Ещё раз о бароне Мюнхгаузене

 5.1.3. Идея вторая, экономическая.

 

 

       Суть идеи: признание обмана могло стать причиной экономического кризиса, падения доллара, а это никому не выгодно.

 

       Сторонники этой идеи подразумевают, что экономический кризис является некой общей проблемой, избежать которой стремятся все участники современной модели «рыночно-надгосударственной» экономики. Однако, даже опыт каждого отдельно взятого поколения показывает, что это далеко не так. Например, после каждого большого кризиса миллиардеры увеличивают свои состояния в разы, а сам список самых богатых людей планеты растёт относительно медленно.

       Из кризиса любого типа и продолжительности материальную выгоду извлекают всё те же лица, что сподвигло множество независимых исследователей, писателей и учёных к пропаганде идеи о закулисной управляемости глобальных экономических процессов. Более того, имеются вполне логичные наблюдения, показывающие методики и способы опустошения карманов граждан с помощью специально создаваемых годами и десятилетиями схем, впоследствии приводящих к кризисным ситуациям.

 

       Очень заманчиво утвердить официальную точку зрения на экономические процессы, согласно которой рыбка сама будет идти в сети. А, с другой стороны, иметь возможности эти сети расставлять, вкусно питаться и не иметь даже теоретических шансов получить по заслугам. Чтобы такая система стала реальностью, необходима наукообразная платформа, которую мы привыкли называть «экономической наукой».

       Эта «наука» только тем и занимается, что исследует всевозможные связи и закономерности на различных уровнях взаимодействий идеализированных субъектов бизнеса, которые могут выполняться чисто статистически. Именно на это напирают все учебники по экономике, выдавая вполне очевидные вещи за высокую науку. Чтобы эта наука выглядела более внушительно, придумываются десятки и сотни новых терминов, постулируются их свойства, исследуются зависимости между ними. При этом ломаются копья по вопросам, которые на поверку оказываются спорами по типу сатиры Джонатана Свифта из «Путешествий Гулливера», когда жители выдуманной страны спорили о том, с какой стороны следует разбивать яйцо.

       В конце концов, маститые профессора и академики по экономическим наукам оказываются – намеренно или искренне – в дураках, как только случается очередной кризис или происходят якобы «непрофессиональные» действия высоких ответственных товарищей. Ничуть не смущаясь, они пускаются в пространные объяснения, продолжая сыпать своими терминами и прогнозами. И экономический цикл опустошения карманов непосвящённых начинается снова…

 

       Поразительным наглядным примером эзопового языка современной экономической науки являются названия т.н. «финансовых инструментов». Это различные деривативы, опционы, форварды, фьючерсы, споты, боны, девизы, коносаменты, залоги, сертификаты, аккредитивы, чеки и векселя разных типов и так далее, и тому подобное. В процессе их использования возникают различные операции – индоссаменты, авалирование, эмиссия… Более или менее очевидные понятия в обязательном порядке заменяются специальными терминами: страхование ценового риска – хеджирование, рисковое предприятие – венчурное, посредник – брокер, руководитель департамента – андеррайтер,…

       Если вам захотелось использовать некую ценную бумагу «в мирных целях», значит перед вами инвестиционный сертификат! А если страховая компания отказывается компенсировать повреждения вашего автомобиля, может вы просто не заметили, что в вашем полисе ненулевая франшиза?…

 

       Заметьте, повсюду, в любой области современных знаний, чем более запутанным и насыщенным терминами наукообразного новояза оказывается данная сфера деятельности, тем больше вероятность того, что в этой области царит произвол, а участник действа со стороны будет обманут на вполне «законных» основаниях. Это касается не только операций на фондовом рынке, вкладов в банки или финансовые пирамиды. То же самое можно сказать и о современном страховании, «переднем крае» различных фундаментальных наук, строении политических систем, об административном и криминальном праве, о формальной стороне всех без исключения религиозных доктрин, ересей и конфессий.

       И наоборот. Если возникает необходимость в максимально понятной и прозрачной системе, обеспечивающей повседневную деятельность человека, такая система оказывается созданной без лишних терминов, будучи простой и понятной для всех. Она консервативна, а потому одинаково трактуема разными поколениями. Она интуитивно понятна, поэтому одинаково исполняема людьми с совершено разными уровнями интеллекта, разных рас и стран. Вы ещё не догадались, о чем речь? Это – правила дорожного движения…

 

       На этом фоне наивно полагать, что некое «разоблачительное» событие может повлиять на текущие состояния индексов акций на биржах или стабильности неких валют. Скажем, пусть это будет некий «супер-wikileaks» в виде официального признания преступления или обмана от давно всеми забытых политических групп и лидеров, которые действовали в совершенно иной политической, экономической и исторической ситуации. У держателей акций своя рубашка всегда ближе к телу, поэтому на колебания биржевых котировок и индексов в значительно большей степени может повлиять вброс инсайдерской информации о том, что Стив Джобс или Билл Гейтс лечатся от рака, чем вытаскивание скелетов полувековой давности из пыльного шкафа американской политики.

 

       Ко всему сказанному необходимо добавить, что все более или менее заметные глобальные экономические кризисы почему-то происходили совсем не в моменты военных конфликтов, политических или природно-экологических катаклизмов. Несложно понять, что подпираемый экономической наукой тезис о неких спусковых крючках экономических кризисов в виде внешних факторов не выдерживает никакой критики. Каждый экономический кризис начинается в периоды затишья на фронтах войн, обязательно между выборами и во время спокойной погодной ситуации в мире. Создаётся впечатление, что глобальные события инициируются и контролируются неким «однопоточным» обработчиком ситуаций, который в обозримой истории не даёт совершаться большим событиям разного типа одновременно. И это логично: главное – не потерять контроль над этой планетой!