Уничтожение торсионных исследований в России

3.4. Мнения о протоколах по торсионным исследованиям.

 

 

 

       Во многих статьях глава комиссии по лженауке Э.П.Кругляков обличает Акимова и Шипова во лжи. Вот одно из таких обвинений со ссылками на письма от руководителей организаций (статья “О тайных пружинах торсионной войны”, Наука в Сибири, No 7/2000): 
       «В газете “Версты” (21 декабря 1999г.) г-н Акимов сообщает: “…многие наши изделия (торсионные генераторы…) успешно прошли научную экспертизу именно в академических институтах, например, в Институте физики АН Украины, в Институте проблем материаловедения, в Институте медицинских проблем Севера и других, о чем составлены соответствующие протоколы”. И проф. Л.Лесков в “Известиях” пишет примерно о том же: “Опыты с торсионными генераторами проводились в авторитетных научных центрах – Институте материаловедения, Институте физики (Киев), Институте медицинских проблем Севера (Красноярск) и др. И везде получены однозначные положительные результаты”. 
         Уже после выхода моей статьи в “НВС”, N3, 2000 г. я получил письма из Киева и Красноярска. Вот выдержка из письма академика АН Украины директора Института физики М.С.Бродина. “В Институте физики НАН Украины никогда не осуществлялась научная экспертиза работ в области торсионных полей. Никакие протоколы с результатами такой экспертизы никогда не оформлялись руководством института, равно как и не давались поручения об оформлении таких документов кому-либо из сотрудников Института. Научная общественность, Ученый совет Института занимают последовательную и жестко критическую позицию по отношению к появляющимся время от времени спекуляциям вокруг этого вопроса”.
»

 
       В то же время профессор МГУ Л.В.Лесков пишет в статье “Мышь на горе. Академия наук объявила крестовый поход против лженауки” в “Известиях” 5 января 2000 года: 
       «…Профессор М.В.Курик из Института физики (Киев) исследовал воздействие торсионных излучений на кристаллическую структуру смеси холистериков. Наблюдалось увеличение шага кристаллической решетки в 2,5 раза, а размера фракталов – втрое. 
       Второй документ – отчет Института физики АН Украины, утвержденный заместителем директора И.А.Солошенко. В отчете подведены итоги исследований влияния излучения генератора торсионных излучений на свойства полупроводниковых и жидкокристаллических структур. Получены однозначные и убедительные доказательства такого влияния.
»

 

       В книге “В поисках нового мира” профессор ГИТМО Г.Н.Дульнев свидетельствует: 
       «В физическом институте Украинской АН мы познакомились с опытами профессора Варцемахи по регистрации торсионного излучения с помощью стандартных полупроводниковых диодов.»

 

       Похоже, что, как в и “диалоге” Александров – Акимов, здесь опять кто-то лжёт. Вот фрагмент письма Бродина, о котором говорит Кругляков: 
       «Что касается упоминаемого в Вашем письме д.ф.-м.н. М.В.Курика, то в начале 90-х годов в возглавляемом им отделе выполнялась небольшая хозтема по заказу МНТЦ “ВЕНТ”. Задачей работы было определение действия представленного заказчиком устройства на органические материалы и полупроводниковые приборы. Как сообщает М.В.Курик, в работе не ставилась задача определения природы действующего фактора, поэтому представленные в отчете выводы о наблюдении влияния работы указанного прибора на тестовые объекты (на некоторые типы фотодиодов и на фазовые переходы в органических материалах) ни в коей мере не могут служить подтверждением существования новых видов физических полей. Более того, через некоторое время после окончания упомянутой работы ее результаты анализировала специальная комиссия, созданная по инициативе Отделения физики и астрономии Национальной академии наук Украины. Комиссия сделала однозначный вывод, с которым согласен и М.В.Курик, о том, что все наблюдаемые эффекты могут быть объяснены без привлечения каких-либо представлений о новых, в том числе и так называемых торсионных полях.

       Недостаточно критическая позиция М.В.Курика по отношению к некоторым околонаучным идеям, в том числе к торсионным полям, обсуждались на Ученом совете института в 1998 г. Совет, озабоченный тем, что авторитет института может использоваться для поддержки сомнительных теорий, обязал М.В.Курика в публичных выступлениях, в которых он касается этих вопросов, четко указывать, что он, М.В.Курик, в этих случаях высказывает свою личную точку зрения, а не выступает от имени или по поручению Института физики. Насколько мне известно, М.В.Курик с мнением совета согласен и строго соблюдает такой принцип.»

 

       Об отчёте, подписанном замом директора института Солошенко, в письме ничего не говорится. Между тем Лесков в письме Александрову в “Науке в Сибири” No 30-31 2000 года приводит фрагмент этого отчёта с выводами: 
       «1. Обнаружена чувствительность к модулированному торсионному излучению тока через p-i-n структуры, разработанные в ИЯИ Украины для регистрации нейтронного излучения. Показана возможность разработки на этой основе детектора торсионных полей. 
       2. Показано наличие эффекта “памяти” гетероструктур о действии торсионного излучения. 
       3. Обнаружен эффект увеличения скорости осаждения молекул (…) в этанол-водных растворах. 
       4. Обнаружен эффект торможения процессов упорядочения структуры жидких кристаллов под действием торсионного поля.
»

 

       Отчёт явно содержит положительные заключения о действии именно торсионного излучения: многие исследователи отмечали “эффект памяти” как свойство, присущее торсионным полям. Впрочем, возможно, Бродин и Акимов, употребляя термин “научная экспертиза”, имеют в виду разные вещи?

