Уничтожение торсионных исследований в России

3.12. Исследования волнового генома.

 

 

 

       П.П.Гаряев в 80-е годы в Институте Физико-Технических Проблем АН СССР проводил исследования, облучая препараты ДНК лучом лазера, и получил впервые результат, связанный с “волновым геномом”. Суть явления состоит в следующем. 

       При облучении препарата ДНК лазером его светорассеяние флуктуирует. Для контроля флуктуаций снималась автокорреляционная функция (АКФ) в некотором направлении рассения света от луча. До воздействия лазером на препарат ДНК (из эритроцита цыплят) снимались фоновые показатели светорассеяния (для его фиксации применялся фотоумножитель): препарат отсутствовал в камере спектрографа, сигнал был близок к темновому току, и представлял собой шум (Рис. 22а). АКФ, построенная на сигнале светорассеяния от препарата ДНК, показывала характерные колебания светорассеяния (Рис. 22б). После воздействия лазером на ДНК, уже после удаления его из этой области, также снимался сигнал светорассеяния области, где находился препарат. Явление выглядело так, как будто бы после удаления препарата ДНК на его месте оставался некий “фантом”, которые проявляет аномальные значения и зависимости автокорреляционной функции светорассеяния от времени (Рис. 22в).

Рисунки 22 – изменение автокорреляционной функции светорассеяния, где

а) в воздушном пространстве камеры – контроль; 
б) препарата ДНК; 
в) “фантома” в воздушном пространстве камеры после удаления препарата ДНК. 

 

       Автор пишет: 
       «После извлечения образцов ДНК, независимо от того в каком виде находилась ДНК (твердый гель, мягкий гель, раствор) и независимо от среды экспонирования (воздух, вода, газообразный азот) – пространство нахождения ДНК, вероятно, меняет свои физические свойства.

       Этот феномен становится особенно четко выраженным на вторые-четвертые сутки после экспонирования препаратом ДНК и характеризуется рядом признаков, имеющих в основном черты отличия от поведения ДНК, но в определенных условиях тип нелинейной динамики ДНК и фДНК практически тождественны.

       На графиках (Рис. 22в) приведены АКФ фДНК, которые разнообразны, динамичны во времени и, вероятно, в пространстве, взаимопереходят друг в друга и могут резко менять амплитуду в зависимости, по крайней мере, от двух параметров: времени от начала эксперимента и от времени дискретизации. Если последнее выбрано достаточно коротким (500-2000 мксек/канал), а именно в этих или более коротких интервалах работают, как правило, исследователи, АФ фДНК не регистрируются. Это означает, что условия обнаружения фДНК не соблюдены. Если время дискретизации значительно увеличить (20000 мксек/канал и более), картина будет иная. На таких временах обнаруживается большое многообразие АКФ фДНК с их уникальной динамикой, которая носит неслучайный, вероятно, семантико-эпигенетический характер, связанный, можно думать, с вербальными характеристиками ДНК…»

 

       «Продувка кюветного отделения спектрометра “Malvern” газообразным обеспыленным азотом приводит к временному исчезновению фДНК. После прекращения продувки происходит регенерация АКФ фДНК в течение 5-10 минут.»

 

       Интервал времени на Рис.22а и Рис.22б соответствует примерно 12 секундам, а на Рис.22в – примерно 120 секундам. Из графика Рис.22в видно, что АКФ “фантома” имеет области кратковременного повышения на порядок.

 

       В дальнейших исследованиях П.П.Гаряев применил дистантное воздействие на ДНК. Препарат ДНК (из тимуса телёнка) был разделён на две части. На одну часть воздействовали с применением “эффектом форм” (автор указывает на наличие “ноу-хау” в экспериментальной установке), при этом снимали показания светорассеяния второй части препарата, удалённой на 30 км. Результат показал, что вид АКФ ДНК-”акцептора” реагирует на воздействие на ДНК-”донора”.

 

       Автор пишет в выводах: 
       «Резюмируя, можно свести аргументацию “за” и “против” реальности существования фДНК к следующим доводам:


       Против: 
       1. фДНК – это артефакт взвешенных пылевых частиц. 
       2. Продувка азотом временно “стирает” структуры, принимаемые за фДНК.


