Выходы из тела. Управление реальностью.

5. Дневниковые записи. Начало «освоения» тонких миров.

 

 

       Я думал, что первый опыт выхода из тела обрушил целую стену, и теперь всё продолжится легко и непринуждённо. Однако, через несколько месяцев стало понятно, что на самом деле стена осталась на месте, а говорить приходилось лишь о маленьком отверстии в этой стене. К тому же, это самое отверстие постоянно норовило опять закрыться, оставив меня с необходимостью всё начинать сначала.

       Ещё моё достижение было сравнимо с возможностью наблюдать в замочную скважину, вместо того, чтобы открыть дверь. Мне почему-то казалось, что уже первый внетелесный опыт должен мощно трансформировать меня и моё сознание, заполнив его до краёв. Я ожидал, что сразу откроются безграничные возможности лишь потому, что я этого хочу. Да, я хотел сразу и всего, забыв о том, что такой подход редко срабатывает.

 

       Только значительно позже я стал понимать, что подо всем, что происходит, есть энергетическая основа. В какой-то момент утверждение, что всё есть энергия, перестало быть лишь малопонятной сентенцией. Впоследствии это стало для меня ключевой базой для успешного продолжения внетелесной практики. Проблема понимания этого основного принципа состояла в том, что энергией, необходимой для такой работы, обычно считается совсем не то, что нужно. Эта энергия мало связана с понятием «энергичный человек», в том понимании, как способность целый день копать лопатой или совершать другие спортивные и трудовые подвиги. Эта энергия скорее связана с распределением внимания, интересом и намерением. Но, учитывая основополагающую важность этой темы, отложим её для отдельной главы.

 

       Первое, о чём хотелось бы сказать, это о реалистичности происходящих в тонком мире сюжетов или рассматриваемых объектов. Понятие реалистичности в данном случае нуждается в точке отсчёта. Думаю, что для удобства лучше всего будет принять за сто процентную реалистичность ту картину мира, которую воспринимает органами чувств в нашем привычном мире здоровый человек. Проще говоря, стопроцентной реальностью будем условно считать наш мир. Это и будет условной точкой отсчёта. Получается, что реалистичность восприятия тонких миров будет оцениваться в сравнении с нашим привычным миром. Это конечно упрощение, так как там у человека нет физических глаз, имеющих свою специфику, по сравнению с нефизическим зрением. И мир там воспринимается не совсем так, как мир здесь, но параллель очень близкая.

       Сразу скажу, что восприятие тонких миров может превысить эти условные сто процентов. Но может не дотягивать и до десяти процентов. Если наш привычный мир стабилен настолько, что практически всегда воспринимается одинаково реалистично, то есть стопроцентно, за исключением отдельных случаев, то степень реалистичности тонких миров может быть различной. И всё это из-за нестабильности положения человека внутри тонких миров. Впоследствии я понял, что вопрос стабилизации своего положения в тонком мире или стабилизации участка самого тонкого мира является основой для успеха и прогресса. Открывшаяся позже способность стабилизировать участки тонкого мира сделала возможным создание собственных миров с заданными человеком параметрами. Эта практика описана в последующих главах.

 

       Ясность и чёткость наблюдаемых миров является их основной категорией или характеристикой, с точки зрения начинающего практика. Лишь с опытом практик понимает, что это не характеристика тонких миров, а его собственная характеристика или даже ограничение.

       Говоря о реалистичности, я имею в виду, как вы поняли, восприятие тонких миров подобно восприятию органами чувств физического тела. Например, реалистичность наблюдаемой картины или реалистичность ощущения твёрдости предметов там. Кроме того, нельзя забывать о реалистичности взаимоотношений там с материализованными копиями реальных людей. При ста процентах реальность там почти неотличима от реальности здесь во всех проявлениях. Но это ещё не всё. Существует второй необходимый компонент, который также создаёт ощущение реальности или нереальности наблюдаемого тонкого мира. Это ясность и чёткость мышления там.

 

       Ясность мышления так же нуждается в точке отсчёта. Хотя в отношении мышления это будет ещё более условная попытка. Да простят меня современники за столь ненаучный подход. Но всё же. Нормальное мышление, свойственное человеку в здоровом физическом и психическом состоянии примем условно за стопроцентное. В тонких мирах ясность мышления может быть разной. Это и значения, превышающие сто процентов, и значительно меньшие, что чаще бывает, особенно у новичков.

 

       Ясность мышления там очень близко пересекается с понятием степени осознанности. Чем ниже ясность мышления, тем ниже степень осознанности, и тем больше происходящее напоминает сон, хотя сном и не является.

 

       Эти два понятия, чёткость мышления и ясность образов и картин, прочно связаны друг с другом. Высокая ясность наблюдаемой там картинки, как правило, сопровождается хорошей чёткостью мышления, и наоборот. И оба эти понятия тесно связаны с вопросом наличия энергии, как и продолжительность пребывания в тонких мирах.

 

       Теперь мы можем дать цифровую характеристику обычного сновидения, пусть даже очень яркого. Оно характеризуется нулевой степенью осознанности и десятью-пятнадцатью процентами ясности чувственного восприятия.

       Думаю, теперь можно понять, что испытывает человек, попавший в тонкий мир, имея полную ясность мышления и идеальную наблюдаемую картину. Не говоря уже об открытых там сверхвозможностях, которые закрыты в обычном мире. Такой человек уже никогда не станет «как все», и никогда не будет воспринимать наш привычный мир, как единственный из тех, в которых можно находиться и действовать. И я докажу это на собственных примерах.

 

       Как правило, те, кто практикует внетелесные путешествия или осознанные сновидения, разделяют эти явления и понятия, определяя их в две разные группы, не признавая их родства. Однако, их различие заключается лишь в способах попадания в тонкие миры.

