это создавало невероятное и всегда волнующее меня ощущение воздуха. Виды были самыми разнообразными, от песчаных и снежных пустынь до тропических лесов, космических пейзажей, и даже мегаполисов с автомобилями и дымом. И все эти ландшафты можно было видеть из одного и того же окна, хотя и в разное время. Всё это сопровождалось какими-то несуразностями и нелогичностями, свойственными нестабилизированному миру.

       Именно в этой комнате я в тот момент и оказался. Комната с постоянно горящим камином и стабилизированная в светлых тёплых тонах, рождала действительно неземное чувство уюта и защищённости. Эти чувства поддерживались ещё и тем, что в комнату не вела ни одна дверь. Дверей просто не существовало. Хотя я никого там и не боялся, но подсознательная уверенность, что сюда никто не может войти кроме меня, рождало это неведомое на Земле ощущение покоя. «Ну вот я и дома», – в который раз сказал я себе, оказавшись на месте. Символ, помогший мне оказаться на месте, сработал безупречно.

 

       Последовательно исправив все неудобства, я достиг ощущения полного комфорта. Например, некоторое время потребовалось, чтобы «отрегулировать» работу камина. Неудобство вызывал какой-то необычно сильный жар, идущий от огня. А также чувствовалось желание пламени вырваться из-под контроля. Вообще стабилизировать огонь в тонких мирах для меня всегда было проблемой. Вероятно, где-то глубоко внутри меня спрятано особое отношение к открытому огню. По большому счёту, огонь и отчасти вода и водоёмы в тонких мирах по моим наблюдениям не поддаются полной стабилизации. Поэтому я знаю, что контролирую далеко не всё. И где-то в глубине подсознания лежит неистребимая мысль, что стихии могут вырваться из-под моего контроля.

       За окном начался восход солнца, раскрасивший заснеженный хвойный лес в самые немыслимые цвета. В очередной раз пожалел, что я не художник. Хотя даже если бы я им был, то не сумел бы отразить на картине то ощущение восторга, посетившее меня сейчас. Но долго смотреть на этот шикарный вид было нельзя. Панорамные картины нестабильных миров лишают стабильности самого наблюдателя. Да и собственно я не из-за видов здесь оказался. Почувствовал незначительное ухудшение качества образа воспринимаемой комнаты. После концентрации на предметах картинка восстановилась.

 

       Параллельно со стабилизацией этой комнаты я экспериментировал с созданием советника или помощника. То есть искусственно созданной сущностью, имеющей свободный доступ к энергоинформационным полям, к возможности получения нужной мне информации. Например, о состоянии моего здоровья, подлинном отношении ко мне других людей, грозящих мне опасностях и о многом другом.

       По замыслу эта сущность должна стать как минимум олицетворением моего подсознания, обладающая способностью систематизировать поступающие сигналы, дешифруя их в слова. Задачей максимум для неё стала бы способность проникать за пределы моего собственного подсознания и подключаться к всеобщим энергоинформационным полям. Это вполне реальная задача, учитывая, что я имею опыт получения информации, не находящейся в моём личном подсознании и бессознательном. Тем более, что существуют экстрасенсы и ясновидящие, способные делать это без всяких персональных помощников из тонкого мира. Поскольку я не считаю себя ни экстрасенсом, ни ясновидящим, то создание такого советника приравнивается к открытию этих способностей.

 

       По сути, дальнейшее изложение технологии является описанием незаконченного эксперимента. Но я бы не стал его описывать, если бы не имел предварительных положительных результатов, дающих уверенность в конечном успехе. Да и не известно, доживу ли я до издания второй книги, в которой мог бы подробно изложить результаты. Ведь люди не просто смертны, а часто «внезапно смертны».

       Сегодня в стабилизированной комнате я собирался увидеть своего мудреца. Мне требовался совет. В физическом мире мне предстояло принять одно решение. Эта комната создавалась не только как место покоя, тишины и медитативности, но и как комната для встреч. И чтобы встречи не были внезапны или неприятны, они планировались заранее в материальном мире. Для встречи с человеком можно использовать обкатанный символ, хотя и простая уверенность, что там будет «он» или «она» даёт порой результат.

