Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

6.7. «Ядерный» взрыв и промежуток времени В-С.

       

       Дмитрий Халезов оказал всем нам неоценимую услугу, опубликовав фотографии мест в основаниях башен после расчистки завалов (фото1, фото2, фото3, фото4, фото5, фото6, фото7, фото8, фото9, фото10, фото11, фото12, фото13). Из этих фотографий совершенно чётко можно понять, что ground zero был вовсе не на глубине 75 метров, а максимум 20-25 метров ниже уровня улицы, т.е. не ниже подземной части башни.

       Из того, что после данного «ядерного» взрыва устоял тот самый гигантский обломок внешнего каркаса второй башни, я делаю вывод о его относительно малой мощности. Конечно, я не могу утверждать наверняка, но исходя из данных по теракту 1993 года, оценил бы его мощность на уровне 0.005 – 0.01 килотонны в тротиловом эквиваленте, т.е. на порядок или на два порядка мощнее взрыва начинённого взрывчаткой автомобиля внутри подземного гаража башни WTC, количество которой оценили в 600 с лишним килограммов тротила.

 

       Что должен был сделать этот взрыв?

       Во-первых, испарить подземную часть башни. Для этого лучшего места, чем внутри внутреннего каркаса на глубине 20 метров от уровня улицы придумать просто нельзя.

       Во-вторых, разбить и раздвинуть всевозможные объёмы и перегородки подземной Плазы, подготовив необходимый объём для «приёма» верхней части башни.

       В-третьих, уничтожить «пирожок», который – напомню – находится впереди падающей верхней части башни.

       Этот «полуподземный» «ядерный» взрыв сделал жёсткое дно каверны, одним могучим ударом испарив, переплавив и уплотнив дно Плазы, с которым так долго игрались бедные американские строители за 30 лет до того. В этот адский котёл должна была свалиться и в нём свариться верхняя часть башни вместе с «пирожком».

 

       Пока я не стану утверждать или допускать, когда именно закончилось действие «пирожка». Выключили ли его точно за мгновение до взрыва или же «ядерный» взрыв уничтожил работающий «пирожок» – согласитесь, сейчас это не суть важно. Более детально мы рассмотрим этот момент в следующем разделе данной работы.

 

       Сейчас вернёмся к физике процесса, обратившись к сейсмограмме (Рис.2). Мы видим, что сразу после «ядерного» взрыва произошло затухание колебаний земной коры и до момента С наблюдается некоторое затишье в колебаниях. Почему оно происходит? А что должно произойти с огромным предметом массой минимум 45 тысяч тонн, который летит строго навстречу взрыву с мощностью портативного ядерного заряда? – Правильно, он затормозится и частично разрушится.

       Я утверждаю, что большая часть «пирокластического» облака, которое выходило из области основания башни сразу после прилёта верхней части к уровню земли, состоит именно из испарённых «ядерным» взрывом частей нижних этажей верхней части башни и верхних этажей подземной части башни, а также тела «пирожка». Это облако основательно перемешалось с пылью, в которую была превращена основная часть башни, и под действием высоких температур от «ядерного» взрыва сразу стало распространяться на большую площадь. Весь Манхеттен был покрыт этой пылью, огромные её клубы – наиболее запоминающиеся кадры первых минут после обрушения башен и здания WTC7. Далее пыль сносит в океан под влиянием господствующего направления ветра в тот день, поэтому из космоса виден огромный пылевой шлейф.

 

       Здесь надо особо подчеркнуть, что в процессе обрушения башен образовывались два разных вида пыли. Первый – это превращённый «пирожком» в пылевое облако объём башен ниже от уровня «ударов самолётов». Эта пыль была столь мелка и взвешена в воздухе, что клубилась она лишь под влиянием завихрений воздушных масс, возмущаемых верхней частью башни в процессе падения. Другой вид пыли – это выброс раскалённых газообразных масс различных материалов, испарённых «ядерным» взрывом, которые пытается «заткнуть» огромная «пробка» летящей вниз верхней части башни. Эта пробка разрушается и частично испаряется, также превращаясь во второй вид пыли. Оба вида пыли смешиваются.

       Через 4-5 секунд после «ядерного взрыва», когда расширяющиеся газы уже в основном нашли себе выход из-под материалов верхней части башни, она наконец, далее разрушаясь, проваливается на самое дно каверны, гулко ударяясь о раскалённую, но сильно уплотнённую основу. Это момент С на Рис.2. После него все колебания затухают на протяжении 12-15 секунд (может где-то в Плазе ещё обрушиваются некоторые перекрытия подземного вокзала или ещё что-нибудь незначительное – период времени до момента D) и сейсмограмма далее фиксирует нормальный природный фон.

 

       В эпицентре ядерного взрыва температура испарённых материалов в первые секунды оценивается в миллионы градусов. Даже если в нашем случае эта температура была меньшей на порядок, сути дела это не меняет. Там расплавится всё. Далее теплопередача (остывание) возможна только через массы уплотнённых близлежащих пород и вверх. Если каверну нашего «ядерного» взрыва сразу засыпать чем-нибудь массивным, то следующие несколько недель в ней все материалы переплавляются, перемешиваются и застывают, образовывая причудливые каменные наплывы с раскрашенными разными цветами полосами, которые когда-то были стальными колоннами, материалами офисов, автостоянок, вокзала подземной Плазы и живыми людьми…

       Только по официальным данным эти мерзавцы умертвили три тысячи человек. Сколько на самом деле было жертв, мы наверняка никогда не узнаем. Ведь обрушения башен и подземных «ядерных» взрывов никто не ждал, поэтому эвакуации людей из подземной Плазы, стоянки на 2 тысячи мест, нового вокзала нью-джерсийской железной дороги, «гораздо лучше прежнего», и ближайшей станции метро, расположенных прямо под башнями WTC, никто не проводил.

 

       Кстати, разная конфигурация амплитуд сейсмограммы после «ядерных» взрывов для двух башен обязана структуре подземной Плазы. Если в конце обрушения первой по счёту башни после подземного взрыва мы видим большой вторичный пик колебаний и ещё несколько поменьше, то это легко объяснить тем, что первый взрыв сделал огромные разрушения в Плазе, поэтому верхняя часть башни, летящая вниз, ударилась о дно каверны взрыва практически сразу, со всего маху. И потом, ещё в течение нескольких секунд рушились все перекрытия Плазы, вызывая ощутимое затухающее землетрясение. А вот когда падала верхушка второй башни, рушиться под землей уже было практически нечему, и последовательность сейсмических колебаний уже имела немножко другую конфигурацию, как я уже показал выше.