Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

7.2. Моменты «ядерных» взрывов в основаниях башен.

 

       Итак, проницательный читатель наверняка начинает догадываться, что и последний этап уничтожения башен – «ядерные» взрывы – исполнителям совершенно не было необходимости поручать делать людям. Скажу даже больше: «ядерными» данные взрывы называются лишь оттого, что у меня нет для описания их действия подходящих аналогий. Разве что можно вспомнить взрыв в финале фильма «Хищник-2», после которого главный герой (кстати, тоже весь в пыли) остаётся в живых точно так же, как и некоторые наиболее удачливые пожарные, которые в силу своего служебного долга в это время находились на улице поблизости от оснований башен (но не внутри их).

 

       Давайте зададим себе и особенно Дмитрию Халезову очередной риторический вопрос: может ли вообще выжить человек, находящийся в нескольких десятках метров от эпицентра ядерного взрыва?…

       Мы уже видели выше некоторые вопиющие несоответствия факторов поражения традиционных ядерных взрывов и реального действия рассматриваемых взрывов, последствия которых можно рассмотреть на фотографиях от Халезова. Давайте немного пристальнее приглядимся ещё раз к этим моментам.

 

       Главная идея моей гипотезы состоит в том, что весь процесс уничтожения башен мог быть выполнен с помощью «пирожков», включая также и заключительные «ядерные» взрывы. Как я уже говорил, в таком случае исполнители вообще не зависят от низкоквалифицированных помощников, от которых можно ждать любых сюрпризов и неприятностей.

       Как и в случае взрывов от «ударов самолётов», при допущении о координации действий между «операторами пирожка» и вооружёнными силами США, управляющими ядерной кнопкой, опять-таки получается сложное сопряжение действий разных технологий по времени, когда нужно сдетонировать гипотетический ядерный боеприпас именно в тот момент, когда верхушка башни вместе с «пирожком» подлетела к уровню улицы и уже на несколько метров углубилась ниже тротуара.

       Если такой ядерный взрыв произойдёт на мгновение раньше, последствия вообще непредсказуемы. Если на миг опоздать, «пирожок» может успеть превратить ядерный боезаряд в пыль за компанию со всеми другими внутренностями подземной части башни, и полетит вниз дальше. В любом случае, вся операция рискует сорваться.

 

       Но если предположить, что заряд, очень похожий на ядерный, находился внутри «пирожка», тогда все сложности организации и вычисления момента подрыва разом снимаются. Такой взрыв, если он происходит в момент, когда верхняя часть башни уже основательно углубилась ниже уровня улицы во время падения – примерно на 15-20 метров ниже тротуара – решает сразу множество проблем. Он испаряет само тело «пирожка», остатки основания башни, уплотняет дно каверны «ядерного» взрыва, испаряет нижнюю часть верхней части башни и практически полностью разрушает верхнюю часть верхушки башни, которая, оставаясь на поверхности, состоит из разных обломков нескольких верхних этажей башни.

       Как я уже упоминал, наблюдалось медленное остывание раскалённых материалов в каверне, что в первую очередь наводит всех исследователей на мысль именно о ядерном взрыве. Но я рискну предположить, что этот взрыв был следствием действия такого же типа, которое в полёте с самолётной скоростью успевает испарить стальные колонны метрового поперечного сечения, но только значительно мощнее.

       Вероятнее всего, этот последний импульс неведомой нам энергии был самоубийственным для «пирожка» и венчал собой весь процесс уничтожения башни одним техническим устройством.