       Способы попадания можно разделить на две группы.

 

       Первые способы, к которым лично я имею более сильную склонность, связаны с отделением от физического тела и попаданием в тонкие миры из состояния бодрствования. Вторые способы, результатом которых становятся так называемые осознанные сны, связаны с попаданием в тонкие миры из состояния сна. Причём успешные результаты, связанные с попаданием через сон, уже нельзя считать сном как таковым. Сном, хоть и осознанным, это состояние называется скорее по привычке и для простоты понимания.

       Таким образом, имеем два отличия, с закреплённой за ними терминологией. Отделение от тела, которое происходит из состояния бодрствования, как правило, называется внетелесный опыт или путешествие, переживание, то есть ВТО или ВТП. А то же самое, происходящее из состояния сна, называется осознанное сновидение или ОС. Я не буду изобретать какую-то другую терминологию, как часто делают другие практикующие. Эта терминология, хотя и не вполне соответствует предмету исследования, но является наиболее часто применяемой в последнее время.

 

       Есть ещё один момент, на котором хотелось бы вскользь остановиться. Речь идёт о наличии у человека второго тела. Имеется в виду тонкое тело. В целом это тема для последующего обсуждения. Сейчас же хотелось сказать, что это субстанция, имеющаяся у каждого человека, и находящаяся в той или иной степени развитости, как это ни странно. На протяжении жизни оно почти никогда не ощущается человеком. Лишь в момент смерти сознание полностью переходит во второе тело, и то в большинстве случаев лишь для того, чтобы потом полностью угаснуть. Поэтому свидетельства переживших странные состояния в момент клинической смерти, могут предполагать лишь то, что человек не является физическим телом. Однако человеческая личность в большинстве случаев полностью исчезает через несколько дней после смерти. (Это касается в основном человекоподобных тварей, см. раздел «Способы образования и код доступа к сущности». – отстоя.NET) Но есть шанс. Об этом в заключительной части книги.

 

       Посредством второго тела человек и осуществляет свои вылазки в тонкий мир, развивая его таким образом. Когда происходит отделение от физического тела, то, условно говоря, сознание человека переходит из него в тонкое тело. Поэтому в этот момент физическое тело не ощущается. Остаётся лишь воспоминание, что оно лежит где-то на кровати. Как правило, второе тело воспринимается почти как физическое, за исключением многих способностей закрытых для физического тела. Но здесь многое зависит от качества показателей ясности образов и чёткости мышления. Если они низкие, то человек чаще всего воспринимает себя просто бестелесной точкой сознания.

 

       Теперь у вас есть некоторая теоретическая база, чтобы отнестись к моим дневниковым записям тех лет более осознанно и с необходимым пониманием. Сейчас переживания, описанные в этих дневниках (или скорее ночниках) мне малоинтересны, а тогда казались откровением. Одним из минусов тех ВТП и ОС была их небольшая продолжительность из-за моего невнимания к вопросу энергии.

       Эти записи, хотя и отличаются от записей других практиков, изучающих внетелесный опыт, тем не менее, похожи на многие из них. К сожалению люди, собирающиеся изучать эту интереснейшую и безграничную тему, считают, что такие описания и есть то, к чему надо стремиться. Это не так. Приводимые в этой главе дневниковые записи отражают лишь первый этап проникновения и освоения других миров. На этом этапе человек мало что способен там создать, а является скорее осознанным наблюдателем, ограниченным к тому же по времени.

       Я взял для примера несколько произошедших тогда со мной событий, связанных с пребыванием вне тела, но не связанных между собой. Ниже я дам соответствующие пояснения, которые могут иметь для вас практическую ценность. Но сами методики и способы отделения от тела и нахождения вне него подробно описаны в главе о техниках. Там же имеется описание прибора, помогавшего мне на начальных этапах освоения, и который каждый может собрать сам.

       Я намеренно описываю лишь те ситуации, в которых управлял или пытался управлять процессом, считая это более интересным, чем простое присутствие в предложенном сюжете.

 

       ВТП (1)

       Отделился от тела после сигнала прибора. Это произошло довольно странным способом через поднятие ног и последующего взлёта вверх ногами. Конечно, имеются в виду не физические ноги, а фантомные воспоминания о ногах, которые присутствуют во втором теле. После короткого зависания почувствовал переворот и твёрдую поверхность под собой. Я стоял в какой-то незнакомой комнате в нормальном физиологическом положении, то есть ощущал себя головой вверх.

       Ясность мышления была достаточно хорошей, но всё же не настолько, чтобы чувствовать себя как в физическом мире. Комната же как бы не открывалась полностью моему взору, а лишь теми фрагментами, на которые я смотрел. Было только ощущение, что нахожусь в каком-то помещении, но зрение присутствовало только в узком диапазоне, давая возможность наблюдать лишь близкие предметы, и то только по одному.

       Хотелось сделать что-то необычное. Увидев окно, решил нырнуть в него, пройдя, таким образом, через стекло. Успел заметить, что за окном светло. Поскольку всё в том мире осуществляется намерением, то сразу почувствовал прохождение через двойное стекло. Непередаваемое ощущение. Понял, что стёкла, через которые я прошёл, были грязными, так как за ними свет казался ярче.

       Я стоял на наружном отливе окна, судорожно держась за оконную раму. Посмотрев вниз, понял, что нахожусь на высоте примерно пятого этажа. Реальность наблюдаемой картины была достаточно высокой, чтобы подумать, что можно разбиться. Лишь уговорив себя, что всё это нематериальный мир, я всё-таки оттолкнулся и полетел горизонтально над землёй. Полёты там  вообще моё любимое занятие. (И моё – тоже. – отстоя.NET) Но в то время они имели недостаток, выражающийся в непродолжительности. Лишь позднее я понял, что рассматривание удалённых объектов во втором теле может привести к возврату в тело. Это и произошло в тот раз. Не успев пролететь и условных ста метров, почувствовал потерю концентрации. А в следующее мгновение уже ощутил себя в теле на кровати.

