Уничтожение торсионных исследований в России

Предисловие.

 

 

 

       Эту работу я пишу с двойственными чувствами. Познакомившись с некоторыми результатами экспериментов в области торсионных полей, а также с некоторыми следствиями Теории физического вакуума Г.И.Шипова и фитонной модели А.Е.Акимова, и не будучи специалистом в данной области, я не могу составить своего мнения по существу вопроса как учёный. Но, ознакомившись со статьями академиков РАН из Комиссии по борьбе с лженаукой, посвящёнными данной тематике, и проанализировав мнения разных сторон, а также некоторые факты, я обнаружил, что мне есть что сказать, как журналисту и как человеку. 

 

       В науке может быть плодотворной борьба идей. Но я убеждён, что борьба одной группы людей против другой группы людей не имеет к науке никакого отношения. Иногда возникает искушение засучить рукава и тоже включиться в такую борьбу “из принципа”. И хотя я нахожу правильной мысль, что лучше остаться в стороне от борьбы, в то же время журналистская этика говорит мне, что надо сделать доступными найденные факты, представить на суд читателю весь спектр мнений, а склонность к анализу заставляет сделать из этих фактов и мнений некоторые выводы.

 

       Около пятнадцати лет я прислушивался к “шуму” вокруг торсионных исследований, затем примерно год я подходил к этой скандальной теме с разных сторон, не решаясь ей заняться. После того, как в конце мая 2008 года в новостях прошло сообщение о запуске спутника “Юбилейный” с инерциоидом на борту, я понял, что происходит нечто очень интересное. Затем полгода я внимательно изучал факты и мнения – без какого бы то ни было внешнего заказа, исключительно по своему желанию. С каждым новым найденным фактом, с каждой новой найденной публикацией мой интерес всё возрастал. 

 

       Так родилось это расследование. Оно состоит из двух довольно разных частей. Первая, объективная – это только факты, мнения, цитаты. Я старался подобрать мнения разных сторон примерно в равном объёме, и здесь основной метод – цитирование различных источников при минимуме анализа. Мне было доступно не так уж много “первичных” документов, которые не носили бы субъективную окраску противостоящих сторон – таких документов мало, и они на вес золота. Все эти материалы в то же время послужили фундаментом для второй части, которая носит аналитико-публицистический, а местами осознанно субъективный характер, хотя я и прибегаю к логике как к основному инструменту, а также ввожу в анализ иногда новые факты и мнения, подтверждающие ход мысли. 

 

       Для кого предназначено это расследование? Видимо, для очень тонкой прослойки людей, которым присуще сомнение как образ мысли. Более того, я пишу это в основном для тех, кто находится, как мембрана между двумя взаимно противостоящими группами глубоко верующих людей: первая глубоко уверена в незыблемости существующих материалистических научных догм, а вторая столь же глубоко верит в первичность сознания и духовного начала в этом мире. Эта узкая прослойка способна спокойно принять оба взгляда на мир (это предполагает хорошее естественно-научное образование и широкий кругозор), но при этом она начинает видеть массу противоречий между ними.

       Для истории торсионных исследований такие противоречия сыграли роковую роль. По сути, это научное направление оказалось в центре борьбы сторонников первой парадигмы против сторонников второй.