Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

6.6. Детально о процессе обрушения.

       

       Начало обрушения явилось следствием превращения в пыль только центральной части несущих колонн вниз на несколько этажей от места расположения «пирожка», поскольку внешне никаких изменений не произошло. Путём несложных подсчётов, зная конфигурацию внутреннего каркаса башни, можем предположить, что в этот момент исчезла масса порядка 3-4 тысячи тонн. Чтобы нагляднее представить себе физику процесса, вспомним массу одного груженного железнодорожного вагона. Она равна 64 тонны. Значит, данный момент эквивалентен падению на грунт железнодорожного состава из 55 вагонов. Это момент А на сейсмограмме – она не даст соврать.

       В этот момент внешний каркас, ослабленный пробоинами от «удара самолёта» не смог выдержать веса верхней части башни, и, слегка накренившись, подломился.

 

       Это очень важный момент. Именно этот факт позволил официальной версии нагло врать о ломке каркаса вследствие расплавления стали (!) от офисного пожара. Для справки: температура плавления стали разных марок – в среднем около 1500°С, температура горения авиационного керосина – 800°С, бумаги – до 500°С, дерева – 800-1000°С, пластиковых и полимерных материалов всевозможных типов – от 200 до 1200°С.

       Особенно чётко момент начала обрушения проявился на южной башне, где проломы от «удара самолёта» были проделаны по касательной к углу башни. Та верхушка башни вообще падала с серьёзным креном. И это дало мне ещё одну важную улику, но об этом чуть ниже.

 

       Как только «пирожок» почувствовал движение, в следующее мгновение процесс превращения материалов в пыль был выведен на полную мощность. Или же «конус превращения», направленный вниз, был переключён на больший угол «обстрела». Теперь уже превращению в пыль подлежали и внешние стены, поэтому верхняя часть башни и полетела вниз с ускорением свободного падения.

       Да, башни-близнецы WTC (вернее их целые верхушки) и здание WTC7 падали вниз с ускорением, приблизительно равным ускорению свободного падения у Земли. Согласно формулы t=sqrt(2h/g), башни с высоты 350 метров летели вниз около девяти секунд, здание WTC7 высотой 170 метров – чуть менее шести.

 

       И вот тут у нас имеется очень наглядное доказательство правоты моей гипотезы. Это горизонтальные серые выбросы из тех окон, которые мгновение спустя накроет падающая верхняя часть и клубы пыли.

       Давайте, как в замедленной съёмке, не спеша представим себе процесс падения верхней части сквозь пыль, которая только что была телом башни, но под которой всё ещё находятся целые этажи с окнами офисов между внешними колоннами стального каркаса. Верхняя часть падает практически плашмя. Соответственно, площадь падающего обломка, примерно соответствующая площади башни, гонит перед собой воздух и пыль.

       Если вспомнить, что чувствует человек, стоящий на краю перрона, когда около него проносится локомотив поезда, тогда можно понять, что впереди летящей вниз верхней части башни двигалась воздушная подушка с избыточным давлением. Именно это давление явилось причиной странных серых «выстрелов», которые конечно же не были причиной обрушения башни, как полагает большая часть исследователей.

       Кроме того, вполне возможно, что в процессе превращения любых материалов в пыль, т.е. при разрывании всех химических связей между молекулами, происходит сброс энергии химических связей в виде тепла. По этому моменту имеются косвенные доказательства. Вот, например, как выглядела ближайшая автостоянка после обрушения башен-близнецов WTC. Наверняка утверждать это я не могу, ведь как и вы, не владею данной технологией. Однако, если это так, тогда избыточное давление воздуха впереди падающей башни должно быть выше, чем давление воздушной волны перед двигающимся телом в однородном воздухе.

       Если также предположить, что граница конуса превращения под «пирожком» была сферической, т.е. центральные несущие колонны превращались в пыль на мгновение раньше, чем внешние стены, то причина этих выбросов становится ещё более наглядной.

 

       Теперь давайте снова поставим себя на место организаторов и исполнителей данного мутного дела. Кстати, это очень хороший способ понять мотивы преступников, а уж объяснений тогда искать долго не надо.

       Итак, верхняя часть башни летит к земле, под ней «пирожок», который пожирает материю невзирая на химический состав. Если эту парочку вовремя не остановить, она полетит чёрт знает на какую глубину. Ещё придётся доказывать, что Бен Ладен сделал под башнями километровый подкоп… Поэтому падающую махину массой минимум 45 тысяч тонн надо остановить точно в назначенном месте, и ещё крайне необходимо уничтожить «пирожок».

 

       Что в данный момент можно предложить лучшее, чем небольшой ядерный взрыв в подземной части башни?

 

       К этому взрыву мы перейдём в следующей главе, а пока я хотел бы обратить ваше внимание на ту самую недоразрушенную часть бокового каркаса, верхняя часть которой на видео осыпается в виде порошка, а нижняя остаётся стоять на земле с небольшим наклоном наружу. Почему остался целым гигантский обломок одной из четырёх стен внешнего стального каркаса? Почему осыпалась в виде порошка только его верхняя часть? Обратите также внимание, что он даже устоял после подземного взрыва с магнитудой 2.3 балла!

 

       В рамках моей гипотезы ответ очень прост.

       Помните, верхушка второй атакованной башни в начале обрушения подломилась не строго плашмя, а с небольшим креном? В её основании вниз летел «пирожок», превращавший в пыль башню в некой конической области, как я уже показал выше. Так вот, в процессе свободного падения все предметы находятся в невесомости. И если такому предмету изначально задать вращение, то он будет вращаться в данной плоскости до самого столкновения с поверхностью.

       В течение последней секунды/полсекунды из девяти секунд полёта к земле та самая нижняя часть одной внешней стены просто вышла из области «поражения», поскольку пирожок вместе с верхней частью башни развернуло уже на соответствующий угол. Я не буду рисовать схемы: надеюсь, из объяснения должно быть понятно.