Ещё раз о бароне Мюнхгаузене

4.2.6. Отстыковка командного модуля.

 

       Возможно ли успешное продолжение и полное выполнение программы экспедиции, если командный модуль не сможет отстыковаться по пути к Луне или если процесс отстыковки спровоцирует какие-либо технические проблемы с другими частями космического корабля?

 

       Кто успел забыть или присоединился к нам только сейчас, напоминаю, что согласно официальной схеме пилотируемого полёта на Луну от НАСА командный модуль «Аполлона» мог поместиться в ракету «Сатурн-5» только в одном-единственном положении – маршевым двигателем к лунному модулю, т.е. вовнутрь. Таким образом, после выполнения разгонного манёвра для полёта к Луне в космосе якобы летела связка из нескольких частей пилотируемого комплекса, собранная в следующем порядке: третья ступень «Сатурна-5», посадочная часть лунного модуля, возвращаемая часть лунного модуля, командный модуль и спускаемый аппарат (для атмосферы Земли).

       При этом манёвр торможения для выхода на орбиту Луны можно было выполнить только с помощью двигательной установки командного модуля, который пристыкован к лунному модулю… маршевым двигателем. Спокойно!.. Даже бароны Мюнхгаузены из НАСА догадались, что рассказывать на полном серьёзе о стыковочном узле, расположенном прямо на раструбе сопла маршевого двигателя, – это уже чересчур. Поэтому соединение лунного и командного модуля «Аполлона» у них якобы осуществлялось с помощью своеобразного каркаса, которым служила обшивка ракеты «Сатурн-5». Соответственно, командный модуль необходимо было отделить от этого каркаса.

 

       Известно, что перед началом «счастливого периода» (шестиразового полного и успешного выполнения всей программы посещения Луны) НАСА декларирует две репетиции данного этапа, одна из которых якобы происходила на околоземной орбите («Аполлон-9»), другая – во время экспедиции «Аполлона-10» по пути к Луне.

       Полёт по программе «Аполлона-9» полноценной репетицией рассматриваемого этапа назвать не получится по той простой причине, что полёт, во-первых, якобы выполнялся на околоземной орбите, а, во-вторых, с помощью другой ракеты – «Сатурн-1В»!

       Единственным доказательством успешности выполнения рассматриваемой операции является фотография командного модуля «Аполлона» на фоне атмосферы и поверхности Земли (на которой, кстати, въедливые исследователи усмотрели перевёрнутое изображение технических помещений НАСА, на фоне которых наверняка и была сделана фотография командного модуля). Что мешало НАСА сделать видеозапись хотя бы части этой операции на околоземной орбите, совершенно непонятно. …Если, конечно, предполагать, что такая операция действительно выполнялась.

 

       Давайте воспользуемся статистикой расстыковок в космосе в процессе выполнения пилотируемых полётов на космических кораблях серий «Восток», «Восход» и «Союз» с 1961 по 1972 годы. В каждом из этих полётов выполнялось отделение спускаемого аппарата для приземления, а также было выполнено две успешных расстыковки на орбите Земли (Союз-4-5 и Союз-11-Салют-1). Всего в автоматическом режиме было выполнено 17 расстыковок между частями космического корабля или разными космическими кораблями, и лишь одна из них (в полёте Юрия Гагарина) была выполнена с некоторыми проблемами, могущими стать причиной гибели космонавта.

       Изучая официальные данные этого первого исторического полёта, приходится признать, что Гагарину тогда очень повезло, что он остался жив…

 

       Таким образом, максимальную надёжность процесса расстыковки в космосе по состоянию на 1972 год для советской космической техники можно оценить как 16/17 или почти 0,9412. Мы примем это значение для оценки вероятности успешной расстыковки командного и лунного модулей «Аполлона» ещё и потому, что всерьёз рассматривать истории о стыковках-расстыковках на околоземной орбите космических кораблей «Джемини» не приходится из-за всплывших фактов об отсутствии таковых космических полётов в принципе. Кроме того, статистика стыковок-расстыковок в космосе, якобы выполнявшихся в этих «полётах», ещё хуже, чем советская. Поэтому мы возьмём лучшую статистику, стремясь получить максимальные значения надёжности каждого этапа в нашем исследовании.