Уничтожение торсионных исследований в России

3.9. Диалог о патентовании торсионных технологий: Полищук vs Шипов.

 

 

 

       Для полноты картины необходимо также упомянуть ещё один “диалог”, который произошёл между ещё одним членом КБЛ Р.Ф.Полищуком и Г.И.Шиповым. Речь идёт о статье Т.Лакомкиной и Р.Полищука “Патентная экспертиза заявок, не основанных на научных знаниях”, опуликованной в издании “ИС. Промышленная собственность” No 3/2002 (76). Читаем под заголовком статьи об авторах: Т.Лакомкина – ведущий государственный патентный эксперт ФИПС, Р.Полищук – физик-теоретик, д-р физ-.мат. наук, эксперт в научно-технической области Федерального реестра экспертов.

 

       Статья начинается со сноски: 
       «Редакция вполне осознаёт, что эта статья сложна для полного понимания многими читателями и расчитана на лиц, обладающими знаниями в области теоретической физики. Однако представление на страницах журнала полного математического доказательства несостоятельности анализируемой в статье теории специалисты Федерального института промышленной собственности (ФИПС) считают определённым, поскольку это – первая научная статья аналитического и доказательного характера, посвящённая теории так называемых торсионных полей, ставших скандально известными широкому кругу читателей. На эту публикацию могут опираться все, кто пытается ознакомиться с сущностью торсионных полей. Это – научные работники, изобретатели, патентные поверенные, популяризаторы научных знаний, и, конечно, эксперты ФИПС. Последним приходится рассматривать заявки на изобретения, при обосновании которых их авторы ссылаются на торсионные поля, разные паранормальные явления, допуская произвольное толкование научных понятий. Что касается читателей, незнакомых с данным предметом, то они при желании также могут воспринять представленный анализ на уровне приведённых в статье определений, выводов и обобщений. Принимая во внимание, помимо большой актуальности этой темы и всего вышесказанного, настоятельную просьбу ФИПС напечатать статью Т.Лакомкиной и Р.Полищука, редакция согласилась опубликовать её в полном объёме.»

 
       Шипов, в свою очередь, написал ответ на эту статью: “Патентная экспертиза, лежащая вне научных знаний”.

 

       Я не стану здесь выстраивать в форму диалога реплики сторон: обе статьи довольно обширны, а вторые части обеих статей – это рассмотрение довольно специальных теоретических вопросов, связанных с кручением в физике. Приведу лишь ключевые моменты и выводы авторов.

 

       Авторы первой статьи утверждают, что для целей патентного дела можно выделить принципиально ненаучные области, в которых “уже установлены наукой доказательства невозможности декларированного назначения”. К ним отнесены: “вечные двигатели всех родов, безопорное движение, алхимия, астрология, каббалистика чисел”. Авторы предлагают экстрасенсорные эффекты рассматривать сначала в области психиатрии, а потом уже в области физики, при этом отмечают, что эти эффекты подлежат тщательному изучению. Торсионные поля авторы характеризуют как “корпоративную лженауку, источник которой – сплав денег, власти, насаждаемого СМИ мифологического мировоззрения и встречной потребности общества в занимательных мифах”. Авторы отмечают, что в патентное ведомство поступило не менее ста заявок по “торсионным (микролептонным) полям”. 
       В первом разделе статьи (он занимает 6 страниц) указывается, что во втором разделе (в нём 16 страниц) Полищуком “впервые дан детальный сравнительный анализ научной гипотезы торсионного поля Картана и одноимённых (без всяких оснований) “торсионных полей”, на которых основаны поступающие заявки на изобретения”. Авторами обращается внимание на “два уровня прочтения” второй части – весь текст и выделенные жирным шрифтом выводы.

 

       Авторы пишут: «Все приведённые в этой статье выводы и данные могут быть использованы экспертизой для обоснования аргументации технического характера при анализе изобретения на соответствие условию “промышленная применимость”.» Читателям рекомендуется также список литературы по астрологии, “научно-технической литературы по торсионным полям и критической литературы по лжеторсионным полям”, а также парапсихологии. В списке по торсионным полям около половины статей написано членами КБЛ, нет ни одной статьи авторства Акимова или Шипова или других специалистов в области торсионных полей.