 

       ВТП (2)

       В этот раз выходу из тела предшествовал метод, основанный на наблюдении за воображаемым предметом. Лёжа в постели я довольно долго крутил перед мысленным взором апельсин. В какой-то момент апельсин стал реальным и сразу исчез, а я оказался стоящим перед столом часового мастера. За этим столом и восседал этот самый довольно харизматичный мастер, зажав в одном глазе увеличительную линзу.

       Вероятно, моё появление стало для него полной неожиданностью, так как он немного ошалело уставился на меня через увеличительное стекло. Качество наблюдаемой картинки было высоким, примерно процентов семьдесят. Качество мышления тоже не уступало, что в соединении с нелепостью обстановки вызвало у меня смех. Я смеялся, пока не вспомнил, что так можно потерять качество восприятия.

– Это астрал, что ли? – смеясь, спросил я у часовщика первое, что пришло в голову.

– Ну а ты сам, блин, не видишь, что ли? – ответил он вполне по-нашему, чем вызвал у меня новый приступ смеха.

        «Тоже мне, блин, другие миры», – подумал я. Тут я заметил висящее на стене зеркало, и мне страшно захотелось увидеть своё отражение. Тут же я оказался около него, отметив про себя, что передвижение здесь происходит совершенно иначе, чем в материальном мире. К моему удивлению в зеркале был именно я.

       Мне почему-то казалось, что этого не может быть, что увижу кого или что угодно, только не себя. Помахав себе рукой, и получив соответствующее отражение, хотя и запаздывающее на доли секунды, пошёл дальше по какому-то коридору. Вдруг коридор начал быстро меняться. Эти изменения почему-то рождали во мне неприятное чувство. Захотелось убраться из этого места. Что я и сделал, взлетев вверх и чувствуя, как пробиваю преграду над собой. Полёт оказался достаточно долгим, чтобы я успел подумать, что хорошо бы было попасть в какое-то конкретное место. Подумал о квартире родителей.

       Сразу простой взлёт превратился в горизонтальное движение в каком-то замкнутом с боков объёме. Это напоминало движение в трубе. Огромная скорость полёта привела к потере зрения, но обострила слух. По звуку это напоминало пикирующий самолёт или какой-то другой предмет, который непрерывно падает с высокой скоростью, издавая рёв и гул. Через несколько секунд, по ощущениям, скорость стала падать, стихли и ревущие звуки. И я с каким-то небольшим вращением вдоль продольной оси тела мягко приземлился на твёрдую поверхность. Почти сразу возникло зрение, и я сразу понял, что нахожусь в большой комнате родительской квартиры. На тот момент это был первый такой опыт, что вызвало во мне массу эмоций, и как следствие, меня сразу вернуло в тело.

 

       Опыт с зеркалом и полётом в конкретное место меня сильно заинтересовал. Я решил, во что бы то ни стало проникнуть внутрь зеркальной поверхности. Мне казалось, что из этого может выйти что-то занимательное. Находясь в тонком мире, попасть ещё и в зазеркалье, это было интересно. Но и опыт с полётом в конкретное место материального мира тоже вызвал дрожь от открывающихся возможностей. И тогда я подумал, что было бы крайне интересно попасть в сюжет какого-нибудь фильма, но не в декорации и не на съёмку, а так, как будто это реальный сюжет. Меня чуть кондратий не хватил, когда я подумал, что можно оказаться, например, на космической станции Солярис, созданной Тарковским, и поговорить с её обитателями. Мне хотелось встретить выдуманных героев, сыгранных реальными людьми. Чтобы Банионис, например, воспринимал себя Крисом.

       Долго не получалось достичь нужной ясности восприятия и мышления, чтобы глубже исследовать полученный опыт. И вот в одно утро получилось достичь высоких показателей этих основных характеристик. До этого все выходы из тела были слишком смутными и непродолжительными.

 

       ВТП (3)

       Поскольку я визуал, то выход из тела через наблюдение предмета, как в прошлый раз, является для меня основным. Так вышло и в это утро. Испытав привычную радость от попадания в тонкий мир, я сразу отметил высокую осознанность и чёткость картинки наблюдаемого мира.

       Я находился в помещении, похожем на комнату, в которой лежало моё тело. Своего физического тела я не видел. Не долго думая, я крикнул: «на Солярис!», поразившись тому, что голос прозвучал, как чужой. Вспомнив, что мало просто сказать или даже крикнуть, представил загнутую трубу коридора космической станции. Послышался знакомый гул, и вот я уже лечу в темноте, удерживая в сознании визуальный образ. Высокая ясность мышления позволила подумать: «а куда это я лечу, если объект вымышленный?» Движение заняло не меньше тридцати секунд. Долго по тем меркам. Как будто, правда, в открытый космос улетел.

       Переход с ревущего гула, сопровождавшего движение, на мёртвую тишину космической станции произвёл сильное впечатление. Я стоял именно в том месте, которое визуализировал до этого. Только теперь это была не визуализация, а реальность, реальность тонкого мира. Меня переполняли эмоции, которые я срочно принялся усмирять. Просто стоял и слушал тишину станции, ту самую тишину, которая создаёт специфику фильма. Я оказался в том месте станции, в котором по фильму имеются иллюминаторы. В эти иллюминаторы проникал свет. На Солярисе был день.

