Уничтожение торсионных исследований в России

4.2. Лекции в МГУ и две диссертации Шипова.

 

 

 

       Давайте посмотрим сначала на самые уязвимые места. Клеветники, если хотят опорочить, переходят на личности. Мы сперва рассмотрим, что именно “вменялось” лично Шипову и Акимову, как именно это вменялось (здесь неплохо бы рассмотреть эти приёмы с позиций НЛП и приёмов идеологических отделов КПСС, ЦРУ, КГБ и отделов пропаганды Третьего рейха, но в этом я совсем не специалист), а также – как это воспринималось читателями статей от КБЛ.

 

       Когда Кругляков описывал “портрет Шипова” в статье “Потомков “лейтенанта Шмидта” нельзя оставлять без присмотра”, он делал упор на следующие факты: 
       1. Шипов утверждал, что читал лекции по Теории физического вакуума в МГУ, но руководство МГУ это отрицает. 
       2. Шипов утверждал, что написал диссертацию в 1972 году, но ВАК факт защиты диссертаций Шиповым отрицает.

 

       Кругляков пишет: 
       «Его книга действительно опубликована в издательстве “Наука”, правда, издание полностью оплачено автором. Книга позволила лучше представить портрет Геннадия Ивановича Шипова. В предисловии он пишет: “…в 1972 году написал диссертацию под названием “Общерелятивистская электродинамика с тензорным потенциалом”. В библиографии под номером 5 значится статья Г.И.Шипова в журнале “Известия вузов”. На мой запрос в ВАК поступил ответ: Г.И.Шипов никаких диссертаций не защищал. Как, впрочем, и А.Е.Акимов. Там же во введении читаем: “во второе издание вошли материалы лекций, прочитанных автором осенью 1993 и весной 1996 годов на физическом факультете Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова”. Запросил я деканат физфака МГУ по этому поводу. Ответ гласит: “Г.И.Шипов никогда не читал на физическом факультете МГУ курса лекций “Теория физического вакуума” или других курсов лекций”. Опять ложь.»

 

       В интервью 2008 года Шипов говорит про лекции на физфаке: 
       «Я получал разрешение на чтение лекций, но это не было внесено в официальные документы. Для того, чтобы попасть в официальные документы, надо получить большое количество разрешений. Кроме того, в МГУ многие помнили отношение ректора к моим работам. Считалось, что если я читаю лекции, которые не удовлетворяют ректора, то это плохо. Мои объявления на физфаке о плане лекций и времени их проведения постоянно срывались недоброжелателями.»

 

       Предыстория такого отношения к Шипову со стороны властей МГУ идёт с 1983 года, когда произошёл его конфликт интересов с ректором МГУ А.А.Логуновым. Этот конфликт начался с письма Шипова Логунову: 
       «В письме я выступил с просьбой создать научную группу, которая бы занималась исследованием в МГУ теоретических и экспериментальных следствий моих работ. Уже тогда было найдено принципиальное решение первой и второй проблем Эйнштейна, т.е. фактически найдены уравнения Единой теории поля, на поиск которых А.Эйнштейн затратил около 40 лет.
       За несколько лет до этого, а именно в 1979 году на химфаке МГУ я издал свою первую монографию под названием “Проблемы теории элементарных взаимодействий”, по которой читал на химфаке лекции. Ко мне на лекции приходило до 400 человек. Книга касалась решения первой и второй проблем Эйнштейна. В это же время на физическом факультете читал лекции А.Логунов. Он был противником развития идей Эйнштейна, он “громил” его общую теорию относительности, причём в очень грубой форме.

       А.Логунов пригласил меня в Академию наук для разговора. Это старое здание на Ленинском проспекте. В кабинете стоял длинный стол (мне показалось метров 50). На одном конце сидел он, на другом я. Академик говорит – вот так и так, давайте громить работы Эйнштейна по теории гравитации. Я отвечаю, что я не могу этого делать, поскольку я опираюсь на них и их развиваю! Тем более как можно громить теорию, если эта теория подтверждается экспериментально. “Тем хуже для теории” – парировал Логунов, и добавил – “Ну как хотите”. В общем, разговор кончился, мы не договорились, наши пути разошлись, но после этого меня начали прессовать на работе. Для начала предложили перестать читать лекции, затем мой начальник (некто Путилин – он был партийный босс) вызвал меня и сказал примерно следующее: “Давайте договоримся так, вы будете писать себе кандидатскую диссертацию по химии, мне – докторскую и тогда вы останетесь работать в лаборатории. Бросьте заниматься своей ерундой. А если не согласны – я вас уволю.»

 
       В 1983 году Шипов был уволен из МГУ. Итак, мы видим, что здесь проявляется конфликт интересов Шипова с руководством МГУ. Забегая вперёд, скажу, что в дальнейшем мы увидим ещё один застарелый конфликт, проходящий через Шипова – конфликт научной школы МГУ и физического отделения РАН.