 

       Давайте примем уровень прочтения “только выводы” и посмотрим, какие выводы, выделенные жирным, делает Полищук во второй части: 
       «Кручение, торсионное поле является новым динамическим полем, ещё не открытым экспериментально в силу малости эффектов кручения пространства-времени» (По словам А.В.Боброва, этот абзац фигурировал в отрицательных ответах из патентного ведомства на его заявки). 
       «Гравитация (тяготение) – это взаимодействие (притяжение) между любыми двумя частицами или телами и определяемое их массами (цитата из Большого энциклопедического словаря).» 
       «Торсионное поле есть составляющая гравитационного поля, обусловленная суммарным спином материальных источников (научная гипотеза).» 
       «Рассмотрим ниже теорию Эйнштейна-Картана и покажем, что так называемая “теория физического вакуума Г.И.Шипова” не имеет к теории гравитации с кручением и ко всей стандартной физике никакого отношения.» 
       «Соответствующие новые эксперименты также не обнаружили торсионной составляющей гравитационного поля.» 
       «Поскольку электромагнитное излучение не сопровождается излучением торсионным, последнее не способно воздействовать на макрообъекты в технике, изменяя, например, их электропроводность, плотность и другие характеристики, а также неспособно действовать на биологические ткани и психику человека.» 
       «Взаимодействие кручения с электромагнитным полем остаётся проблематичным.» 
       «В “теории физического вакуума Г.И.Шипова” вообще нет материи (потому речь и идёт у него о “вакууме”), и без материального содержания эта теория просто бессодержательна.» 
       «Итак, теория физического ваккума Г.И.Шипова не имеет отношения к торсионным полям кручения связности пространства-времени и является просто недоразумением.» 
       «Прямые экспериментальные подтверждения существования псевдоторсионных полей невозможны в принципе, как невозможен, скажем, вечный двигатель.» 
       «Получение энергии из физического вакуума невозможно, поскольку этот вакуум по определению есть состояние физической системы с минимально возможной ненулевой энергией физического поля.» 
       «Можно ли извлекать энергию при ударе металлической конструкции о твёрдую поверхность? Конечно, если придать конструкции субсветовую скорость.»

 

       В заключение Полищук пишет: 
       «Отмечено, что из-за слабости торсионных полей они, как и гравитационные волны, до сих пор экспериментально не обнаружены.» 
       «В работе показана также научная несостоятельность так называемой “теории физического вакуума Г.И.Шипова”, который незаконно использует термин “торсионные поля” для описания обычной неголономности тетрадного поля, которая может отмечаться даже в плоском мире без кручения и не имеет никакого отношения к связности, т.е. к истинному торсионному полю пространственно-временного многообразия.»

 

       Теперь рассмотрим позицию Шипова по отношению к этой критике. Во введении Шипов пишет: 
       «Из названия и содержания статьи видно, что эксперты в категоричной форме отказываются принимать к рассмотрению всё принципиально новое, что не вошло в учебники, что равносильно требованию запрета развивать науку и углублять наши знания о природе. 
       Эксперты Т.Лакомкина и Р.Полищук почти постоянно используют в своей статье термин “лженаука”, которого нет ни в одном словаре мира, поскольку весь мир делит предлагаемые научные теории на общепризнанные и гипотетические, подлежащие дальнейшему развитию и экспериментальной проверке. Например, предлагаемые с 1911 г. по 1915 г. А.Эйнштейном многочисленные варианты уравнений релятивистской теории гравитации были ошибочными, поскольку носили поисковый характер. И только в 1915 г., после встречи с математиком Гильбертом, гениальный ученый опубликовал общепризнанные на сегодняшний день уравнения гравитационного поля. Если исходить из терминологии экспертов и указаний Патентного закона РФ, то А.Эйнштейн с 1911 г. по 1915 г. был “лжеучёным”, поскольку предлагал уравнения гравитации, отличные от общепризнанных в то время уравнений теории гравитации Ньютона, и только в 1915 г. превратился в “истинного учёного”. Подобных примеров история науки знает очень много.
»

 
       Далее в статье Шипов указывает, что его оппонент Полищук некомпетентен не только в области торсионной физики, но даже в общей теории относительности, и посвящает значительную часть статьи едкому анализу ошибок Полищука как в интерпретации теории Эйнштейна-Картана, так и в анализе его теории физического вакуума. По словам Шипова, вторая часть статьи Лакомкиной и Полищука полна вопиющих ошибок.

 

       «Эксперт Р.Полищук называет коэффициенты вращения Риччи лоренцовой связностью, хотя Лоренц никогда не был геометром, да и подразумеваемые здесь преобразования Лоренца весьма отдаленно связаны с коэффициентами вращения Риччи, поскольку появились в науке почти двадцать лет спустя. Интересно отметить, что Р.Полищук цитирует работу Г.Риччи 1895 г., но из того, что он пишет, следует, что он её либо не читал, либо читал (она написана на итальянском языке), но ничего не понял.»

 
       «Основываясь на выводах физически необоснованной теории Эйнштейна-Картана, Р.Полищук накладывает глобальный запрет на все торсионные поля, даже те, которые не имеют к теории Эйнштейна-Картана никакого отношения. Эксперт сетует, де мол “в ведущих физических журналах отсутствуют публикации, подтверждающие наличие так называемых “спин-торсионных”, “микролептонных” и связанных с ними гипотетических полей”.»