       Так вот. Сегодня мне нужно было увидеться с мудрецом. Его создание, так сказать, ещё не закончено. Тонкость в создании мудреца в том, чтобы он вызывал абсолютное доверие. Я уже имел на своём счету несколько неудачных попыток. Сначала я решил создать копию реального человека. Попытка оказалась неудачной из-за того, что, несмотря на свою мудрость и ум «материализованная» копия просто отказывалась давать мне советы. Проявились черты характера реального прототипа, которые мне ранее не были известны. В следующий раз, создавая мудреца, я решил в качестве образа выбрать доброго сказочного героя, проще всего было опереться на экранные образы. Но по разным причинам и эта попытка не дала ожидаемого результата. В конечном счете, я выбрал нейтральный образ седовласого старца. К моему удивлению, созданный без привязок к чему-либо образ, оказался лучшим вариантом. Я уже дошёл до создания белого старца, когда мне пришла новая идея.

 

       А что, если в качестве советника и мудреца приспособить компьютер. Да и просто было интересно, как он будет вести себя в тонком мире. Будет ли он зависать или глючить. Пока я не могу с полной уверенностью говорить об успехе этой идеи. Но это очень перспективное направление исследования. Порой доверие к компьютеру выше, чем к реальному человеку, пусть даже ты сам его создал. Доверие – это главный критерий успеха в обращении с мудрецом. Если есть полное доверие, то и его ответы максимально правдивы.

       И белого старца, и тот спецкомп я назвал, как вы уже поняли «мудрецом», и в этот раз собирался пообщаться с тем из них, кто окажется за дверью. Больше всего меня пугала и одновременно смешила вероятность увидеть старца, работающего за компьютером. Смех смехом, а старец ассоциировался у меня с каким-то друидом или древним ведуном, и, увидев его за компом, я, наверное, потерял бы к нему доверие. Но поскольку не только стабилизация, но и создание мудреца не завершено, то я был готов встретить не того или не то, что планировал.

       Но в этот раз всё получилось. Я сразу увидел старца, который сильно контрастировал своим видом и одеянием с убранством комнаты. Обычно я, что называется, не церемонюсь там с людьми, которые являются моими созданиями. Но в данном случае игра предполагала, что я должен вести себя с большим уважением к духовному лицу, находящемуся передо мной. Хотя был ещё вариант вести себя, как повелитель, с находящимся у него на службе прорицателем.

 

       Он сидел в кресле и, прищуриваясь, смотрел на огонь. Посмотрев на его лицо, я вновь заметил знакомые и немного пугающие меня черты. Я не могу понять, из-за чего вид старца немного пугает меня. Поначалу я хотел отказаться от такого образа, но потом понял, что это как-то дисциплинирует меня и не даёт задавать дурацкие вопросы.

– Здравствуй, – сказал я.

– Здравствуй, – ответил он своим негромким голосом и посмотрел на меня.

– Ты уже знаешь, что я хочу спросить?

       Он внимательно посмотрел мне в глаза.

– Мы не успеем. Если коротко, то лучше оставить всё как есть. – Ответил он.

– Ты слишком часто рекомендуешь мне оставить как есть. И что это за таинственное «мы не успеем»?

       И тут картинка начала разрушаться, а вместе с ней ухудшилась ясность мышления. «Всё, начался переход», – успел подумать я. Изо всех сил стараясь удержаться, я начал внимательно рассматривать свои руки. Снова в голове пролетел часто задаваемый себе вопрос. Почему в стабилизированном мною месте я не могу сам достаточно надёжно стабилизироваться? Конечно, я и так знал ответ, вот только не знал, как решить эту проблему.

 

       На какое-то время произошла стабилизация, и послышался голос старца, сказавшего, что отпустить ситуацию и дать ей разрешиться самой, часто является лучшим действием.

