Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

4.5. Проникающая радиация и радиационное заражение местности.

       

       Чтобы окончательно «добить» теорию Халезова и больше не возвращаться к её критике, вспомним ещё один очень значимый и эффективный поражающий фактор всех без исключения ядерных взрывов – радиационное поражение живых существ в первые секунды после взрыва вследствие действия проникающей радиации и получение вредных для здоровья доз облучения вследствие контакта с радиоактивными материалами в течение длительного времени после взрыва.

       Я позволил себе объединить два в принципе разных поражающих фактора ядерных взрывов, поскольку результатом в данном случае являются заболевания людей, связанные с лучевой болезнью различных степеней тяжести.

       Мне даже в страшном кошмаре не хочется увидеть, что произошло бы с несколькими миллионами жителей Нью-Йорка, если бы в центре Манхеттена на глубине 75 метров под улицей, где-то посреди «новой станции Нью-Джерсийской дороги» произошел ядерный взрыв мощностью 150 килотонн. Даже не принимая во внимание все остальные факторы такого взрыва, мы имели бы уровень радиоактивного заражения близлежащей местности приблизительно на порядок выше, чем в окрестностях четвёртого энергоблока Чернобыльской АЭС сразу после тогдашней аварии.

       Вот, как оценивает уровень радиоактивного поражения после таких взрывов та же Википедия:

       «Ядерная атака атомной электростанции может поднять в воздух сравнимо или даже больше радиоактивных веществ, чем может дать только сама бомба при заглубленном взрыве, особенно если разрушено несколько реакторов. Например, активность радионуклидов сразу после подземного взрыва бомбы 100 килотонн тротилового эквивалента составляет… 3.7х1020 Бк, в то время как при аварии на Чернобыльской АЭС с выбросом около 5% массы топлива активность загрязнений составила 1.4х1019 Бк.»

 

       Ба! Да ведь здесь говорится практически о рассматриваемом нами случае! Теперь наверное следует вспомнить последствия катастрофы в Чернобыле и попытаться представить вдесятеро больший уровень радиоактивного заражения в центре Манхеттена…

       И что, Дмитрий Халезов хочет сказать, что по сей день там никто не заметил никакой радиации и люди продолжают там жить, как ни в чём не бывало?