 

       «Во-первых, не надо валить все в кучу. В моих работах нет никаких микролептонных полей. Во-вторых, пока в редакциях научных журналах будут сидеть такие “специалисты” как Р.Полищук, ничего нового в них печататься не будет. Однако ради справедливости надо сказать, что утверждение Р.Полищука об отсутствии публикаций, подтверждающих наличие спин-торсионных полей, свидетельствуют о незнании им периодики, что недопустимо для эксперта. Попутно отметим, что в научной литературе термин “спин-торсионный” используется для обозначения взаимодействий, а не собственно полей. Этот термин был введён для того, чтобы избежать путаницы со “спин-спиновыми” взаимодействиями, которые по сложившейся традиции используется для обозначения взаимодействий по магнитным моментам, а не взаимодействий собственно по спинам.»

 

       «Наконец, в разделе 2.2 под названием “О так называемой теории “Физического вакуума Г.И.Шипова”" Р.Полищук приступает к привычной для него работе, на которую он только и способен, к обструкции серьезной научной работы. Начинает он с того, что объявляет, вопреки автору, уравнениями вакуума совершенно не ту систему уравнений. Мало того, окончательные уравнения физического вакуума, предложенные мной, записываются в спинорном базисе и представляют собой самосогласованную систему 44 спинорных нелинейных уравнений, представляющих собой структурные уравнения Картана геометрии абсолютного параллелизма. Эти уравнения могут быть представлены в виде геометризированной системы уравнений Гайзенберга-Эйнштейна-Янга-Миллса. Вот что надо обсуждать, а не тензорные уравнения, выхваченные из введения, в котором описывается история развития теории физического вакуума.»

 

       «Любой может видеть, что уравнения (В.1) составляют лишь часть уравнений вакуума, записанных в векторном базисе, и вне системы уравнений (А), (В) не имеют никакого смысла. Никто из здравомыслящих людей не воспринимает ногу Р.Полищука за самого Р.Полищука. Почему же сам Р.Полищук выдает часть за целое? В надежде, что никто ничего не понимает, как он сам?»

 

       «В анализируемой статье есть полстраницы текста ни о чем, так что при чтении складывается впечатление, что Р.Полищук специально хочет запутать и себя и читателя. Он обвиняет меня в том, что в теории вакуума “нет кручения, но есть просто обычная неголономность тетрады”, т.е. объект неголономности (21 Р.Ф.П), который он сам в определении 2 обозначает как торсионное поле – поле кручения. Неужели у Р.Полищука настолько ограничена память, что в конце статьи он забывает, о чём писал вначале? Неужели масштабы его мышления ограничены одной или двумя страничками текста, а если текста больше, то у него в голове начинается полная неразбериха?»

 

       Шипов также ссылается на высокую оценку своих работ зарубежными специалистами: 
       «Уравнения физического вакуума (А) и (В) были за рубежом названы именем автора (см. V. Skalsky, Astrophys. end Space Sci. 1990, vol. 166, p. 159.), а одна из работ (Изв. Вузов. Физика. 1977, No 3, с. 121) отмечена международной комиссией по общей теории относительности и гравитации (см. Gen. Relat. and Gravit. 1983, vol. 15, No 1, p. 98.), как весьма перспективная.»

 

       В конце статьи Шипов заключает: 
       «Есть другой аспект всей этой истории, который касается не только лично меня, но всех, кто живет в этой стране. Если в качестве экспертов по оценке интеллектуального продукта, производимого россиянами, будут выступать такие “специалисты” как Р.Полищук, то мы еще долго будем выбираться из той тяжёлой экономической ситуации, в которой находимся. Как неоднократно в прошлом, в России будут изобретать, изобретателям в России будут отказывать в патентовании, а потом страна будет тратить народные деньги на покупку чужих патентов и лицензий полученных иностранцами на российские идеи. Печальный опыт деятельности экспертов-полищуков в нашей стране достаточно известен. А ведь у нас есть все возможности производить наукоемкую продукцию, аналога которой нет во всем мире, продукцию, созданную с помощью быстро развивающихся торсионных технологий. Если учесть, что ряд торсионных технологий доведён до заводов, до серийно производимой промышленной продукции, то можно констатировать, что эксперт Р.Полищук отстал от жизни навсегда. Однако куда важнее, чтобы это не стало болезнью Роспатента.»