       В следующее мгновение я очнулся в нашем мире. По заведенной привычке я попытался снова отделиться от тела. Ничего не вышло. Вторым необходимым действием было вспомнить и запомнить произошедшее только что со мной. Я уже говорил, что это может показаться странным, ведь всё было максимально реальным. Но повторюсь, что по моим наблюдениям, если не произвести, условно говоря, записи на реальном мозге произошедших событий, вспоминая их, то могут потеряться целые фрагменты. Пока я не нашёл объяснения этой странности. Видимо в отсутствие физического тела, воспоминания о событиях, произошедших в тонком мире, записываются каким-то другим способом. И потом их приходится перезагружать в нашем мире, чтобы не потерялись.

       (Очень хорошее объяснение этому явлению присутствует в работах Николаевского. – отстоя.NET)

 

       Однако, бывает и так, что сразу после пробуждения память о произошедшем событии полностью отключается, оставляя человека лишь с ощущением, что сейчас что-то происходило. Но, как правило, это может произойти при низких показателях осознанности. У меня, например, поначалу, была масса осознанных, но начисто забытых снов. Кажется, с Карлосом происходило что-то подобное.

       И лишь после всей этой процедуры я подумал о причине возвращения на родину. Причина оказалась банальна. Телу нужно было в туалет. Мысленно выругавшись, я пошёл по тёмной ещё комнате в сторону туалета.

 

       Но создание комнаты – это только начало. Теперь становилось понятно, что стабилизировать можно и более крупные участки тонкого мира. Я не долго фантазировал, прежде чем пришла идея о создании и стабилизации в тонких мирах острова в океане. Было ясно, что сложности на этом пути должны возникнуть не из-за того, что потребуется стабилизировать более крупный, чем комната объект, а потому, что это будет «открытое» место. То есть место, не ограниченное стенами, полом и потолком. Здесь придётся работать со стихиями воздуха и воды. А стихии, как мне стало известно, трудно поддаются стабилизации. Возможно, придётся создавать некий огромный пузырь или сферу, внутрь которой поместить своё построение. В любом случае вопрос границ станет достаточно остро. С другой стороны, я всё время живу с чувством, что некая сила, играя в мои игры, одновременно помогает мне. Может быть, и на этом пути всё окажется проще, чем предполагает стремящийся к линейности ум.

       Если эта задача будет решена, то, что мешает перейти к созданию целой планеты, населив её по своему усмотрению кем угодно. Возможно, финишным аккордом этого создания станет необходимость дать этим существам свободу воли?

 

       И я не исключаю возможности образования целой галактики, созданной волей целого сообщества бескорыстных и продвинутых практиков. Такая галактика или планета могли бы стать местом временного или постоянного пристанища после смерти физического тела. Причём не только для самих создателей, но и для тех, кого они любили или кто любил их. Хотя думаю, что нам недолго дадут пребывать на своих островах и планетах, тем более владеть чем-то. Путь бесконечен и остановки могут быть только временными, лишь для передышки и перегруппировки сил.

 

       Однако, вернусь к теме создания острова. Это место будет полностью смоделировано мной из «пустоты». И хотя его полная стабилизация ещё впереди, могу сказать, что достиг на этом пути хороших результатов. Мне удалось в тонком мире попасть на красивейший и уютный остров средних размеров с горой, водопадом и тропической растительностью. Остров окружает теплый и чистый океан, волны которого омывают берег, представляющий собой сплошной пляж. Выйдя на берег, я видел вдалеке проплывающие белые суда, а у берега стаю дельфинов, своих будущих друзей. У берега стоял катер, готовый отплыть со мной на поиск новых земель, приключений и встреч. Хотя я понимал, что за пределами острова мир будет нестабилен. И исследование мира за его пределами ещё впереди.

       Не думайте, что создание острова или дома – это какая-то невероятная для исполнения задача. Я не создаю всё так, как это делает архитектор, строитель или садовник. Базовая модель создаётся скорее намерением увидеть за дверью тропический остров.