 

       Кругляков также пишет: 
       «В журнале “Техника молодежи” (N5, 1993) г-н Акимов поведал о том, что “совместно с учеными Украины получены материалы с уникальными свойствами, в частности, сталь – прочней обычной в 2 раза и пластичней в 6 раз”. Пришлось связаться с академиком В.И.Трефиловым. Виктор Иванович сообщил, что лет 8 назад они наблюдали, что при воздействии на расплавы происходят какие-то изменения. Но он отнюдь не может утверждать, что это связано с проявлением эффекта торсионных полей, но может объясняться, например, воздействием ультразвука. Что же касается цифр, приведенных Акимовым, то академик Трефилов возразил: ничего подобного никогда не наблюдалось.»

 

       Из открытого письма восьми академиков РАЕН Президенту РАН Ю.А.Осипову: 
       «В 1990г. в Институте проблем материаловедения АН УССР и НИИ Микроприборов (Киев) была проведена работа по исследованию воздействия генератора спинорных излучений на процесс кристаллизации и свойства металлов. Генератор был разработан, изготовлен и поставлен НИИ МП, а эксперименты проводились в ИПМ АН. В итоговых документах по этой работе, утвержденных директором ИПМ АН академиком В.И.Трефиловым и главным инженером НИИ МП К.В.Быловым, говорится следующее: “эксперименты показали, что при воздействии генератора спинорных излучений на расплав металла наблюдаются четко выраженные структурные изменения металлов, изменение их физических свойств”.

       Пытаясь составить свое мнение по этому вопросу, Кругляков позвонил Трефилову. Как Кругляков пишет в одной из своих статей, Виктор Иванович сообщил ему, что в этих опытах при воздействии на расплав действительно происходили какие-то изменения, но они могли объясняться, например, воздействием ультразвука. Совершенно ясно, что весь этот разговор – типичный пример взаимного непонимания: ведь никаких источников ультразвука в этих опытах не было! Подобных примеров можно привести много. Делать на их основании какие-то научные заключения совершенно недопустимо.»

 

       Здесь Кругляков просто ссылается на телефонный разговор. Но вот ещё один пример, когда Кругляков ссылается на письмо руководителя организации: 
       «А вот что пишет директор Института медицинских проблем Севера профессор В.Т.Минчук: “… научных исследований по изучению влияния торсионных полей и технологий на организм человека в норме и при патологии не проводилось и не проводится. Научные сотрудники института и сотрудники клиники института в проведении опытов, связанных с исследованием влияния торсионных полей на организм, и научной экспертизе не участвовали”.»

 

       Лесков, тем не менее, свидетельствует о существовании следующего отчёта – Шипов Г.И. “О дискретной структуре солнечной системы”. Препринт No 62 МНТЦ ВЕНТ, Москва, 1995: 
       «Другой отчет по теме “Оценка влияния торсионного поля на организм человека по изменениям функционального состояния клеток крови и возможности его использования в практической медицине” выполнен в 1993 г. в Институте медицинских проблем Севера и утвержден его директором доктором мед. наук В.Т.Минчуком. В выводах по этому отчету говорится: 
       1. При воздействии торсионного поля на лобную область человека отмечаются изменения общефизиологических показателей организма. 
       2. Под влиянием торсионного поля изменяются обменные процессы в клетках периферической крови. 
       3. Воздействие торсионного поля на выделенные из периферической крови лимфоциты вызывает усиление напряженности течения обменных процессов в клетках.
»

 

       Итак, мы видим, что одна из сторон явно лжёт: либо работы с обозначенными в отчётах результатами действительно были, и тогда лжёт Кругляков (или ему лгут директора Института физики АН Украины и Института медицинских проблем Севера), либо работ не было (а отчёты были подделаны), и тогда лгут Акимов, Лесков, и ещё несколько человек из РАЕН.

 

       С Институтом проблем материаловедения АН Украины ситуация во многом схожа. Кругляков старается показать, что торсионные генераторы не могут быть причиной изменений свойств материалов, в то же время упоминаемые другой стороной протоколы, а также статьи самих исследователей явно свидетельствуют об обратном.

 

         Вот акт, подписанный академиком В.И.Трефиловым. Акт не содержит деталей, какие именно изменения металлов были. Эти результаты, судя по всему, достаточно подробно описаны в статье “Физические основы и экспериментальные результаты исследования торсионных технологий в производстве материалов”, из которой я уже приводил цитаты.

       Эти работы были проведены в 1989 году. Кстати, вот титульный лист договора: здесь видно, что Акимов фигурирует как научный руководитель темы, начальник отдела НИИ Микроприборов (НИИ МП), поставляющего торсионные генераторы для экспериментов.

       До образования в конце 1989 года ЦНТ при ГКНТ НИИ МП работал в сотрудничестве также с ОИЯИ в Дубне (директор – академик АН СССР Н.Н.Боголюбов), с Институтом математики СО РАН (директор – академик АН СССР М.М.Лаврентьев), Институтом геологии и геофизики СО АН СССР (директор – академик АН СССР Н.Л.Добренов) – есть копии договоров, подписанных руководством этих институтов, и зам. директора НИИ МП В.П.Лаврищевым. Во всех этих работах А.Е.Акимов был научным руководителем тем со стороны НИИ МП.