Рассказ о том, как в пирожке можно испечь дом

4.2. Превращение материальных объектов в пылевые «модели».

       

       4.2.1. Избирательность превращения.

       

       Тот факт, что вся часть башен, находящаяся ниже точек «ударов самолётов», во время обрушения была превращена в пыль, сомнений не вызывает. Иначе верхняя часть просто не смогла бы падать вниз с ускорением свободного падения. Дмитрий Халезов объясняет факт превращения башен WTC в пыль действием раскалённой субстанции вкупе с действием ЭМИ и другими факторами ядерных взрывов, позволяющими моментально превращать в пыль любые материальные тела, находящиеся в области действия этих сил.

       Если речь идет о сфере, находящейся на некотором фиксированном расстоянии от эпицентра взрыва в однородной среде, то я полностью согласен с тем, что любой материал «дематериализовывается» или превращается в пылевую «модель», которая при первом же касании рассыпается. Это действительно описано в литературе, это явление существует на самом деле.

       Но если ядерный взрыв мощностью 150 килотонн по версии Халезова превращает в пыль башню WTC до высоты порядка 350 метров над уровнем улицы, тогда во что превратятся близлежащие станции, туннели метро и другое подземное хозяйство Манхеттена? Почему такая избирательность превращения материалов в пыль у ядерного взрыва – только вверх? А если вспомнить, что таких взрывов было минимум два? Были ли уничтожены близлежащие ветки метро и станции? Или остались целыми?

 

       Так вот, к вашему сведению, они остались целыми! Однажды даже сообщалось о вагоне метро, который откопали в непосредственной близости от разрушенных башен-близнецов. Этот вагон не превратился в пыль, пребывая в туннеле под комплексом зданий WTC значительно ближе от ядерного взрыва, чем этажи верхней половины башни.

       И движение в метро, прерванное лишь в день 11.09.2001, возобновилось на следующий день на ветках и станциях, непосредственно не находящихся под WTC. Единственная серьёзно пострадавшая ветка метро, проходящая прямо под близнецами – BMT Broadway Line. По данным Википедии «после терракта 11 сентября 2001 года маршрут N был приостановлен и заменен W в Манхэттене и Куинсе, М в Бруклине. 28 октября движение было восстановлено, но станция Cortlandt Street была закрыта до 15 сентября 2002 года.» Обратите внимание на дату восстановления движения по данной линии – 28 октября 2001 года! Ещё дымят руины близнецов, из космоса видны пятна высокой температуры… а под руинами уже во всю катаются пассажиры! Только они не могут воспользоваться всего одной станцией, которую открыли ровно через год. Как же ветка метро в пыль-то не превратилась согласно теории Халезова?

       Кстати, из этих данных мы сразу получаем серьёзные сомнения насчет глубины ядерного взрыва по Халезову – 75 метров. При такой ситуации с метро очевидно, что взрывы произошли не очень глубоко от поверхности!

 

 

        4.2.2. Различная последовательность обрушений небоскрёбов.

       

       В связи с этой пылью, на которой построил (уж извините за двусмысленность) свою теорию господин Халезов, рассмотрим ещё один очень красноречивый факт.

       При допущении превращения двух башен-близнецов и здания WTC7 в пыль с помощью подземных ядерных взрывов становится совершенно необъяснимой разная последовательность обрушения башен-близнецов и высотки WTC7.

       Если в случае с WTC7 всё здание динамично оседает вниз, начиная с нижних этажей, то башни начинают крушиться сверху вниз! А ведь по логике гипотезы Халезова должно быть наоборот: первыми должны подломиться и рассыпаться в прах нижние этажи башен. Ведь сила-то действия подземного ядерного взрыва, превратившего по версии Халезова в прах почти всю башню, в наибольшей степени должна подействовать именно на нижнюю её часть!

 

 

       4.2.3. Участвовал ли в обрушениях Дэвид Копперфильд?

       

       Также для обоснования своей версии Дмитрий Халезов обращает наше внимание на прелюбопытнейший факт. А именно, за 8 секунд до начала обрушения одной из башен Манхеттен сотрясает небольшое землетрясение, которое заметно лишь на стационарно закреплённой камере, да и то, если хорошенько присмотреться. Судя по записям событий на улицах, предшествовавших обрушениям, этого мини-землетрясения никто не заметил. Да и вообще, как можно делать вывод о землетрясении и ядерном взрыве(!) на основании небольшого колебания видеокамеры? Может просто в комнате, где она находилась, сквозняком захлопнуло дверь или кто-нибудь зацепил крепление камеры рукой? Вот эта запись:

       Но Дмитрий Халезов утверждает, что это и есть тот самый момент ядерного взрыва, когда башня превратилась в пыль. Если бы так было на самом деле, тогда сразу же после такого акта превращения в районе места «удара самолёта» должно начаться обрушение верхней части башни, которая вдруг очутилась в положении как «дом на песке» или, в данном случае, как дом на пыли.

       О действительном времени превращения башен в пыль подробно поговорим далее. Но сейчас я лишь хочу задать господину Халезову и всем читателям риторический вопрос: как может верхняя часть башни хотя бы мгновение, не говоря уже о 8-12 секундах, стоять на «пылевой модели» башни, если она сейчас начнёт пролетать сквозь эту пыль с ускорением свободного падения? Где вы видели массивный предмет, который остаётся 8-12 секунд висеть в воздухе, если из-под него выдернули опору? Разве что в цирке…

       Разве господин Халезов не смог задать себе такой простой вопрос прежде, чем продвигать свою версию обрушений? Или это просто тест читателей на адекватность?

       Тем не менее, я очень благодарен Дмитрию Халезову за то, что он обратил внимание на этот интереснейший момент. Без него решение этой головоломки найти было бы значительно труднее. Но об этом – в шестой главе.

 

 

       4.2.4. О том, как ядерный взрыв «забыл» превратить в пыль часть стены.

       

       Есть ещё одна немаловажная деталь в видеозаписях, предложенных Халезовым для обоснования своей гипотезы. Смотрите, после обрушения башни нижняя часть одной боковой стены, вернее её металлический каркас, остаётся ещё несколько секунд стоять. И потом в виде порошка осыпается верхушка огромного торчащего обломка. Дмитрий Халезов совершенно справедливо приводит этот факт в качестве доказательства превращения всей конструкции в пыль.

       Но я хочу обратить внимание на то, что именно этот факт на корню опровергает гипотезу Халезова. Ведь именно нижняя часть башни должна была в максимальной степени подвержена порошковому «разложению», пребывая ближе всего к эпицентру ядерного взрыва! А получается – наоборот.