       Оглянувшись по сторонам, увидел то, что и не надеялся увидеть. Это были помещения станции, которые никогда не показывались в фильме, потому что просто не существовали. Теперь я их видел. Теперь тонкий мир создал их для меня, и я увидел, что вымышленная станция значительно больше, чем кажется в фильме. Подойдя к иллюминатору, увидел, к своему изумлению, не океан, а поверхность земли, состоящую из каких-то лугов и рек. Почувствовалась потеря осознанности. Начал рассматривать руки, заметив, что линии рук не мои. Немного восстановившись, начал звать людей. Мне хотелось до возвращения в тело, обязательно увидеть главных героев фильма. Позвал Снаута, Сарториуса и Криса, но безуспешно, да и времени уже не было. Возврат в тело был мгновенным. Попытки снова выйти из тела ни к чему не привели.

 

       У меня было много предположений и гипотез на счёт произошедших событий. Были мысли, что я подключился к энергоинформационному полю, в котором сохранилась полная информация о вымышленной станции. Но тогда почему я смог увидеть её в расширенном виде? Почему я увидел те помещения станции, которых не существовало до моей материализации? Причём все они были реальны настолько, насколько это вообще может быть. То есть картинка не расплывалась перед глазами, предметы, которым следовало быть твёрдыми, такими и были, и так далее. Это была реальность, пусть и какая-то другая. Никакие объяснения не могли считаться удовлетворительными. В голову лишь приходили слова о бесконечности, множественности, взаимопереплетении и мгновенности тонких миров.

       Именно после этого случая я впервые задумался о возможности создавать свои миры. Идея о том, что всё это создаёт мозг, уже тогда казалась нелепой, а впоследствии я доказал себе её абсурдность. При всей кажущейся логичности, объяснять всё работой мозга ошибочно. Мозг это просто не потянет. Это всё равно, что дать древнему калькулятору работу, которую может потянуть только супермощный компьютер. По моим наблюдениям, я могу сказать, что работа мозга состоит в обеспечении функций физического тела и дублировании на физическом уровне процессов, связанных с нематериальной стороной жизни человека. Имеются в виду и такие понятия, как сознание, память. Мозг лишь дублирует то, что появляется не в нём, обеспечивая, таким образом, связь с физическим телом и материальной реальностью.

 

       Придерживающиеся материалистического подхода к этому явлению говорят, что всё объясняется торможением коры головного мозга. Мол, когда человек думает, что находится вне тела, происходит это торможение. И раз мозг как-то реагирует на это явление, то делается вывод, что мозг и рождает его. Бездоказательно. Это он должен так тормознуть! J Ведь то, что происходит в мозге, может быть следствием, а не причиной. Кроме того, ниже будет описан случай, после которого я окончательно отказался от идеи, что первопричина заключена в мозге.

       После опыта, пережитого тогда, я впервые всерьёз задумался о том, что же такое реальность. Получалось, что это или огромное понятие, или крохотное, ограниченное лишь пределами человеческого восприятия. Такой вывод рождал новый интеллектуальный тупик, выход из которого виделся лишь в том, чтобы не полагаться на один лишь интеллект, когда речь идёт о таких глобальных понятиях. Вроде бы реальность – вот она, можно пощупать. И, в тоже время, это какое-то ускользающее понятие.

 

       Близкие люди иногда говорили мне, что моё увлечение – это уход от реальности. Но я думаю иначе. Мне кажется это как раз возвращение в реальность. Люди живут в реальности, составляющей ничтожные доли процента полной реальности, если конечно так можно говорить. Мои выходы из тела существенно расширили размеры той реальности, в которой я могу находиться. Но это расширение тоже ничтожно. Масштаба человека просто не хватит, чтобы охватить всю реальность. Речь не идёт даже о том, чтобы её увидеть, а лишь о том, чтобы просто приблизиться к такой возможности или хотя бы понять.

 

       Впоследствии, когда мои увлечения внетелесной практикой переросли в нечто большее, чем просто увлечение, у меня появились новые знакомые. Они также практиковали ВТП или ОС. Среди этих знакомых оказались два молодых человека, которые перенесли в тонкий мир своё увлечение компьютерными играми. Теперь они играли там. Причём качество и реальность событий были настолько потрясающими, что компьютерные игры, в которые они играли до этого, теперь использовались только как бы для «разогрева». Пару часиков за компьютером перед попыткой выхода из тела облегчали попадание в нужный сюжет. Кстати, им пришлось отказаться от «стрелялок», чересчур реально, включая боль. И никакого ощущения, что миры нарисованы компьютерной графикой. Никакой графики, никаких кондовых и неестественных движений, сплошной реал. Единственным минусом, по их словам, было то, что действие там было сильно ограничено во времени. Ничего удивительного. Это вопрос наличия энергии, к которому они не отнеслись достаточно серьёзно.

 

       ВТП (4)

       На этот раз удалось выкатиться из тела. Хватило оборота второго тела со спины на живот, что сразу привело к какому-то новому перемещению. И вот я уже стою в комнате. В большинстве случаев, увидев окно, я почему-то не мог удержаться и сразу нырял в него, проходя через стёкла. Далее обычно происходил недолгий полёт. Теперь же я, увидев окно, решил удержаться от такого поступка, а попытаться внимательнее изучить то место, в котором оказался.

       Оглянувшись по сторонам, увидел дверь. Вернее, не совсем так. Если бы я находился в нашем привычном мире, то можно было бы сказать, что я оглянулся по сторонам. В тонком мире это происходит как-то по-другому. Сложно объяснить то, чему нет аналогов в нашем мире. Можно сказать, что я должен был увидеть дверь, оглядывался бы я по сторонам, или нет.

