Уничтожение торсионных исследований в России

2.4. Проблема детектирования торсионного поля.

 

 

 

       Судя по публикациям, экспериментаторы часто являлись также изобретателями датчиков торсионного поля. Считается, что надёжных и технологичных датчиков, реагирующих именно на торсионные поля, не создано до сих пор. Проблема детектирования для торсионных исследований с самого их начала оказалась центральной: различные конструкции генераторов были изобретены разными исследователями независимо друг от друга в первой половине 80-х годов, и уже во второй половине 80-х годов широко применялись в исследованиях, но детектирование торсионных полей оказалось на порядки сложнее, чем просто выделение и измерение некоторого параметра наподобие напряжённости поля.

       Я хочу в этом разделе привести одну, на мой взгляд, интересную историю – как одной группе экспериментаторов, по-видимому, удалось достичь достоверной приборной регистрации торсионного поля. 

 

       В препринте Г.Н.Дульнева и А.П.Ипатова говорится о результатах влияния генератора торсионного поля на магнитный датчик Г-79, экранированный от электромагнитного поля: 
       «Число экспериментов, в которых был достоверно зафиксирован сигнал от торсионного генератора, достаточно велико (10:70), но их воспроизводимость не превышает 20-30%. Опыты с полиэтиленовым экраном показали, что только в 50% случаев экранировка достоверно отражается на экспериментальной кривой.»

 

       Но воспроизводимость 20-30% – это, конечно же, мало. Были проведены исследования влияния излучения торсионного генератора на тепловой датчик. Сначала и здесь результаты были не слишком результативными. Авторы описывают опыты октября-ноября 1996 года с применением корреляционной обработки данных от двух секций теплового датчика (“теплового стакана”): 
       «Всего в этой серии было проведено 132 опыта, из них в 13 (10%) достоверно было зафиксировано воздействие ТГ, еще в 8 (6%) опытах воздействие, возможно, имело место. Остальные эксперименты признаны неудачными. 
       Кроме того, в этой серии экспериментов обнаружен удивительный факт влияния наблюдателя (экспериментатора) на результат эксперимента. Этот факт только на первый взгляд может показаться неожиданным и даже невероятными.» 

 

       Авторы отмечают, что после того, как они перешли к экспериментам, в которых экспериментатор уходил из лаборатории на время опыта (запись результатов осуществлялась автоматически), результативность экспериментов несколько повысилась: 
       «Это привело к заметному увеличению числа результативных опытов: в последней части из 24 экспериментов было 5 достоверных результатов (24%). На самом деле этот результат вполне закономерен, т.к. ранее было показано, что на эти же датчики способен влиять оператор-экстрасенс. А если экспериментатор сидит перед установкой и наблюдает за ходом эксперимента, то он смотрит на нее совсем не безразлично.»

 
       Затем после дополнительных усилий по экранировке электромагнитной компоненты и применения другой методики математической обработки сигнала (вычислялась дисперсия и энтропия сигнала, который снимался с датчика с высокой частотой) авторам удалось достичь более высокого уровня достоверности: 
       «Апробация методики окна была произведена в декабре 1996 г. в серии из двадцати пяти экспериментов по воздействию ТГ на тепловой стакан No 2. В пятнадцати из них (60%) изменение критерия воздействия k достоверно превышало погрешность. Еще в трех экспериментах (итого более 70%) критерий воздействия k стал превышать погрешность после повторной обработки данных спустя год, когда были разработаны программные алгоритмы фильтрации частот (50 Гц).»

 

       Наконец, было выявлено ещё несколько закономерностей и начиная с 1998 года удалось выйти на более чем удовлетворительный уровень достоверности. Примечательно, что авторы поначалу сами не могли в это поверить (до сих пор достоверность регистрации торсионного поля, как и воспроизводимость эффектов воздействия экстрасенсов на датчики была невысокой): 
       «Проведено 25 экспериментов при условиях, абсолютно идентичных условиям предыдущей серии. Совпадение значений критерия воздействия для идентичных опытов из этих серий составило 93-95%. Этот результат вызвал у нас “противоречивые чувства”.

       С одной стороны, такая воспроизводимость результатов является нормой с точки зрения классической физики. С другой стороны, мы склонны считать малое количество результативных опытов в предыдущих сериях экспериментов следствием самой природы торсионного поля, и, следовательно, усилилось сомнение в том, что регистрируется торсионное, а не электромагнитное поле.» 

 

       Исследователи решили проверить воспроизводимость, используя неустойчивый режим торсионного генератора, и убедились в том, что результаты надёжно воспроизводятся: 
       «Для выяснения природы регистрируемого тепловым датчиком сигнала от ТГ предпринята следующая серия, состоящая из 10 абсолютно одинаковых экспериментов. С целью подтверждения (или отрицания) устойчивого характера воспроизводимости результатов регистрации сигнала для проведения этих экспериментов был выбран наиболее неустойчивый режим работы ТГ, когда критерий воздействия k равняется погрешности метода его определения. Если и в этих условиях воспроизводимость результатов будет высокой (более 90%), то это должно означать либо то, что мы действительно регистрируем электромагнитное поле, либо то, что наши представления о низкой воспроизводимости результатов воздействия ТГ не верны.