       За: 
       1. До экспонирования ДНК в кюветном отделении спектрометров регистрируются только фоновые функции, сравнимые с темновым током со значениями 300-1000 условных единиц, в то время как фДНК дают величины автокорреляционных функций порядка 104-105. Следовательно, если и существует вклад пылевых загрязнений в фДНК, то он ничтожен и сводится к шумовому фактору. 
       2. Временное “стирание” фДНК продувкой азотом говорит об их материальности, вещественности, а также об их информационной устойчивости. 
       3. Схожесть основных черт фДНК для воздушной и водной сред их образования, зафиксированной на разных приборах. 
       4. фДНК и ДНК-первоисточник дают в ряде случаев однотипныеАКФ светорассеяния, что не является случайностью и говорит об их взаимной причинно-следственной связи. 
       5. Перемещение образца ДНК-донора в “ближней и дальней информационной зонах” вызывает четкие ответы ДНК-акцептора по характеру светорассеяния. Посредником в этом акте может служить фДНК. 
       6. Эффекты, сходные с фДНК, получены в работе… 
       7. Вклад посторонних пылевых компонент после экспонирования ДНК может заключаться в том, что эти компоненты в “силовом поле” фДНК приобретают новые характеристики и облегчают регистрацию самих фДНК.
»

 

       Также проводились эксперименты с выявлением эффекта памяти при воздействии арсенид-галлиевого ИК-лазера (890 нм) импульсной запитки (600 Гц) с мощностью 0,8 – 3,1 Вт на ДНК эритроцитов кур. После облучения ИК-лазером препарата ДНК менялся характер АКФ: если до облучения он имел гладкий характер изменения по синусоиде и оставался таким неопределённо долго, после 4-секундной экспозиции ИК-лазером форма АКФ оказывалась зашумлённой и возвращалась в норму в течение нескольких минут.

       Повторные воздействия приводили к такому же результату.

       Затем, уже после прекращения воздействий, было замечено периодическое появление шума в АКФ.

 

       Замораживание препарата ДНК в течение недели не влияет на эффект памяти на воздействие лазером: после размораживания препарат продолжает помнить воздействие и периодически даёт шумовой сигнал в АКФ светорассеяния.

 

       П.П.Гаряев описывает феномен возникновения радиоволн в ответ на облучение лазером препаратов ДНК. В установку, включающую гелий-неоновый лазер, были включены зеркала, на которые наносились препараты ДНК: 
       «Регистрацию радиоволн проводили “радио прослушиванием” близлежащего пространства (в радиусе до 4-х метров) вокруг препаратов специальным образом приготовленных хромосом (сперматозоиды мыши) и ДНК из селезенки быка. Концентрированные препараты (около 1 мг/мл в дистиллированной воде, а также в определенных сочетаниях с этанолом, водой, триптофаном и гуанозин-трифосфатом) наносили тонким слоем на грань полупрозрачного зеркала (предметное стекло), накрывали вторым предметным стеклом, выдерживали 3-4 суток до высыхания…, и направляли отраженный (промодулированный исследуемым препаратом) пучок света обратно в лазерный резонатор.
       В другой модификации использовали тонкую, отражающую свет, пленку ДНК без нанесения ее на полупрозрачное зеркало. В качестве исследуемых образцов использовали также шлифованные металлы, пластмассы, кварц, и др. Необходимым условием являлось то, что анализируемые вещества должны были отражать, а не рассеивать свет лазерного зондирующего пучка.
       При соблюдении этого, во всех случаях регистрировали отчетливые радиосигналы, различающиеся по характеру в зависимости от типа исследуемых образцов или их сочетаний. Зондирование ДНК и хромосом и их комплексов с перечисленными выше веществами сопровождалось особыми радиосигналами (радиозвуком), резко отличным от такового абиогенных препаратов. Характерным и полностью совпадающим с работами … было наличие чередования четких одиночных радио звуковых периодических (или почти периодических) сигналов, чередующихся со стохастическими, аналогично наблюдению характера воздействия инфракрасного лазера (890 нм) на ДНК…»

 

       Ещё одна группа экспериментов касалась фиксирования волновых реплик ДНК на обычную фотоплёнку. При этом использовалось несколько неподвижных источников света: лазерные светодиоды ИК- и видимого диапазона (с помощью аппарата “Дюна-М”), ультрафиолетовая лампа и лампа дневного света. Фотоаппарат и препарат ДНК были также неподвижны. 
       «Фотографически обнаруживается возникновение динамичных специфических волновых структур, невидимых глазами, но фиксируемых на фотопленке мультиплицированных реплик ДНК и ближних окружающих объектов, непосредственно связанных с фотонным воздействием на ДНК. Иначе говоря, происходит умножение количества отображений препарата ДНК, распределяемых в пространстве по сложным траекториям (1-й вариант методов) и по горизонтали (2-й вариант методов), а также отображений объектов, связанных с возбуждением ДНК.» (Рис.23, Рис.24, Рис.25)

 

       Полностью плёнка выложена здесь и здесь.