 

       Приведу ещё одно мнение. В выпуске 3/2003 “ИС. Промышленная собственность” В.Сабинин (Научно-исследовательского института комплексных испытаний, г. Сосновый бор) в статье “О патентной экспертизе заявок на изобретения в областях, пограничных с официальной наукой” пишет о статье Т.Лакомкиной и Р.Полищука: 
       «Как представляется, авторы ставили перед собой задачу дать формальные рекомендации патентным экспертам: 
       - как отделить положения науки, считающиеся доказанными, от спорных и неустоявшихся, имея в виду, что при рассмотрении материалов заявки эксперт не является субъектом научно-исследовательской деятельности; 
       - как обосновать отказ от рассмотрения заявки, основанной на проявлениях сверхслабых, т. е. не регистрируемых существующей аттестованной аппаратурой, полей в биологии и технике, на примере торсионных полей.
»

 

       «Признавая постановку этих вопросов корректной, отмечу, что содержащееся в предисловии утверждение о том, что статья носит доказательный характер в области “скандально известных торсионных полей” и “разных паранормальных явлений”, представляется преждевременным. Редакция пишет о недопустимости произвольного толкования научных понятий и значимости точных определений. Но как тогда понять наличие в статье таких неопределенных понятий, как. “официальная фундаментальная наука”, “лженаука”, “ненаука”… и “ненаучные и… пограничные с наукой области”? Важность точного выражения с помощью легальных, т. е. узаконенных, терминов подчеркивается и названием статьи: “Патентная экспертиза заявок, не основанных на научных знаниях”. Это можно понять и как экспертизу охраноспособных решений, использующих в качестве обоснования методы экспертных оценок, когда аргументом служит не измеренная величина с конкретной размерностью, а интенсивность и качество ощущения. При этом смысл полностью изменяется.»

 

       «Как недостойные внимания настоящих ученых в статье упомянуты “…разные паранормальные явления”. Какой смысл вложен в это понятие – неизвестно. В работе Абрамов А.А., Акимов А.Е., Булатов Э.И. и др. “Физические основы и экспериментальные результаты исследования торсионных технологий в производстве материалов” предложено следующее определение: “паранормальные, то есть не укладывающиеся в существующие концентрационные или энергетические концепции”. Но ведь это – самое интересное в науке! В качестве примера “паранормальности” там приведена фармакология, которая оперирует массами лекарственных форм порядка милли-, микро- и даже нанограмм, что несопоставимо с массой тела человека. Химии в ее классическом понимании, где скорость реакции пропорциональна произведению масс, здесь нет и в помине. Однако мы к этому привыкли и не обращаем внимания на то, что фармакология, тем более гомеопатия или аллергопатия, никак не вписывается в общепринятые концепции химической кинетики. Но если фармакология опирается на нехимическое действие лекарств, то какое значение имеет их химическая индивидуальность, которая лежит в основе всех патентов в этой области?»

 

       «Т.Лакомкина и Р.Полищук утверждают, что в их статье “…впервые дан детальный сравнительный анализ научной гипотезы торсионного поля Картана и одноименных (без всяких оснований) “торсионных полей”, на которых основаны поступающие заявки на изобретения. Одноименные – это поля Шипова. То есть по сути эксперту предложено спрашивать у заявителя: “Вы за научные торсионные поля Картана или за лженаучные “торсионные поля” Шипова? ” и принимать решение в зависимости от ответа.»

 

       «В чем смысл стремления, в том числе авторов рассматриваемой статьи, к выявлению лженаучных областей? Не в том ли, чтобы формализовать сферы поиска и уменьшить объем работы? 10-15 лет назад такая тенденция была бы оправдана. Надежно проанализировать огромные потоки информации тогда было практически нереально. Теперь же с появлением компьютерных баз данных, Интернета появились новые возможности для анализа, которые дезавуируют такую потребность.»

 

       «Как же поступить патентному эксперту в ситуации, когда техническая состоятельность предлагаемого решения вызывает сомнение? Нужны простые и внятные рекомендации. Попробуем сформулировать одну из них. Наиболее простое решение – требование к автору представить величину воспроизводимости, погрешности или ошибки измерений в процессе реализации предлагаемого им способа или устройства. Условие представления расчета ошибки переводит обсуждение в иную, более высокую сферу научного познания. По-моему, здесь должен быть предел вмешательства эксперта при определении технической состоятельности заявляемого решения.»

 

       Имела ли деятельность КБЛ в области патентования последствия? В 2008 году А.В.Бобров, автор многих патентов в области торсионных технологий на вопрос “Ощущали ли Вы давление по отношению к себе со стороны членов КБЛ в связи с тематикой Ваших исследований?” ответил: 
       «Со стороны членов до сентября 2008 не ощущал. Со стороны комиссии – опосредованное – ощущал чрезвычайно! Речь идет об изобретениях, которые одно за другим, начиная с 2001 г, под идиотскими предлогами мне стали возвращать “эксперты” из ФИПСА.»

 

       По словам Шипова, Ростислав Полищук в июне 2008 года после закрытия Международной конференции по гравитации, космологии и астрофизике подошёл к нему с целью примирения и сказал, что время покажет, кто из них прав.