       Открыв дверь, я увидел огромное помещение. Это мягко сказано, что оно было огромным. Дальние стены этого помещения были настолько далеко от меня, что я мог лишь догадываться, что они там есть. Потолок, держащийся огромными по размерам несущими фермами, был на высоте не менее ста метров от пола. Возникло страшно неуютное ощущение своей мелкости и незначительности. Потолок, хотя и был высоко от меня, но психологически сильно давил своей массой.

       Я и не думал раньше, как сильно воздействуют на психику огромные пустые помещения. Идти там было совершенно некуда, и я вернулся в комнату. Хотя правильнее было бы сказать, что я зашёл лишь в ту же дверь. Комнаты уже просто не было. Она превратилась в какой-то замусоренный коридор, в центре которого я заметил большое зеркало. Это вызвало интерес. Зеркало было размером с человеческий рост, и находилось в старинной и тяжёлой деревянной раме. Меня чем-то привлекла эта рама. Ещё не успев посмотреть в зеркало, я начал всматриваться в тёмную, резную и запылённую раму. Лишний раз удивился тому, насколько натурально и реально то, что я видел. Резная древесина была покрыта лаком, лопнувшим во многих местах, и покрывшим поверхность треснувшей лаковой сеточкой. Были на раме и следы ударов, потёртости и другие признаки неосторожного обращения. До этого момента я не видел никогда в материальном мире этой зеркальной рамы. Тогда откуда же такие логичные подробности?

       Переведя внимание на само зеркало, я увидел в нём отражение себя, хотя и не совсем точное. Захотел, чтобы моё отражение исчезло. В следующую секунду отражение пропало, как будто его выключили. Отметил про себя лишний раз, что всё здесь делается намерением. Потом решил восстановить своё отражение, и думал, что оно так же включится, как и выключилось. Но оно начало появляться из глубины зеркала, представляя собой лишь точку, быстро увеличивающуюся, и всё больше приобретающую чьи-то черты. Наконец передо мной в зеркале стоял образ какого-то чудовища, отдалённо напоминающего меня самого. Но чудовище было скорее смешным, чем пугающим. Тут я вдруг вспомнил, что хотел проникнуть за зеркальную поверхность, предполагая, что это может быть интереснее, чем простое прохождение через стекло. Вероятно, моё несколько мистичное к этому отношение и привело к следующим событиям.

       Сначала я убрал образ этого чудища, стоявшего в зеркале. Получилось. Теперь передо мной была тёмная и немного матовая поверхность старинного зеркала. Помню ещё подумал, что происходящее напоминает какой-то фентези сюжет. Подбодрив себя, и утихомирив появившийся страх, решил войти-таки в зеркало. Почувствовал знакомое ощущение прохода через стекло, а дальше увидел полную тьму. Именно увидел. Было ощущение, что зрение осталось, но просто очень темно. Не было никакой пространственной ориентации. Даже под ногами не ощущалось поверхности. Какой-то чёрный или тёмный вакуум. Я не часто выхожу из тонких миров по собственной инициативе, но сейчас решил убраться. Безотчётный страх всё-таки включил чувство самосохранения. Известно, что надо подумать о какой-то части физического тела и тебя вернёт обратно. Так я и сделал.

 

       В следующую секунду я уже лежал в кровати и думал, что, наверное, зря прервал опыт. Ничего опасного вроде бы не было. Ну вакуум, ну и что. Встал с кровати, наспех заправил её. Подошёл к двери комнаты и понял, что двери нет! Вот тут произошло то, что случается с новичками, да и не только с новичками. Меня буквально накрыл безотчётный страх. Я понял, что всё ещё в тонких мирах. Показатели ясности образов и мышления были стопроцентными. Когда я экспериментировал с зеркалом, они едва дотягивали до пятидесяти или семидесяти процентов. Теперь же всё было зловеще реальным. Зловеще потому, что я не был уверен, что вообще не останусь здесь навсегда. Пришла абсурдная на первый взгляд мысль, что раз я не могу отличить одну реальность от другой, то это значит, что я оказался в материальном мире, но не в своём. Если бы не отсутствие двери, то, возможно, я бы так и не заметил, что не вернулся домой.

       Как мог, постарался успокоиться. Даже появились проблески интереса к сложившейся обстановке. Но всё же решил попытаться вернуться в привычный материальный мир. Я закрыл глаза и начал интенсивно представлять, что двигаю стопой физической ноги. Через несколько секунд снова ощутил себя лежащим в кровати в своей комнате. Всё было на месте, включая дверь. Но теперь я решил провериться. Попробовал взлететь. В первый раз обрадовался, что не получилось. По всем признакам я был дома. Но ещё несколько дней после тех событий у меня было какое-то странное ощущение, что я всё-таки не вернулся или вернулся как-то не полностью или не туда.

 

       К моему удивлению, среди моих новых знакомых оказалось несколько человек, переживших подобный опыт, связанный с тем, что не можешь вернуться в привычный мир. Для кого-то это было забавно, кто-то испугался. Но все в один голос говорили, что заблудиться там насовсем маловероятно. Основываясь на результатах своей практики, могу сказать, что это не только маловероятно, но и, скорее всего, вообще невозможно.

       Пока человек накрепко связан со своим физическим телом, никаких вариантов задержаться в тонких мирах надолго просто нет. Самое невероятное, интригующее или пугающее путешествие закончится тогда, когда затечёт какая-нибудь часть тела от долгого лежания или телу просто понадобится в туалет. Кроме того, я не припомню ни одного свидетельства о том, чтобы человек, увлекающийся выходами из тела, умер во сне. Не говоря о том, чтобы это носило массовый характер. Это нужно знать, и просто спокойно возвращаться. А ещё лучше продолжать исследование, тем более что показатели осознанности и реалистичности в такие моменты обычно высокие.

 

       ОС (5)

       Я не практикую специально попадание в тонкие миры через осознанные сны, считая этот способ наименее управляемым. Поэтому все случающиеся у меня ОС происходят спонтанно.

