Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

11.3.5. Количественная оценка красно-серых вкраплений.

 

 

       Читатель, внимательно ознакомившийся с моей книгой, наверняка помнит о том, что я заострял внимание на трёх этапах уничтожения башен-близнецов: атака «самолётов», обрушение, завершающие подземные взрывы. При этом, согласно моей гипотезе, атака «пирожка», беспрепятственно проникающего внутрь стального каркаса башни и испаряющего её внутренности, была причиной превращения всех материалов в газообразное состояние при сверхвысоких температурах как минимум в объёме «самолета», изображенного вокруг «пирожка». Я оценил количество испарённой в тот момент стали приблизительно в одну тысячу тонн и, как следствие, находящихся в данном объёме офисных материалов и другого оборудования – в ещё одну тысячу тонн. Это – грубая оценка, проистекающая из конфигурации пролома во внешних стенах башен-близнецов, а также из того, что внутренний каркас первой атакованной башни также был прожжен «пирожком» самым очевидным образом (вылет расплавленных продуктов с противоположной стены башни).

       Исходя из оценки общей массы башни на уровне 2000 тонн на этаж, мы получили минимальную массу одной башни на уровне 200 тысяч тонн, из которых 100 тысяч тонн приходится на стальной каркас. Таким образом, в момент атаки «пирожка» испарению было подвергнуто приблизительно 1% от общей массы башни.

 

       Если красно-серые вкрапления являются продуктами этого испарения, почему же в пыли квартиры на Седар стрит их нашлось на порядок меньше – всего 0.1% по массе?

 

       Существуют две причины, уменьшающие массовую часть этих продуктов в общем материале пыли.

       Во-первых, испарение большой массы металлов подразумевает настолько интенсивное расширение газообразного металла в объёме, что в этой области попросту не хватит молекул кислорода, чтобы вступить с ними в реакцию окисления. Образно говоря, газообразный металл попросту вытесняет в первые мгновения атмосферный воздух вокруг эпицентра своего испарения. То же самое относится и к другим материалам внутренностей башен, которые осели внутри разрушенных соседних этажей в виде своеобразных отложений. Офисный пожар, долгое время бушевавший на высоте 350 метров при хорошем притоке свежего воздуха, унёс часть прореагировавших и непрореагировавших с кислородом материалов на большое расстояние, в том числе в океан.

       Во-вторых, вследствие мощнейших тепловых взрывов в основаниях каждой из башен в завершающие мгновения их сноса были созданы некие альтернативные продукты распада, включавшие в себя остатки подземной Плазы WTC. Эти материалы интенсивно перемешивались с первичной пылью, также уменьшая процент продуктов от атак «пирожков».

       Наконец, в-третьих, нельзя исключать и того, что некоторая часть пыли от обрушения здания WTC7 тоже попала в этот образец, ещё раз уменьшив удельный вес красно-серых частиц в материале пыли на некоторую, возможно небольшую, величину.

 

       Таким образом, оценка массовой части красно-серых вкраплений на уровне 0.1% от общей массы пыли вполне согласуется с моей гипотезой.