       «Для формирования реплицирующихся образов на фотопленках характерны также следующие особенности: 

       1. От кадра к кадру реплики появляются и исчезают.
       2. Возникают реплики перфорационных отверстий и “световые засветки” (4-й кадр). 
       3. Возникают переходы образов реплик в межкадровое пространство и даже на соседние кадры: с 13-го на 14-й и с 23 на 24-й.
»

 
         На Рис.25 заметно, что реплицируется только изображение светодиодной матрицы – остальные части изображения не имеют реплик.

       Проводились эксперименты с попытками получить реплицированное изображение с контрольными препаратами (не содержащими ДНК), а также в отсутствие препаратов, но в этом случае реплики не появлялись. Также реплики не возникали при не включенных источниках излучения. В то же время замечен эффект существования фантома ДНК, фиксируемого на плёнке, вскоре после выключения ЭМ-излучения. 

       Эти же результаты представлены в работе (среди соавторов – А.Е.Акимов), где делается предположение об участии в феномене мультиплицирования изображения торсионной компоненты электромагнитных волн.

 

       В 2000 году в Москве, в 2002 году в Торонто (Канада) Гаряевым были получены результаты по регенерации поджелудочной железы у крыс с искусственно вызванным сахарным диабетом. В 2006 году эти результаты были повторены в Нижнем Новгороде.

 

       В работе “Влияние модулированного биоструктурами электромагнитного излучения на течение аллоксанового сахарного диабета у крыс” описан эксперимент, где воздействием лазерного луча от гелий-неонового лазера мощностью 2 мВт на препарат здоровой поджелудочной железы (ПЖ) происходит дистантная регенерация ПЖ у крыс, поражённых экспериментальным аллоксановым сахарным диабетом (СД): 
       «Свежевыделенные препараты ПЖ или селезенки новорожденной крысы Вистар наносили на предметное стекло и помещали на оптической оси лазерного луча. Юстировку предметного стекла с препаратом производили таким образом, чтобы обеспечить частичное обратное отражение луча в резонатор лазера. Такой многопроходный режим позволяет препарату выступать в роли оптического коррелятора и влиять на распределение вторичных мод излучения лазера. Для регистрации сигнала корреляции использовали две пространственно разнесенные моды с перпендикулярной поляризацией.

       Оптические сигналы регистрировались и поступали на электронную схему, которая управляет режимом генерации лазера, при котором интенсивности мод наиболее скомпенсированы. В этом режиме лазер генерирует ШЭИ (широкополосное электромагнитное излучение – В.Ж.), зависящее от зондируемого биопрепарата. Расстояние от препарата до активного элемента лазера составляло 11 см. Фотоны луча лазера на встречных пучках модулировались препаратом, в том числе по двум связанным ортогонально поляризованным компонентам излучения.» 

 

       Четырём группам крыс вводился аллоксан, из них две группы (No 2 и No 3) были подвержены воздействию широкополосного ЭМ-излучения от препаратов здоровой поджелудочной железы и селезёнки. Результаты представлены на Рис.26.

       - 1-я группа (контроль) – воздействия ШЭИ и мШЭИ (модулированное ШЭИ) не проводилось. 

       - 2-я группа – проводилось воздействие мШЭИ, животные были расположены на расстоянии 20 м от источника излучения. Моделирование аллоксанового диабета осуществляли через месяц после последнего воздействия мШЭИ. 
       - 3-я группа – проводилось воздействие мШЭИ, животные были расположены на расстоянии 70 см от источника излучения. Моделирование аллоксанового диабета осуществляли через сутки после последнего воздействия мШЭИ. 
       - 4-я группа (плацебо) – проводилось воздействие ШЭИ которое не модулировалось биоструктурой (лазерный луч проходил через пустые предметное и покровное стекла без срезов ПЖ и селезёнки). Животные располагались на расстоянии 70 см от источника излучения. Моделирование аллоксанового диабета в этой группе осуществляли через сутки после последнего воздействия.