       В этот раз я осознал себя во сне на какой-то оживлённой улице. После осознания улица сразу преобразилась. Меня это мало интересовало, так как ещё с вечера был намечен определённый план исследования и путешествия, если возникнет прецедент. Осознав, сразу вспомнил о плане. Я давно не был на море, и хотелось побывать в какой-нибудь курортной местности. Представив себе ласковые волны, накатывающие на песчаный берег, сразу почувствовал знакомое движение в трубе, сопровождающееся ревущим звуком. Зная, что очень важно не прекращать визуализацию до момента попадания на место, продолжал представлять волны.

       Раньше я думал, что в том положении, в котором человек находится в тонких мирах, невозможно ничего представлять, а только смотреть. Оказалось, что это не так. Разница лишь в том, что, представляя что-то в материальном мире, человек обычно не получает немедленной реакции. А в тонких мирах реакция мгновенна, и визуализация является способом попадать в заданное место. Отметил про себя, что перемещение в пространстве тонких миров всегда было для меня лёгким делом, причём с самого начала практики. Лёгкого намерения достаточно, чтобы меня сразу куда-то потащило.

       Почувствовал знакомое ощущение приостановки движения. В следующее мгновение я уже стоял примерно по колени в воде, ощущая её приятную прохладу. Осознанность и чёткость картинки были довольно низкими, особенно образы, и поэтому я решил поднять их общий уровень известным способом. Начал рассматривать ладони рук. Для меня критерием поднятия основных показателей является момент, когда я вижу свои привычные линии ладоней. Сначала эти оранжево-жёлтые сгустки вообще мало напоминали кисти рук, но я продолжал всматриваться в них, пока они не приобрели очертаний вполне похожих на человеческие кисти. Затем перевёл внимание на море, и наконец-то увидел его. Потом снова на руки. В какой-то момент я увидел свои линии ладоней. Это было свидетельством достаточной глубины состояния. Вдруг пляж стал обитаемым. Появились люди, одетые в купальные костюмы, шезлонги, дети, надувные круги. Был тёплый солнечный день. Я стоял, любуясь на эту внезапно свалившуюся на меня курортную благодать. Так и хотелось у кого-нибудь спросить словами Булгаковского героя Стёпы Лиходеева: «умоляю, скажите, какой это город?»

       Прямо от пляжа начиналась какая-то невероятно симпатичная и уютная старинная улочка. По сторонам от мощёной булыжником дороги стояли небольшие домики, архитектура которых напоминала мещанские постройки девятнадцатого века. Я пошёл по ней, с удовольствием и даже каким-то благоговением, рассматривая всё вокруг. Вдруг на моём пути появился лоток с продающимися книгами. Я сразу вспомнил, что давно хотел попробовать прочитать в тонком мире какой-нибудь текст. Наверное, поэтому этот лоток и появился. Взял не книгу, а какую-то газету. Приблизил к себе первую попавшуюся статью. Попытка прочитать хоть что-нибудь не привела ни к чему. Буквы кириллицы исправно слагались в слова, а слова в предложения, но прочитать это было невозможно. Примерно это выглядело так: «Алстылшу олкь бюн. Прлодлдю лтотдбы тдзй.» Это было довольно забавно. Всё как обычно. Столбцы статей, заголовки, всё как положено, но прочитать ничего нельзя. Пришлось вернуть газету на место. Отошёл от лотка, стремясь продолжить свой путь.

       А дальше, друзья мои, я увидел её. В сознании последним предупреждением пролетели слова, что секс в тонком мире обычно приводит к преждевременному возвращению в бренное тело. Но где там. Голос разума был подавлен инстинктом, который в материальном мире сам как раз этим самым разумом и подавляется. Тогда я ещё не умел управлять этим в тонком мире так, чтобы доводить дело до оргазма, но потом научился. Ситуация развивалась стремительно. Вот мы уже в каком-то доме. Поцелуи. Раздевание. Ну вот, ну, ну, ну… Но вдруг всё кончается. В следующее мгновение чувствую себя в физическом теле, на кровати и в одиночестве.

 

       Вообще я подтверждаю наблюдения многих практиков ВТП и ОС, что в тех мирах первое, с чем сталкиваешься это секс и страх. У современного человека и то и другое обычно является основными побудительными мотивами. Но дело в том, что в так называемом цивилизованном обществе эти руководящие мотивы обычно загнаны глубоко внутрь и не выставляются напоказ. Страх и секс подавляются, но всё же руководят людьми. В тонких же мирах всё можно. Можно даже то, что невозможно даже представить в материальном мире, не говоря уже о том, чтобы осуществить. Поэтому редко кто из практиков проходит там мимо секса. Это не только удовольствие, но и препятствие, которое нужно научиться преодолевать и контролировать. Зато потом, когда контроль будет развит, качество и сила ощущений, связанных с сексом могут превысить те, что человек испытывает в материальном мире. Кроме того, это не будет сопровождаться потерей энергии. Со страхами в тех мирах практикующие в целом встречаются реже, чем с сексом. И в основном в начале.

       Занимаясь практиками, связанными с выходами из тела, я часто думал о возможности как-то связать происходящие события с привычным материальным миром. Мир фентези, в который я погружался, был, конечно, очень интересен и захватывающ. Переживания, которые он дарил, были вполне глубоки и достаточны, чтобы заниматься этим всю жизнь, привнеся в неё новые и богатые краски и ощущения. Но получить реальную пользу, выраженную, например, в получении какой-то информации, полезной для жизни в материальном мире, было бы не менее интригующе. Конечно, я не претендовал на то, чтобы таким образом получить номер банковского счёта какого-нибудь олигарха. Меня вполне бы удовлетворила информация, касающаяся моей собственной жизни.