       Результаты всех 10 проведенных экспериментов оказались одинаковыми, критерий воздействия k во всех опытах не вышел за пределы погрешности его определения. Таким образом, мы остались с прежним нерешенным вопросом: “Что регистрирует тепловой датчик?” В то же время стало понятно, что разброс значений критерия воздействия k в результативных экспериментах ранее проведенных серий объясняется только условиями проведения эксперимента, а не случайными факторами.» 

 

       Затем для исследования природы воздействия авторы применили “торсионные экраны”, сделанные из двух вытянутых полиэтиленовых плёнок с перпендикулярной спиновой поляризацией. По фитонной теории Акимова такая конфигурация спиново-поляризованного вещества должна задерживать торсионное излучение, будучи прозрачным для электромагнитного. Также экспериментаторы пробовали отключать цепь катушки излучателя торсионного генератора (при работающих других электрических цепях): 
       «Для ответа на все тот же вопрос “Что излучает торсионный генератор?” проведена еще одна серия из 5 опытов. В начале серии были полностью воспроизведены условия эксперимента от 10.1.1998 г. и получена достоверная регистрация воздействия ТГ на тепловой датчик No 3, аналогичная представленному графику на рис.18. После этого в двух опытах между ТГ и тепловым стаканом (на расстоянии 15 см от генератора) устанавливался специальный полиэтиленовый экран от торсионного поля квадратной формы, размером 30х30 см и вновь полностью воспроизводились условия эксперимента от 10.1.98. В обоих случаях датчик не зарегистрировал никаких признаков воздействия излучения ТГ.

       Так как полиэтилен не препятствует распространению электромагнитного излучения в данном диапазоне длин волн (звук), результаты этих опытов позволяют нам утверждать, что тепловой стакан No 3 регистрирует именно торсионное поле, излучаемое ТГ. Кроме того, наше прошлое суждение о низкой воспроизводимости результатов воздействия торсионного поля на датчики, вероятно, правильно только для случаев воздействия на них операторов (экстрасенсов), но не торсионного генератора.»

 

       «Учитывая большую значимость полученных результатов, приводим все известные нам факты, свидетельствующие как “за”, так и “против” того, что в экспериментах регистрируется торсионное поле. Необходимо подчеркнуть, что окончательное решение этого вопроса – удел будущих исследований.

       За
       1. При установке полиэтиленового экрана или отсоединении излучателя ТГ эффекта воздействия не наблюдается. 
       2. Наблюдаемые зависимости величины критерия воздействия k от расстояния и от напряжения питания ТГ не свойственны электромагнитному полю и легко объяснимы в рамках теории торсионных полей. 
       3. Зависимость знака критерия воздействия от типа поляризации излучения ТГ не понятна с точки зрения электромагнитной природы сигнала. 
       4. Отсутствие регистрации излучения ТГ в 25-30% опытов не характерно для экспериментов с электромагнитными полями.


       Против
       1. Эффект последействия, аналогичный зарегистрированному в опытах с СОЭ, в этих исследованиях не наблюдается. 
       2. Явно наблюдаемая на спектре гармоника с частотой модуляции ТГ больше свидетельствует в пользу электромагнитной природы воздействия ТГ.
»

 
       Судя по публикациям, довольно много экспериментальных работ по детектированию торсионных полей также выполнено А.В.Бобровым, В.Т.Шкатовым, П.И.Госьковым.

       В работе “Метод регистрации торсионного излучения” А.В.Бобров приводит следующие рекомендации при работе с электродными датчиками на двойных электрических слоях: 
       «- преобразователи (датчики) размещаются в помещении с минимально возможным суточным температурным ходом, вдали от электромагнитных и акустических и других источников помех естественного и антропогенного происхождения; 
       - экспериментальное помещение (ЭП) должно быть расположено вдали от скопления людей; количество людей, находящихся в ЭП, должно быть доведено до минимума (в пределе – только один экспериментатор); 
       - пребывание экспериментатора в ЭП допустимо в пределах 1 минуты; 
       - датчики размещаются в экранирующей камере; 
       - проводится синхронная регистрация реакции двух или более независимых датчиков; 
       - до начала и после окончания воздействия проводится длительная регистрация фоновых изменений тока датчиков; 
       - суждение о результатах исследований выносятся на основании общепринятых методов статистической обработки экспериментального материала.
»

 

       В работе Г.С.Царапкина “Проблемы метрологического обеспечения экспериментов в области спин-торсионных взаимодействий” в сборнике СибНИЦАЯ указываются особенности методики детектирования торсионных полей, на примере использования кварцевых резонаторов.

