Уничтожение торсионных исследований в России

3.8. Диалог по книге «Теория физического вакуума»: Рубаков vs Шипов.

 

 

 

       В журнале “Успехи физических наук” (УФН), главным редактором которого является В.Л.Гинзбург, в марте 2000 года появилась статья-рецензия члена КБЛ академика В.А.Рубакова “О книге Г.И.Шипова “Теория физического вакуума. Теория, эксперименты и технологии”". Затем в 2001 году выходит ответ Г.И.Шипова на эту рецензию. Я хочу привести реплики обоих авторов в виде диалога, поскольку при критике теории Шипова обычно ссылаются именно на эту рецензию. УФН является центральным российским физическим журналом, а В.А.Рубаков в настоящее время является зам. главного редактора этого журнала.

 

       Рубаков: «Уровень книги лучше всего характеризует следующий пример. В разделе 3.8.1 автор заявляет, что торсионные взаимодействия имеются уже в классической механике, а в разделе 3.12 описывает механизм под названием “четырехмерный гироскоп с самодействием”, позволяющий сообщить ускорение центру масс действием внутренних (!) сил. 
       Проще говоря, Г.И. Шипов открыл способ вытащить самого себя из болота, только в отличие от барона Мюнхгаузена он предлагает не тащить себя за волосы, а специальным образом размахивать руками. Самое замечательное, что автор “получил” этот результат в рамках механики Ньютона, где, как известно из школьного курса физики, закон сохранения импульса замкнутой системы выполняется точно и всегда. Автора это не смущает, и вместо того, чтобы найти ошибку в своих рассуждениях (а сделать это нетрудно: я предложил найти ошибку десятиклассникам одной из московских физико-математических школ, и они с этим заданием довольно быстро справились), он сначала (раздел 4.6) приводит “экспериментальные доказательства” несохранения импульса в механике, а затем (с. 295, 296) рисует радужную картину передвижения на новом транспорте с “торсионным движителем”: этот транспорт “не будет иметь колес, крыльев, пропеллеров, ракетных двигателей, винтов или каких-либо других приспособлений”, не будет нуждаться “в запускающих устройствах, посадочных полосах, аэропортах”.
»

 
       Шипов: «Господин В.А.Рубаков, произошло ещё одно обобщение классической механики, в которой поля инерции, порождаемые торсионными полями, играют первостепенную роль. Построена и экспериментально проверена, хотя пока и на малом материале, торсионная механика, которая описывает механические системы с переменной инерционной массой. Теоретически и экспериментально доказано, что в такой механике “можно вытащить себя из болота, специальным образом размахивая руками”. И это вовсе не повод для ёрничения. 
       Где в моей книге В.А.Рубаков прочитал, “что автор “получил” этот результат в рамках механики Ньютона”, мне неизвестно. Это его домыслы. На 197 странице моей книги я пишу: “Новые представления о полях и силах инерции позволяют выйти за рамки некоторых теорем, сформулированных ранее в классической механике”. В частности, упомянутая В.А. Рубаковым теорема о невозможности изменить импульс замкнутой механической системы за счет действия сил внутри нее, справедлива лишь при условиях: 1) силы, действующие на систему, можно однозначно разделить на внутренние и внешние по отношению к данной системе; 2) внутренние силы удовлетворяют третьему закону механики Ньютона. В торсионной механике есть силы, которые не удовлетворяют требованиям этой теоремы, так что советую В.А.Рубакову и его школьникам разобраться в этом вопросе, чтобы не выглядеть глупо в глазах научной общественности.
»

 
       Рубаков: «Пример этот, разумеется, не единичен. Нейтрон для Г.И.Шипова – это связанное (за счет, конечно же, торсионных сил) состояние протона и электрона (с. 184; автору, по-видимому, невдомек, что физики убедились в нежизнеспособности подобной модели более полувека назад).»

 

       Шипов: «Как же нужно быть уверенным в своей непогрешимости, непотопляемости и вседозволенности, чтобы написать следующую несуразицу! Что же выходит, что физики более полувека назад знали о торсионных полях, о решениях уравнений теории физического вакуума, приводящих к электроторсионному потенциалу, на основе которого предложена модель нейтрона в моей книге?»

 
       Рубаков: «Еще пример: вслед за Я.П.Терлецким автор заявляет (с. 149, 150), что каждой частице с положительной массой, например, электрону, должна соответствовать частица с отрицательной массой и противоположным зарядом, при этом возможно рождение четверок частиц (электрона, позитрона и их партнеров с отрицательной массой) из вакуума в отсутствие внешних воздействий. Не говоря о внутренней противоречивости такой “теории”, существование электронов с отрицательной массой противоречило бы как прямым экспериментам, так и измерениям радиационных эффектов квантовой электродинамики.»

 

       Шипов: «Действительно, Я.П.Терлецкий отмечал, что законы сохранения при рождении вещества из вакуума требуют одновременного появления положительных и отрицательных масс, поскольку полная масса рожденного вещества должна быть равной нулю. В своей книге “Парадоксы теории относительности”, изд-во Наука, Москва, 1966 г. он подробно исследует физику частиц с отрицательной массой.