 

       Теперь перейдём к диссертациям. В глазах среднестатистического профессионального учёного (т.е. имеющего место работы, должность и, возможно, звание) ситуация с кандидатской, действительно, выглядит довольно странно. Отсутствие признания со стороны “официальных властей от науки” на уровне звания кандидата воспринимается в современной российской науке как свидетельство неспособности вести научную деятельность. 
       Почему же Шипов не защитился? В действительности Шиповым в 70-е годы было написано две диссертации, и ни одна из них не была допущена к защите. Давайте посмотрим, что это были за диссертации, что это были за ситуации недопуска к защите, и какую роль здесь играет сама личность Шипова, какую – личности его оппонентов, и какую – содержание диссертаций.

 

       Первая диссертация была посвящена решению первой проблемы Эйнштейна. Она была написана, когда Шипов учился в аспирантуре Университета Дружбы Народов – с 1969 по 1972 год. Я не берусь судить о качестве работы (она представлена на сайте Шипова в виде более поздних работ, развивающих идеи диссертации, а также отражена в публикациях в 70-е годы в “Известиях ВУЗов”; также в 2007 году издана монография “О решении первой проблемы Эйнштейна” в издательстве “Кириллица”).

       Если кратко рассмотреть основные результаты, то Шиповым был заявлен путь геометризации уравнений электродинамики – это пытался в своё время сделать Эйнштейн после создания ОТО, но безуспешно. Следствием этого решения было появление добавок в кулоновский потенциал, который давал возможность по-новому взглянуть на происхождение и описание ядерных потенциалов, а также приводил к модели атома, в которой не было нужды в постулировании стационарных состояний электронов – они являлись следствием теории. Предложенная модель электродинамики переходила в максвелловскую при относительно слабых полях.

 

       Почему эта работа даже не дошла до защиты? Как говорит сам Шипов – работу “зарубил” Мицкевич, руководитель местной теоретической группы УДН, причём сделал это в нарушение правил оформления отзыва на диссертацию: отзыв не был оформлен в установленном порядке, а представлял собой лишь неформальные возражения по нескольким пунктам. Тем не менее, этого оказывается достаточно, чтобы не допустить работу к защите. Шипов рассылает пять экземпляров диссертации по ведущим группам теоретиков Советского Союза, работающим в этом направлении, и получает три положительных отзыва. Но и это не помогает.

 

       Затем, вместо того, чтобы убеждать оппонентов в своей правоте, Шипов уезжает в Сибирь на заработки на полгода, и, вернувшись, пишет вторую диссертацию, используя первую как плацдарм. В ней он заявляет решение второй проблемы Эйнштейна. Суть этой проблемы в том, что Эйнштейн хотел вывести уравнения квантовой физики опять-таки на основе геометризации пространства-времени, и ему это не удалось. 

       С этой диссертацией в 1976 году Шипов идёт к руководителю торсионного направления Д.Д.Иваненко (да-да, было такое теоретическое направление на физфаке МГУ в 70-х годах, и уже тогда главным противником этого направления был В.Л.Гинзбург – у них был давний конфликт с Иваненко, ещё с 40-х, но об этом – позже). Иваненко соглашается быть его научным руководителем с условием, что Шипов сначала сдаст кандидатский теор.минимум уже в МГУ (он был сдан Шиповым в УДН). Затем, как говорит Шипов, сам Иваненко не является на экзамен. Сдавать экзамен без Иваненко Шипову не разрешают. Таким образом, защита второй диссертации оказывается “подставлена”, теперь уже его научным руководителем.

 

       Я не знаю, почему так не везло Шипову во взаимоотношениях с чиновниками от науки, и насколько здесь можно было ситуацию исправить, но, очевидно, Шипов её исправлять не стал. Критика второй диссертации Шипова мне не встречалась (эта работа также представлена на сайте Шипова в виде более поздних статей и в виде монографии “О решении первой проблемы Эйнштейна”, издательство “Кириллица”, 2007). В 1979 году Шипов публикует монографию “Проблемы теории элементарных взаимодействий”, где развивает идеи двух диссертаций, и по которой начинает читать лекции на химфаке МГУ.

 
       Подведя итог, можно сказать, что причинами недопуска к защите был произвол со стороны научных чиновников УДН и МГУ, с одной стороны, а с другой – то, что Шипов оставил попытки защищаться, сконцентрировавшись только на содержательной стороне научной работы, забросив административную сторону. А отсутствие звания дало формальный повод его оппонентам сомневаться в его компетентности. Сам Шипов предполагает, что истинной причиной недопуска его диссертаций был слишком сильный результат, который руководители местных научных групп не могли позволить выпустить в свет.

       От себя могу предположить, что эти результаты Шипова уже тогда были “перпендикулярны” сложившимся теоретическим воззрениям: поиски Эйнштейном Единой теории поля, его оппозиция по принципиальным вопросам квантовой физики считались чем-то вроде чудачеств гения, и это играло не на руку его последователям, к которым причисляет себя Шипов.