Уничтожение торсионных исследований в России

4.3. НЛП от Круглякова.

 

 

 

       Вернёмся к цитате Круглякова из Шипова о том, что тот написал в 1972 году диссертацию. Кругляков приводит следом ответ на свой запрос в ВАК о том, что Шипов диссертаций не защищал. Человек, не знакомый с практикой науки, может, конечно, не заметить, что написать диссертацию и защитить её – разные действия. Доктор физ-мат. наук Кругляков не мог этого не знать. Таким образом, приведение заключения на основании этих двух утверждений о том, что Шипов лжёт – не более чем манипуляция, к тому же на грани фола.

 

       Обратите внимание, как умело владеет Кругляков этим приёмом смещения значений слов и искажения смысла утверждений, с последующим вынесением приговора оппоненту. Вот ещё пример. Кругляков пишет: 
       «Так, в 1996 г. он (Акимов) заявил: 
       ”В НПО “Энергия” вскоре должна быть испытана первая летающая тарелка. Принцип ее движения совершенно нов – отсутствует использование реактивной тяги. В случае успешных испытаний существует реальная перспектива переворота всего транспорта (так в тексте. – Э.К.) автомобилей, поездов и т.д. на новую основу, без использования двигателя внутреннего сгорания
» (Чистый мир. 1996. No 4). 

       «А вот комментарий первого вице-президента, первого заместителя генерального конструктора РКК “Энергия” В.П.Легостаева: 
       ”РКК “Энергия” не занималась, не занимается и не предполагает заниматься разработкой “летающих тарелок” на основе генератора торсионного поля”.
»

 

       Никаких оснований для предположений в привлечении торсионных генераторов в опытах РКК “Энергия” не было и не могло быть – там испытывался инерциоид Толчина по инициативе Акимова и Шипова. Справедливости ради надо признать, что инерциоид Толчина, как и его развитие в виде “гравицапы” Меньшикова на спутнике Юбилейный, а также испытанные Шиповым в Тайланде инерциоиды пока мало походят внешне на летающую тарелку, хотя принцип их движения исследователи действительно называют безопорным. С другой стороны, из ответа Легостаева несложно реконструировать формулировку вопроса, который был задан ему Кругляковым.

 

       Ещё пример. Из обращения академиков РАЕН А.Никитина и В.Финогеева к Э.Круглякову: 
       «Те немногие учёные, которые относят теорию физического вакуума Г.И.Шипова к лженауке, либо проявляют профессиональную некомпетентность, не работая в области теоретической физики, либо по дилетантству не знают содержание такой специфической области теоретической физики, как теория кручения и теория торсионных полей, либо по причине сознательной тенденциозности.»

 

       Из ответа Круглякова: 
       «Итак, в число “единичных ученых, которые относят теорию физического вакуума Г.И.Шипова к лженауке” попали в полном составе Отделение общей физики и астрономии, Отделение ядерной физики РАН, где нет ни одного почитателя этой теории, наконец, секция физики РАЕН. Уместно спросить, кто же эти таинственные ученые-профессионалы-почитатели Г.И.Шипова, составляющие подавляющее большинство? Нет таких!»

 

       Здесь – манипуляция, которая основана на предположении “кто не с нами – тот против нас”. Учёный, как правило, не может иметь профессионального суждения о теории в области, в которой он не является специалистом, а в области торсионной физики теоретиков в России почти не осталось. Т.е. вообще говоря, подавляющее большинство физиков не может быть ни “за”, ни “против” теории Шипова. И о подавляющем большинстве здесь никто, кроме Круглякова, не говорит.

 

       Вернёмся к ещё одной цитате из Круглякова, которая уже была в первой части расследования: 
       «В журнале “Техника молодежи” (N5, 1993) г-н Акимов поведал о том, что “совместно с учеными Украины получены материалы с уникальными свойствами, в частности, сталь – прочней обычной в 2 раза и пластичней в 6 раз”. Пришлось связаться с академиком В.И.Трефиловым. Виктор Иванович сообщил, что лет 8 назад они наблюдали, что при воздействии на расплавы происходят какие-то изменения. Но он отнюдь не может утверждать, что это связано с проявлением эффекта торсионных полей, но может объясняться, например, воздействием ультразвука. Что же касается цифр, приведенных Акимовым, то академик Трефилов возразил: ничего подобного никогда не наблюдалось.»