       Почему, в связи с этим, В.А.Рубаков критикует работы только Я.П.Терлецкого и мои? В статье академика Я.Б.Зельдовича “Рождение Вселенной из “ничего”. Сб. Вселенная, астрономия, философия, изд-во МГУ, 1988 г.” написано: “Если полная масса равна нулю, а, следовательно, спонтанное рождение этого мира (из вакуума (прим. автора)) не противоречит закону сохранения энергии. Происходит это потому, что масса вещества внутри такого мира полностью “уравновешивается” отрицательной гравитационной энергией связи этой массы”. Известно, в теории гравитации Ньютона энергия гравитационного поля массивного тела отрицательна и, по формуле Эйнштейна Е=мс2, этой энергии соответствует отрицательная масса. Именно эта отрицательная масса компенсирует положительную массу в модели Зельдовича. Как видите, авторитетные физики используют понятие отрицательной массы в своих теоретических исследованиях. Избирательность в критике научных работ, которую использует В.А.Рубаков, характерна для конформистов от науки, а не для тех, кто ищет истину.»

 
       Рубаков: «Во всей книге я не нашел ни одного разумного утверждения или формулы, принадлежащих автору; чужие же результаты им нередко излагаются неверно (один из многочисленных примеров: утверждение на с. 288 об отрицательности энергии античастицы позитрона в теории Дирака).»

 
       Шипов: «В.А.Рубаков также критикует “утверждение на с. 288 отрицательность энергии античастицы – позитрона – в теории Дирака”. Вопрос об отрицательной массе и отрицательной энергии тесно связан с направлением стрелы времени и классическим принципом причинности. Исследования Я.П.Терлецкого показали, что термодинамика микромира не запрещает движения вспять по времени, поскольку “все микроскопические процессы совершаются абсолютно симметрично как при рассмотрении их в положительном (от прошлого к будущему), так и в отрицательном (от будущего к прошлому) направлении течения времени”. 
       Что касается позитрона, то П. Дирак сам назвал позитронное решение своего уравнения “состоянием с отрицательной энергией”. Поэтому Р.Фейнман рассматривал позитрон как электрон, который движется вспять по времени. В прямых экспериментах измерению подвергается не отдельно масса и заряд частицы, а удельный заряд e/m (например, когда изучаются треки в камере Вильсона). Если для электрона это -e/m, то для позитрона e/m. В этом случае знак может быть заменен как у заряда, так и у массы, что и позволяет интерпретировать позитрон как электрон с отрицательной массой.
»

 

       Рубаков: «И в заключение несколько слов о торсионных полях (физики предпочитают термин “поля кручения”). Возможность того, что безмассовые или легкие поля кручения действительно существуют в природе, давно обсуждается в научной литературе. Однако, если такие поля действительно существуют, то их взаимодействие с веществом должно быть крайне слабым. Об этом свидетельствуют и прямые эксперименты (не давшие пока положительного результата) по поиску возможных эффектов, связанных с полями кручения, и косвенные данные (например, сравнение измеренных аномальных магнитных моментов электрона и мюона с предсказаниями квантовой электродинамики), и астрофизические ограничения. В частности, давно и надежно экспериментально закрыта возможность взаимодействия полей кручения с электронами с интенсивностью порядка 10-2 10-3 от электромагнитного (именно такую интенсивность “предсказывает” Г.И.Шипов на с. 194 своей книги). Нетрудно убедиться также, что существующие экспериментальные и астрофизические ограничения исключают возможность генерации и регистрации полей кручения приборами типа “торсионных генераторов Акимова” (описанных в разделе 4.4 книги Г.И.Шипова). И дело здесь, конечно не в ортодоксальности науки, а в том, что всякая гипотеза о новых полях и взаимодействиях должна учитывать совокупность имеющихся экспериментальных фактов. Именно такой подход используют, в отличие от Г.И.Шипова и его соратников, серьезные физики.»

 
       Шипов: «Что касается предварительной оценки константы взаимодействия, предложенной на с.194 моей книги, то там написано, во-первых, об электроторсионном, а не о чисто торсионном взаимодействии и, во-вторых, электроторсионные взаимодействия связаны с кручением Риччи, а не Картана. Поэтому критика В.А.Рубакова, опирающаяся на кручение Картана, не имеет никакого отношения к формулам, написанным на с.194. По этой же причине не существует никаких “экспериментальных и астрофизических запретов” (“астрофизический запрет” – звучит оригинально) на создание торсионных генераторов. Более того, со своими запретами В.А. Рубаков уже опоздал. В настоящее время созданы и запатентованы в нашей стране и за рубежом торсионные генераторы д.ф-м.н., академика РАЕН А.Е.Акимова, к.б.н. А.Ю.Смирнова, д.ф-м.н., профессора ПГУ В.Ф.Панова и др. исследователей.»