 

       Имеющегося у меня опыта было вполне достаточно, чтобы понять, что отделение от тела и проникновение в тонкие миры открывает больше возможностей, чем даёт, например, ясновидение. Притом, это значительно легче. Если способность ясновидения воспринимается не иначе как дар какому-то определённому человеку, то возможность открыть для себя ВТП или ОС есть практически у всех. А подключение и в том, и в другом случае идёт к тонкому миру. Нет ничего удивительного, что подлинно талантливые ясновидящие – это редкость. Ведь им приходится «видеть», не отключая органы чувств физического тела. Но зачем такие трудности, если есть более легкий и доступный, а в ряде случаев и более качественный способ?

 

       Настал момент, когда мне во что бы то ни стало захотелось подтвердить для себя возможность пересечения тонкого и плотного миров. Или окончательно опровергнуть такую возможность. Для опыта я решил купить какой-нибудь журнал и, не открывая, запомнить обложку. Что я и сделал. Затем я должен был найти этот журнал в тонком мире и, открыв первую страницу, запомнить то, что увижу на второй. Вернувшись в материальный мир, и открыв журнал в реале, сверить увиденное «там» с увиденным здесь. Если бы увиденное совпало, то это означало бы, что открываются крайне интригующие перспективы. Стало бы понятно, что можно получать любую достоверную информацию, не выходя из спальни. Если бы таким образом можно было ещё доказать возможность влияния на материальный мир, находясь в тонком, то это явно превысило бы те запросы, которые я предъявлял своему увлечению.

 

       ВТП (6)

       В то время вибрации посещали меня не так уж часто. Поэтому выход из тела, сопровождающийся их появлением, добавлял адреналина. Тем более, что выход из тела с вибрациями представлял собой мощное движение.

       Оказавшись вне тела, сразу вспомнил о задаче найти журнал. По опыту знал, что намерение найти и является одновременно способом поиска. Но основные характеристики были настолько низкими, что пришлось отбросить эту затею и просто разглядывать руки, а затем попадающиеся предметы.

       Зная, что нахожусь близко к возвращению в тело, стал тормозить всякие свои перемещения. Для меня самым лучшим способом повысить качество осознанности и наблюдаемой картины со временем стала фиксация в определённой точке пространства. Отсутствие движения, а также рассматривание рук, предметов, а затем стен или стоящих близко деревьев, стало способом углубления своего положения в тонком мире. Любая суета быстро возвращала в тело. Наилучшим поведением там стало действие без суеты.

       Так я и стоял, пытаясь улучшить основные характеристики. Занимаясь этим, я почему-то забыл о своей сегодняшней цели. Вечером перед сном я посмотрел передачу о Николе Тесла. Вдруг вспомнил об этом в тонком мире, и сразу решил с ним увидеться. Было интересно, тем более, что встреч с умершими людьми у меня тогда ещё не было. Представил его фото.

       Далее уже привычный полёт в трубе, закончившийся попаданием в пустынную местность. Я видел песчаные холмы, изредка какие-то высохшие бледные стволы деревьев без веток. Ранние сумерки. Холмы достаточно высокие, чтобы скрывать собой окружающий вид, если стоишь внизу. Ощущение полной безжизненности. Понимая, что прибыл куда-то не туда, я решил разведать окружающую местность. Начал взбираться на холм. Сразу понял, что можно взлететь. Полетел. Но почти сразу наткнулся на стену, состоящую из частокола толстых брёвен, заострённых вверху. «Возможно, Тесла находится за этой оградой», – подумал я. Но проверить это было не суждено. Откуда-то выскочило чудовище ростом метров пять. Оно было крайне агрессивно и быстро двигалось в моём направлении. К бою я был не готов, и поэтому просто выключил зрение.

       Сразу оказался в физическом теле. Решил попытаться выйти из тела вновь. Получилось, причём осознанность и яркость образов были заметно выше, чем в первый раз. Почти сразу начал искать журнал, переходя из комнаты в комнату в каком-то помещении. Опять появилась суета. Зная, что суета – предвестник неудачи, остановился и начал фиксироваться привычным способом. Закончив этот процесс, осмотрелся, и почти сразу увидел искомый журнал на каком-то белом столе. Его обложка немного отличалась от оригинала. Но это я списал впоследствии на недостаточные проценты основных показателей. Ведь реальность определялась как сто процентные показатели ясности мышления и образов. Всё же эти показатели были достаточно высоки, чтобы, открыв первую страницу, я увидел не расплывающиеся и изменяющиеся образы, а вполне стабильную картину. Принялся её запоминать. Поймал себя на мысли, что способен прочитать текст. Впервые текст был читаем. Решил запомнить что-то из текста, фотографию какого-то дома и графический рисунок. Задание было выполнено, и я просто вышел из этой комнаты. Отсутствие цели быстро погасило осознанность в тонком мире. Через секунды осознанность восстановилась, но уже в физическом теле. Я не пытался снова отделиться от тела, а сразу побежал за журналом.

 

       Подтвердилось почти всё! Только текст, хотя и содержал много тех же слов, отличался по смыслу. Но это не омрачило моего настроения. Это был успех, результатом которого стало то, что на достаточно длительное время вопрос получения информации о материальном мире, используя тонкий, стал основным в моей практике. Вдруг вопрос из мистического и фантастического перешёл в чисто практическую плоскость. Но толком что-то понять и освоить не получалось длительное время. Это длилось, пока не были поняты основные закономерности, соблюдение которых обеспечивало успех освоения тонких миров. Тогда я их ещё не понимал.