 

       Перед тем как попытаться стабилизировать свой остров, я купил диск, на котором был записан документальный фильм о каком-то тропическом острове. Просмотрев его десятки раз, я уже мог с закрытыми глазами представлять, как я гуляю на нём. Я тщательно изучил местность. Те места острова, которые не попали в кадр, были успешно мной додуманы. В конечном счете, мне пришлось уменьшить его до размеров, которые позволяли всё объединить при визуализации. Образ острова прочно оформился в сознании. Затем отдельно визуализировался и так же откладывался в сознании образ небольшого дома на этом острове. После чего дом и остров соединялись воедино. Следующим этапом было более тонкое соединение. Для этого я в воображении обходил остров, начиная из разных точек его территории. Тем самым я связал воедино все основные детали пейзажа и предметы острова.

       Ну, я думаю, что схема понятна. Всё, включая символ, было вначале создано в воображении, и в нём же ожило. Хотя вы понимаете, что визуализация отличается от реальности тонкого мира, как смутный сон от яви. Однако, образ был достаточно точный, всё равно являясь лишь схемой. Далее всё по плану. На свой остров я попал с третьего раза, сразу поразившись тому, как логично связались в единую реальность те детали, которые я даже не пробовал визуализировать. Возможно, так и останется загадкой, чем же обладает человек, если, предъявив для материализации бледную копию, всего лишь схему, получает на выходе полноценную реальность. К тому же, реальность, подвластную дальнейшим изменениям. И для этих изменений достаточно опять предъявить лишь схему или ощущение.

       (Возможности нашей Сущности воистину беспредельны, только нужно уметь ими пользоваться. – отстоя.NET)

 

       Моя память и моё подсознание предложили вариант, который я и увидел, впервые попав туда. То есть, создание вначале представляло собой просто выбор. Понравившаяся базовая модель впоследствии дополняется, усложняется и стабилизируется. И хотя мой рассказ представляет собой изложение какой-то скучной технологии, оказавшись в смоделированном месте, да и просто в месте, в котором у меня высокие основные показатели, я никогда не перестаю удивляться точности и законченности каждой, даже самой мелкой, детали. Возможно это самая удивительная характеристика изучаемых мной тонких миров. Рассматривая, например, мельчайшие детали предметов или растений, я никогда не видел даже признаков каких-то «провалов в программе». Растения, например, были настоящими и живыми. Когда мнёшь их листья, то руки становятся сырыми и зелёными, а, рассматривая листики с близкого расстояния, можно было увидеть мельчайшие ворсинки.

       Я думаю, что, создавая «там» свои миры, да и просто находясь там, человек неосознанно подключается не только к коллективному подсознанию человечества, но и к какому-то общему информационному полю.

       Таким образом, создание таких мест является по большей части вопросом выбора и отсева вариантов. И намерение играет тут основную роль.

 

       Создание собственных миров, обладающих качествами привычного материального мира, начинается со стабилизации какого-то участка тонкого мира. Если вы дошли до такой возможности, то мне остаётся только вас поздравить. Теперь начнётся самое интересное. Такая возможность открыта для тех, кто не только достаточно длительное время практикует отделения от тела, но и обладает хорошим запасом энергии, что позволяет иметь высокие основные показатели и достаточный запас времени. Как правило, про таких людей можно сказать, что они светятся изнутри.

       Многие практикующие после отделения от тела оказываются, как они думают, в своей комнате или каком-то другом месте, которое можно назвать первой остановкой. Бывает и такое, особенно при использовании техники ОС, что место и сюжет всегда разные. Ни тот, ни другой случай для стабилизации пространства чаще всего не подходит. По моим наблюдениям, первое же помещение или сюжет на первых порах не подходят для стабилизации. Лучше всего оказаться перед дверью, ведущей куда-то. Вот это самое «куда-то» или «что-то» и будем стабилизировать. Лучше всего ещё до отделения от тела определить, что вы увидите за этой дверью и присвоить этому помещению или месту определённый символ. Придумайте символ сами. Постарайтесь, чтобы он не был похож на символы, уже где-то используемые, иначе за результат ручаться будет нельзя. Это могут быть простые контуры предметов обихода, которые легко запомнить и визуализировать. Или полный образ. Возможно, это будет набор геометрических фигур. Можно попробовать использовать короткий цифровой код.