       «Нами выявлено, что всё окружение датчика (т.е. элементы конструкции измерительного пространства и человека вблизи него) может обуславливать дополнительное СТВ (спин-торсионное взаимодействие – В.Ж.). В этой связи ориентация упомянутых датчиков СТИ (спин-торсионного излучения – В.Ж.) должна, по мере возможности, фиксироваться. Необходимо учитывать также и эффекты, связанные с вероятным воздействием СТИ на предметы окружения во избежание временной нестабильности. Целесообразно источник СТИ ориентировать так, чтобы ось симметрии была направлена на север и обязательно отмечать вид поляризации (лево-, правосторонняя закрученность). При этом вектор СТИ должен быть совмещён с диаметром кварцевой линзы собственно резонатора (т.е. по максимальной чувствительности).»

 

       Также автор отмечает: 
        «Альтернативным методов оценки СТВ в последнее время предложено использовать измерение радиоактивного естественного фона каким-либо типом датчика ионизирующего излучения. При размещении в зоне СТИ датчика счёта импульсов (счётчик Гейгера или твердотельный сцинтилляционный) можно произвести соответствующую оценку СТВ. Здесь остаются в силе все остальные положения, упомянутые выше, за исключением калибровки магнитным полем. Чувствительность датчика ионизирующего излучения на несколько порядков выше кварцевого, однако последний обладает большей стабильностью по сравнению со всеми другими типами датчиков.»

 

       Эти результаты были получены в 90-е годы. В последние годы среди исследователей торсионных полей и производителей торсионной продукции стал популярен прибор ИГА-1 (Индикатор геофизических аномалий), разработанный Ю.П.Кравченко в Уфимском Государственном Авиационном Техническом университете (Источник). 
         ИГА-1 представляет собой интегральный фазовый детектор, т.е. измеряет сдвиг фаз фонового электромагнитного сигнала определённой частоты на основе эталонного сигнала. Его широко используют для поиска геопатогенных зон, а также поиска трубопроводов. В отличие от металлоискателей ИГА-1 способен находить любые неоднородности под землёй, и это свойство используется в т.ч. для поиска тел под завалами и для поиска захоронений.

 

       Разработчик указывает на сайте
       «…Прибор позволяет зарегистрировать и оценить даже мельчайшие отклонения фазового сдвига в двух разных пространственных точках…» 
       «Cама схема прибора ИГА-1 построена на классических радиоэлементах и представляет радиоприемное устройство сверхслабых полей в диапазоне 5-10 кГц, но его построение (функциональная схема), а также не совсем обычная форма и конструкция антенны для данного диапазона частот, возможно, позволяет фиксировать и торсионную компоненту, т.е. антенна ИГА-1 скорее всего является датчиком торсионного поля. Прибор ИГА построен по схеме радиоприемника (правда, эта схема не совсем обычная, в 50-годы были регенеративные приемники, потом их вытеснили супергетеродины, т.е. близко к этому).»

 

       Судя по странице пользователей прибора (указаны порядка 150 пользователей в России, и 30 за рубежом), около половины выпущенных приборов используется для поиска геопатогенных зон, другая половина – для поиска трубопроводов. Также прибор используют производители торсионных генераторов и медицинские и образовательные учреждения. Экспериментам с прибором посвящено более 50 статей, прибор защищён девятью патентами РФ.

 

       Разумеется, судить о том, измеряет ли ИГА-1 именно торсионное поле, довольно сложно, т.к., в отличие от других способов регистрации, работа прибора основана именно на фиксировании изменений электромагнитных сигналов, а сведений об их надёжном экранировании в экспериментах с ним я не нашёл (в отличие, например, от экспериментов с датчиками А.В.Боброва, а также в экспериментах с торсионным облучением расплавов металлов, где осуществлялись контрольные замеры ЭМ-излучений).

 

       Ю.П.Кравченко пишет об использовании ИГА-1 в торсионных исследованиях: 
       «Действительно, большая трудность в торсионных генераторах, это как его тарировать и отрабатывать, т.е. именно в измерении торсионных полей, и наверное прибор ИГА-1 в дальнейшем как-то поможет в этом направлении. 
       Впервые о том, что прибор ИГА-1 фиксирует торсионные поля, было заявлено в сентябре 2004 г. на киевской конференции (в президиуме сидел и академик Акимов, а в России эти поля пока были официально не признаны). Затем в Омске, бывший военный врач Косов Анатолий Александрович, ветеран ФСБ, работающий с прибором ИГА-1, нашел у себя торсионный генератор, оставшийся от прежних дел и попробовал, действительно прибор ИГА-1 фиксирует это излучение. Мы же в течении 11 лет выпускали приборы ИГА-1 со стрелочной индикацией, которая показывает границу и наличие аномалии. С 3 квартала 2005 г. стали выпускать приборы с дополнительной цифровой индикацией, которая в относительных величинах показывает интенсивность, и из Омска нам подтвердили, что по цифровой индикации можно оценивать и величину торсионных полей.» (Источник)