 

       Во-первых, из приведённых слов Акимова не следует, что эти результаты с приведёнными цифрами были получены именно в институте материаловедения Трефилова. Во-вторых, об отсутствии воздействия ультразвука в металлургических экспериментах я уже приводил цитаты в первой части расследования. К тому же о чём именно спрашивал Кругляков у Трефилова, и что тот ему реально ответил, остаётся только догадываться. И это, видимо, не единичный пример, когда Кругляков, ссылаясь на телефонные разговоры с различными учёными, вольно толкует их слова, и использует упоминания этих телефонных разговоров как аргумент.

 

       И ещё один интересный пример. Кругляков в письме главному редактору “Российской газеты” А.П.Юркову пишет 8 августа 1997 года о статье Конорова от 27 июня 1997 года и статье Валентинова от 12 июля 1997 года: 
       «К сожалению, статьи основаны только на рассказах г-на Акимова и не имеют ничего общего с действительностью. Так, в статье А.Валентинова, со слов А.Акимова, утверждается, что доставка генератора торсионных полей на Марс запланирована и будет осуществлена ближайшим космическим кораблем. Директор Института космических исследований РАН академик А.А.Галеев сообщил мне, что научная программа разрабатывается его институтом, но доставка торсионного генератора на Марс в планах не значится. Это лишь один пример недобросовестности г-на Акимова.»

 

       Альберт Валентинов, Российская газета, статья “Абсолютное ничто, из которого вышло всё”, 28 июня 1996 г.: 
       «В ближайшем полете на Красную планету космический аппарат “Марс” понесет, помимо прочего оборудования, генератор торсионных полей, созданный под руководством Анатолия Акимова. Достигнув Марса, генератор начнет посылать к Земле сигналы. Одновременно сигналы станет посылать и обычный радиопередатчик, также установленный на “Марсе”. Идея эксперимента проста: торсионные сигналы должны достигать Земли мгновенно, а радиоволны, летящие “всего лишь” со скоростью света, запаздывать. Этот временный разрыв и покажет, правы ли экспериментаторы.»

 

       Смотрим в Википедии: 
       «Марс-96 – российская автоматическая межпланетная станция, предназначенная для исследования Марса. Станция была запущена 16 ноября 1996 с помощью ракеты-носителя Протон. Из-за отказа четвёртой ступени ракеты станцию не удалось вывести на отлётную траекторию, и она разрушилась при входе в атмосферу Земли через 5 часов после запуска.»

 

       А теперь обратите внимание на дату письма Круглякова (лето 1997 – после запуска “Марс-96″) и дату статьи Валентинова, где он пишет про Марс (лето 1996, до запуска аппарата). Галеев ответил Круглякову «доставка торсионного генератора на Марс в планах не значится» в 1997 году, уже после неудачного запуска “Марс-96″. (Напомню: Кругляков включился в борьбу с торсионным направлением только после избрания его академиком РАН в мае 1997 г).

 

       Надо отдать должное инициаторам создания КБЛ – они выбрали очень подходящую кандидатуру для главного оратора. Сложно найти человека, более профессионально занимающегося демагогией, филигранной манипуляцией, искажением фактов и навешиванием ярлыков, чем бывший парторг Э.П.Кругляков. 
       Роль Круглякова в этой истории была, по-видимому, определена в момент избрания его академиком в мае 1997 года. Он включился в борьбу против Акимова сразу же после этого, примерно за год до учреждения КБЛ, и сразу же стал действовать в стиле борцов со лженаукой 30-40-х годов. Прежде всего он стал давить на директоров академических институтов, проводивших торсионные исследования по хоз. договорам, чтобы те письменно открестились от результатов исследований, а он бы приводил эти трофеи в своих статьях. 

       Письменно лжесвидетельствовать согласилось руководство Института физики АН Украины, руководство Института медицинских проблем Севера, и РКК “Энергия” – всего три организации из более чем полусотни сотрудничавших с Акимовым, а также руководство Института биофизики в связи со “структурированной” водой. Это – самая осторожная оценка количества организаций, которую приводят Акимов и Шипов. Александров говорит о десятках организаций. По другим источникам, организаций, проводивших торсионные исследования, было более ста.

 

       Затем Кругляков стал повторять из статьи в статью ложь о потраченных 500 миллионах, ложь об отсутствии заявленных результатов, и стал мастерски шельмовать различные утверждения Акимова и Шипова в интервью и популярных статьях. 
       Ни одной цитаты из научных статей с экспериментальными результатами, которых с каждым годом становилось всё больше, ни даже упоминания их наличия он не приводил. Кругляковым написано около 30 статей в таком стиле. Всё это выдавалось за борьбу со лженаукой, и именно скандал с Российской Газетой, инициированный Кругляковым, послужил поводом к созданию Комиссии спустя год после начала его манипулятивной деятельности.