 

       Итак, вам нужно добраться до двери в тонком мире, имея примерное представление о том, что вы за ней увидите, держа образ символа в голове. Далее открыли дверь или прошли сквозь неё. Если помещение пригодно для стабилизации, то есть нравится вам и обладает небольшими размерами, то сразу начинаете рисовать на любой большой плоскости контуры вашего символа. Не важно если нечем рисовать. Хоть пальцем. Важен сам факт. Дальше громко произносите слова намерения: «стабилизация моего мира».

       Следующий по плану этап, который может быть и первым, это запоминание всех предметов, образов и особенностей этого места. Данной работе должно быть посвящено всё оставшееся у вас время. После возвращения в физическое тело следует тщательно и долго вспоминать, и ещё раз рассматривать это место, его предметы и особенности, теперь уже визуализируя. Обязательной частью этой визуализации должна стать визуализация символа в контексте данного места. Для этого нужно снова представить дверь, нарисовать на ней контур символа и увидеть, как дверь открывается именно в заданное место.

 

       Громко произнесённая фраза «стабилизация моего мира» является запуском программы. Известно, что громко произнесённое намерение в тонком мире часто является приказом, хотя и не всегда. Если словесно выраженное намерение не сработало, то должно сработать ваше внутреннее безмолвное намерение.

       Вся дальнейшая внетелесная практика должна быть посвящена попыткам снова оказаться в этом месте. Поскольку все эти рекомендации касаются продвинутого уровня, то задача не очень сложная. Оказавшись следующий раз у двери, вы уже знаете, что делать. Рисуем на двери образ символа и проникаем за дверь с полной верой, что там именно то место. Сразу скажу, что может не получиться, и вы окажетесь в другом месте. Надо продолжать. Например, закрыть дверь и попробовать снова.

 

       Допустим, вы попали снова в то же помещение. Если это произошло, то уже один этот факт достоин поздравления. Третий раз будет уже проще, четвёртый – ещё проще. Вскоре вы начнёте замечать, что место это с каждым разом всё неизменнее. Всё меньше оно ассоциируется с тонким миром и всё больше похоже на материальную реальность. Предметы, правда, могут то появляться, то исчезать. Но разве в материальном мире такого не бывает? Шучу. Например, в одно своё появление вы видите вазу с цветами, а в другое – её уже нет. Но со временем и этот эффект сойдёт на нет. И, появившись там, вы будете видеть лишь те предметы или тех людей, появление которых запланировали заранее.

       Вам будет казаться, что, переступив порог двери, попадаете в какой-то аналог материального мира, отличающегося лишь тем, что здесь вы полный хозяин и создатель или Создатель. После стабилизации ограничений нет. Вы можете там видеться с умершими людьми или материализованными копиями живых на данный момент людей, причём эти люди ничем не будут отличаться от реальных прототипов. Ничем. При всём желании вы не сможете увидеть никакой разницы, если конечно сами не запрограммируете поведение или отличия. Творчество безграничное.

 

       Я лишь приоткрываю эту возможность, что-то немного упрощая. Но, описывая последовательность действий, я предлагаю лишь свой опыт и опыт ещё нескольких человек, который близко похож на мой собственный. Тем не менее, я не могу знать, как ситуация будет развиваться у вас. Многим просто не хватает духу. Когда стабилизируемое помещение приобретает черты стабильной материальной реальности, то часто это вызывает у практиков какой-то мистический ужас. Кажется, что ты вступил на чужую территорию, да ещё отнимаешь «хлеб» у создателя. Здесь нужно хорошо отдавать себе отчёт и принять наконец тот факт, что мы созданы по образу и подобию создателя, а значит сами являемся создателями. Создателями своего мира. Теперь вы знаете о себе то, о чём даже боятся думать остальные люди. Но это не предмет для гордыни. Достаточно осознания.