Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

11.3.8. Неоднородность форм, размеров и химического состава частиц.

 

 

       Платные защитники официальных версий рекламируют «термитный» способ обрушения небоскрёбов WTC как подпольную альтернативную гипотезу, якобы имеющую прочное научное обоснование в виде выводов из анализируемой статьи. В истории мы видим множество примеров, когда предметы или факты, критически неудобные для захватчиков Земли, они успешно используют себе во благо. Давайте же пройдёмся по всему багажу фактов, опубликованных в этой статье, чтобы в очередной раз проиллюстрировать это утверждение.

 

       В статье множество раз и на разные лады утверждается, что красно-серые частички являются остатками «термитной» смеси, с помощью которой якобы были разрушены здания WTC. Дабы обосновать это утверждение, кроме прочего, приводятся цитаты из различных семинаров и научных симпозиумов, где в выступлениях участников шла речь об исследованиях в сфере нанотехнологий и экспериментах с целью получения новых перспективных взрывчатых веществ.

       Если таковые исследования действительно проводились, и при этом была получена взрывчатка типа «нанотермитной» смеси, то это ещё не означает, что она была применена для организации рассматриваемой катастрофы. Тем более, что сама химическая реакция, как было показано выше, показывает полную бесперспективность идеи разрушать стальной каркас с помощью создания дополнительного элементарного железа в виде микрочастиц, пусть даже и разогретых до температуры плавления.

       Но самым главным результатом успешно проведенных исследований по «нанотермитным» взрывчаткам должно стать получение промышленной технологии её получения. Если такая технология создана, тогда, кроме возможности изготовления нужного количества взрывчатки, должны существовать безопасные способы её хранения, транспортировки, установки, а также – правильной и своевременной детонации.

       Все эти необходимые условия предполагают создание действующего прототипа взрывчатого вещества, упакованного в некие капсулы или контейнеры для подрыва, либо в виде взрывающейся краски, как рассказывают нам авторы статьи. В любом из рассматриваемых случаев нановзрывчатка будет изготовлена по некой стандартной технологии, подразумевающей стандартизацию частиц для получения максимального выхода тепловой энергии при взрыве. К примеру, если экспериментально установлено, что максимальная энергия взрыва достигается в случае толщины слоя Fe2O3 27нм, а слоя с элементарным алюминием – 55 нм, тогда вся взрывчатка будет изготовлена именно с такими характеристиками слоёв, а не с какими-то другими.

       То же самое можно сказать и о химическом составе слоёв в микрочастицах такой взрывчатки. Если она производится по некоторому техпроцессу, тогда соотношение химических веществ в разных её слоях всегда будет одинаковым и стабильным!

 

       А что мы видим при детальном рассмотрении красно-серых частиц?

       В первую очередь, бросается в глаза огромный – на несколько порядков – разброс их габаритных размеров. Частицы находят очень разные – от нескольких десятков нанометров до миллиметров по длине. Если такой разнобой в размерах ещё хоть как-то можно объяснить перемешиванием или слипанием разных количеств взрывчатого вещества в экстремальных рабочих условиях, то следующие параметры буквально ставят крест на идее о том, что красно-серые частицы кто-либо мог предварительно изготовить в массовом порядке на технологической линии.

       Во-первых, в серых слоях набор химических элементов очень вариативен. По сути, если бы не присутствие элементарного углерода и алюминия, в каждом отдельном случае можно было бы говорить о разных наборах веществ, присутствующих там. Вяжется ли этот факт с высокими и секретными технологиями, разрабатываемыми в закрытых военных лабораториях?…

       Во-вторых, от образца к образцу изменяются размеры красных и серых слоёв. А ведь каждому школьнику известно, что в химическую реакцию вступают строго определённые количества реагентов; и если какого-либо реагента будет больше, его излишек просто не прореагирует.

       В-третьих, эксперименты с пропановой горелкой и поджигание частиц в дифференциальном сканирующем калориметре показывают, что для успешного начала «термитной» реакции замещения железа алюминием необходимо присутствие и красного, и серого слоя. Но ведь некоторые частицы не двухслойные! Они или красные, или серые – однослойные.

       В-четвёртых, у некоторых двухслойных частиц имеется т.н. промежуточный слой, толщина которого всегда разная. Это означает, что для воспламенения каждой конкретной двухслойной частички нужны разные условия по температуре!

 

       У вас ещё остались сомнения в нулевой эффективности этого «супертермита» как взрывчатки? В конце концов, авторы статьи сами же и признают, что красно-серые частицы не могут использоваться в качестве «заряда-резака» для стали, разве что в качестве своеобразных спичек для зажигания иных взрывчатых веществ. Что же тогда вообще позволяет утверждать о «термитном» способе разрушений зданий WTC ? «Флюгер был намертво приколочен к крыше, и ветер обречённо дул в указанную сторону…» ©.

 

       С другой стороны, все вышеперечисленные особенности форм, размеров и химического состава красно-серых частиц прекрасно согласуются с моей гипотезой.

       Если почти стабильный состав красных частиц в виде оксида трехвалентного железа особых комментариев не требует, то изменчивость химического состава серого слоя легко объяснить испарением разных предметов – от внешних алюминиевых накладок до офисной мебели и тел людей – в условиях сверхвысоких температур при недостаточном количестве кислорода.

       

       Необходимо особо отметить известное свойство чистого алюминия окисляться только на глубину небольшой поверхностной плёнки из нескольких атомов, но не вступать в химические реакции с другими, в первую очередь, органическими материалами даже при высоких температурах. Поэтому пластинчатые алюминиевые структуры, в изобилии найденные в сером слое частиц, служат надёжными контейнерами из чистого алюминия для хранения молекул разных химических веществ, испарившихся и затвердевавших вместе с ними. Анализ XEDS показывает нам углерод, натрий, калий, серу, кальций – все статистически наиболее вероятные химические элементы, присущие органическим структурам, погибшим в результате этих неожиданных атак «самолётов» внутри башен-близнецов. Кремний и кислород – очевидно являются остатками стекла окон и внутренних перегородок офисов. Кальций и углерод – из отделочных материалов. Цинк, хром, сера – остатки офисной техники.

 

       Таким образом, размеры, формы и химический состав красно-серых частиц красноречиво показывают нам условия, при которых они образовались.