 

       Я привёл эти результаты в данном расследовании отдельным разделом, а не в главе, посвящённой экспериментальным результатам торсионных исследований. Почему? Во-первых, хотя в них обязательно участвует лазер, но перекрытие световой компоненты лазера не проводилось, и утверждать, что здесь играет роль именно неэлектромагнитная компонента лазера, открытая А.В.Бобровым, нельзя, хотя набор явлений и свидетельствует о том, что эти результаты также “выходят за рамки”.
       Во-вторых, П.П.Гаряев почти никогда не акцентировал торсионную гипотезу объяснения своих результатов, и в работах с теоретическим их обоснованием на физическом уровне указываются объяснения из разделов квантовой физики.

 

       Однако исследования П.П.Гаряева, так же как и исследования торсионщиков, имели отклик у Э.П.Круглякова. В 1999 году он пишет о публикациях в “Российской газете”: 
       «С завидной регулярностью в газете возникает “биолог” П.Гаряев, труды которого не находят понимания среди биологов. Впрочем, ясно почему. Речь идет о совершенно очевидном шарлатанстве: “П.Гаряев нашел, что лазером является сама ДНК человека” (30.04.98). Достаточно владеть физикой в объеме средней школы, чтобы понять, что при поперечном размере ДНК излучение будет дифрагировать в 2 пи стерадиан, так что ни о каком лазере речи быть не может! Ну, а зачем Гаряеву потребовался лазер? Чтобы переложить наследственные признаки из генов в голограмму. Как ее создать и как ее считывать – это уже не обсуждается.»

 
       П.П.Гаряев откликается на это “Открытым письмом академику Э.Круглякову”, где пишет: 
       «Рассмотрим технологию шельмования в исполнении Круглякова, когда он возмущается мыслью, что “лазером является ДНК человека”. Отвечаю Круглякову – да, ДНК в хромосомах обладает подобным свойством, она способна к суперлюминесценции. И не только ДНК человека, но и всех живых организмов. Это предсказано еще А.Г.Гурвичем, он даже пытался обнаружить излучения хромосом, и с трудом уловил их, и назвал митогенетическими лучами. А.Г.Гурвич предугадал лазерные свойства хромосом. Гордиться бы этим надо, как достижением России. 
       Теперь же в этом направлении на Западе работают целые школы, и весьма успешно. Например, в Германии Международный институт биофизики под руководствам Фрица Альберта Поппа (F.A.Popp), который прямо говорит, что развивает идеи А.Г.Гурвича. А теперь они работают уже совместно с биофаком МГУ. Но г-н Кругляков об этом, конечно же, не знает. Тогда пусть посмотрит в Интернете сайт этого Института или, по крайней мере, спросит у Ф.Поппа, что такое ДНК-лазер, по электронной почте. Да и фундаментальную работу Ф.Поппа и соавторов на эту тему тоже бы надо знать, если берешься рассуждать на такую сверхсложную тему как волновые кодирующие функции ДНК.»

 

       Немного об истории исследований П.П.Гаряева. После работы в Институте Физико-Технических Проблем АН СССР он выполнял исследования в ФИАНе (не входя в штат организации) – с 1987 по 1997 год. 
       В середине 90-х годов один из коллег Гаряева – В.П.Попонин, уезжает на запад, и публикует результаты исследований по волновому геному. Сам Гаряев рассматривает это как плагиат (см. статью Попонина и письмо Гаряева здесь).

 

       По словам Гаряева, результаты, полученные в Торонто по волновому излечению аллоксанового диабета у крыс, привели к тому, что его группе “предложили временно прекратить работу и вернуться до получения спонсорами денег на исследование”. При этом всё оборудование осталось в Торонто и больше им вернуться не удалось.

 

       П.П.Гаряев говорит: 
       «…со слов Тертышного (одного из коллег Гаряева – В.Ж.), к которому обратились больные диабетом, контактировавшие в Канаде с Бирштейном, что нас приглашал, этот Бирштейн организовал бизнес на лечении диабета у людей по нашей “крысиной” технологии.»
       В 2006 году, получив финансирование от Инком-банка, который в то время одновременно также финансировал работы Акимова и Шипова, Гаряев вместе с нижегородской группой биологов повторил и развил канадские результаты. После этого группа инвесторов без объяснения причин прекратила сотрудничество с Гаряевым, а также с Акимовым и Шиповым.

 

       В 2007 году появился ещё один частный инвестор-олигарх, который был готов финансировать работы по волновому омоложению. Вскоре и он, по словам Гаряева, “отвалился” по причинам, связанным с “наездом” одной из государственных силовых структур.

 

       П.П.Гаряев не хочет в настоящее время раскрывать всех деталей экспериментов, т.к. считает, что на основе этого эффекта возможно создать опасное оружие, действующее «нелокально, избирательно, а также тотально».