 

       ОС (7)

       В этот раз осознание пришло из сюжета обычного сна. Причём, как всегда у меня, не был понятен механизм этого осознания. Впоследствии я понял, что ключевое понятие «намерение» играет здесь решающую роль. Никакие «якоря», создавать которые предлагается в разной литературе, в моём случае не работают. Осознание во сне приходит внезапно, как результат «накопления» намерения.

       Сразу потерял интерес к сюжету сна, начав смотреть на руки с целью улучшить основные показатели. Усилив своё положение, вспомнил о поставленной заблаговременно цели. Эта цель снова состояла в попытке получить информацию из материального мира, используя тонкий мир.

       Я хотел попасть в определённое место района, в котором тогда жил. Это была парковка машин недалеко от моего дома. Попав туда в тонком теле, я должен был запомнить номер какой-нибудь машины, припаркованной там. В физическом мире я никогда не был на этой парковке, лишь видел издали, не говоря уже о том, чтобы запоминать какие-то там номера.

       Цель была достаточно интригующей. Наблюдая издалека, я заранее запомнил дерево, стоящее там, большую выбоину асфальта и часть забора этой парковки, что стало своего рода индивидуальным паспортом и одновременно местом назначения.

       Визуализировав этот образ, почувствовал, ставшее рутинным, движение в трубе, направленное куда-то вниз. Однако, попасть в заданное место не получилось. Я оказался в каком-то детском клубе. Помещение, в которое я попал, было безлюдным, но заполненным разными игрушками, велосипедами, детскими спортивными снарядами и ещё бог знает чем. Как впоследствии оказалось, на первом этаже нашего многоквартирного дома действительно располагался детский клуб, о котором ранее я не знал. Причём квартира, в которой я тогда жил, была как раз над тем клубом. Поскольку налицо был промах, то я решил вернуться в тонком теле в ту квартиру, и уже пешком или в полёте добраться-таки до цели.

       Почему-то движения в трубе не было, а я сразу оказался в кухне своей квартиры. Оказавшись там, я испытал нечто вроде озарения. Вдруг со всей твёрдостью решил, что сейчас достигну своей цели и получу информацию из материального мира. Эта мысль стала чем-то вроде команды. Вслед за этим началось движение. Дальнейшее моё перемещение представляло собой некие рывки. То я осознавал себя в кухне, через секунду уже в своей комнате, ещё через секунду прошёл через окно, затем падение вниз на улицу, похожее на быстрый полёт. Ещё секунда, и я уже стою у парковки в заданном месте у дерева. Всё это время перемещение я чувствовал лишь при полёте вниз. Всё остальное трудно вообще назвать перемещением. Просто каждый раз я осознавал себя в новом положении.

       Не теряя времени, сразу бросился рассматривать первую попавшуюся машину. Это был чёрный Nissan. Несмотря на то, что в физическом мире была ночь, на этой парковке я был при свете дня. Мне удалось даже увидеть расположение этой машины. Она была крайней в ряду. Оставалось запомнить номер. И тут изображение начало портиться. Меня неумолимо возвращало в тело. Понимая значимость для меня этого эксперимента, я делал всё возможное, чтобы сохранить своё положение. В результате получил ещё несколько необходимых секунд. Зрение сузилось. Возникло ощущение, что смотришь через какой-то цилиндр, диаметром сантиметров двадцать и длиной полметра. Наконец увидел номер машины. Я запомнил его на всю жизнь. Всего три цифры.

       Теперь мне не только не требовалось сохранять своё положение, но наоборот надо было срочно возвращаться в тело. Вернувшись, я сразу вспомнил номер, поднялся и, не испытав ни малейших сомнений, пошёл проверять полученную информацию. Не прошло и пятнадцати минут, как я, стоя среди ночи, в благоговении смотрел на этот чёрный Nissan. Номер, а также расположение машины тоже совпали. Это был, мягко говоря, триумф и прорыв. Я испытал настоящий драйв. Эндорфины зашкаливали. Вместе с тем, это ощущение соединялось с каким-то мистическим, запредельным чувством, не дающим прыгать и фонтанировать от радости, но переживать радость внутренне, не растрачиваясь на внешние проявления.

 

       После этого случая я, наверное, впервые отнёсся к своим занятиям более чем серьёзно. Всё это перестало быть игрой в фентези, а гипотеза, что всё это лишь работа мозга, была окончательно отброшена. Объяснять всё работой мозга теперь было для меня просто нелепо. Я вообще уважаю взгляды материалистов и атеистов, если, конечно, это настоящие материалисты и атеисты. Уважаю за их приверженность опираться на факты, а не на домыслы и суеверия. Проблема лишь в том, что у них нет нужных фактов. А жаль. В предлагаемой мной для изучения теме очень пригодились бы люди с холодными головами. Ведь так просто сразу всё подогнать под какую-нибудь существующую систему верований и как обычно начать поклоняться или наоборот очернять, кому-то молиться, возомнить себя пророком или за что-то каяться.

 

       Тем временем шли недели и недели, а повторить даже приблизительно тот удачный опыт не получалось. Пришло время окончательно понять, что вопрос наличия энергии является ключевым. Впоследствии я даже удивлялся тому, что у меня вообще что-то получалось. Меня поддерживал в то время лишь крайний интерес к своему увлечению. Однако, летать приходилось «на честном слове и на одном крыле», да ещё с сухим баком. Неудачи, последовавшие за тем впечатляющим успехом, заставили разбираться с вопросом получения энергии для продолжения проникновения в тонкие миры. И вопрос этот оказался сложнее, чем я предполагал. А его решение оказалось лежащим в непривычных с точки зрения обычного человека плоскостях.

       Но зато решение этого вопроса вывело мою внетелесную практику на новый уровень, открыв новые перспективы, и как бы расширив понимание. После этого ВТП или ОС перестали быть какими-то самостоятельными величинами, а стали составными частями чего-то ещё более значительного.