Уничтожение торсионных исследований в России

4.5. Лжеучёные Акимов и Шипов или манипуляторы из КБЛ?

 

 

 

       Но, может быть, Александров, Рубаков, и другие члены КБЛ имеют какие-то основания для обвинения торсионщиков в лженаучности?

 

       Это очень важный момент, и я бы его считал вообще ключевым для всей этой истории. Ложь очень часто расцветает там, где идёт манипуляция неоднозначными и эмоционально окрашенными терминами. Деятельность Комиссии по лженауке, собственно, и зиждется на этой манипуляции. Вопрос, что считать лженаукой, и можно ли считать модели и теории торсионных полей лженаучными, заслуживает отдельного рассмотрения. 

       Термин “лженаука” активно использовался в СССР в 30-50-е годы при моральном и физическом уничтожении идеологически чуждых учёных. Говоря о лженауке, член Комиссии по борьбе с лженаукой и главный инициатор её создания Гинзбург в одном из своих интервью приводит следующее “рабочее” определение: «Лженаука – это всякие построения, научные гипотезы и так далее, которые противоречат твердо установленным научным фактам.»

 
       В то же время в постановлении Комитета ВС, в котором осуждаются лженаучные исследования Акимова, говорится о противоречии “представлениям, однозначно установленным современной наукой”. Я предполагаю из этих определений, что Гинзбург под фактами здесь понимает именно результаты наблюдений или экспериментов, а под представлениями понимаются теории. Давайте сначала рассмотрим, что именно считают члены КБЛ утверждениями, “противоречащими твёрдо установленным научным фактам”. 

       - Скорость распространения торсионного излучения превышает скорость света; 
       - Через торсионное поле возможна передача информации без передачи энергии; 
       - Адресность и высокая проникающая способность, обусловленная нелокальностью; 
       - Квантами торсионного поля являются нейтрино; 
       - Постоянная взаимодействия достаточна для его обнаружения в прямом эксперименте.

 

       Теория относительности запрещает движение материи быстрее скорости света. На момент её создания не было известно других видов материи, кроме электромагнитных волн (лучистой материи), и материи, имеющей массу покоя и составляющей атомы (СТО как раз была призвана закрыть вопрос с эфиром, которого, как утверждает СТО, нет).

       Торсионное поле, согласно теории Шипова – это кручение пространства-времени, подобно тому, как гравитация в Общей теории относительности – это искривление пространства-времени, и является новым объектом изучения, лежащим в основе физического вакуума. 

       Утверждать, что СТО и другие общепринятые теории запрещают кручению пространства-времени распространяться быстрее скорости света, может только тот, кто теоретически это докажет, а также покажет экспериментально, что результаты Акимова ошибочны. Мне неизвестна ни одна публикация, в которой этот вопрос бы поднимался на строгом научном уровне. Более того, Акимов ссылался на данные известных астрономических наблюдений, которые показывали необъяснимые в рамках СТО движения объектов быстрее скорости света. Нелишне также напомнить, что максимальность скорости света была просто постулирована Эйнштейном.

 

       Начиная с рассмотрения парадокса Эйнштейна-Подольского-Розена (ЭПР-эффекта), физики не устают спорить о том, что же означает нелокальность, вытекающая из квантовой физики. Экспериментальное подтверждение нелокального характера процессов при измерении спина спутанных фотонов заставило очень внимательно посмотреть на эту проблему. Что именно передаётся между двумя фотонами мгновенно, так что один как бы сообщает о своём состоянии другому? И по какому каналу он это сообщает? Этот вопрос никак нельзя считать понятым окончательно в современной физике. 

       Мне неизвестны также работы, в которых было бы показано, что невозможна передача информации без передачи энергии в момент передачи информации. Когда говорят об априорной невозможности какого-то факта, часто забывают добавить: невозможен в рамках такой-то модели. Но модели, как известно, имеют границы областей применимости, и наука – это постоянный процесс нащупывания таких границ и создания новых моделей. 

       Согласно концепции Акимова-Шипова, торсионное излучение поляризует вакуум. Изменение ориентации спина частиц под воздействием поляризации вакуума, по этой модели, не сопровождается само по себе энергообменом. Но энергетические эффекты могут появиться за счёт уже обычных спин-спиновых взаимодействий, известных академической физике, например, как следствие запрета Паули – после информационного обмена. Также энергетическое воздействие между двумя системами (например, спутанными фотонами) может предшествовать мгновенному информационному обмену (здесь стоит упомянуть также работы С.М.Коротаева о проявлениях макроскопической нелокальности, в т.ч. нелокальности во времени).

       Торсионное излучение, по заявлениям Акимова и Шипова, может проявлять нелокальные характеристики. Т.е. можно адресно воздействовать генератором торсионного излучения на некоторый приёмник, удалённый сколь угодно далеко, без ослабления сигнала с расстоянием. Это является следствием нелокальной природы “первичного торсионного поля”, который рассматривается Шиповым как слой реальности, из которого возникает физический вакуум, а из него и все элементарные частицы. Адресность также отмечают как свойство, присущее психофизическим явлениям, необъяснимым традиционным образом (аналогичные эффекты зафиксированы А.Г.Пархомовым в экспериментах с участием экстрасенсов). 

 

       Л.В.Лесков в статье “Раскрывая тайны пустоты” пишет: 
       «Понять причину этих парадоксальных свойств торсионных полей можно, обращаясь к соотношениям неопределенности Гейзенберга. Локальное возмущение спинового состояния среды, создаваемое торсионным генератором, не приводит к изменению ее энергетических параметров, иными словами, изменения энергии и импульса DЕ и Dp практически равны нулю. Но тогда из соотношений неопределенностей следует, что величины Dx и Dt почти бесконечно велики. А это означает, что спиновое возмущение, создаваемое локальным воздействием генератора, сразу оказывается нелокальным. Оно может носить линейный характер и занимать весьма протяженную область пространства. 
       Если рассматривать это явление чисто формально, как распространение информационного сигнала, то мы и получим скорость, намного превышающую световую, и отсутствие расходимости по закону квадрата расстояния. Нарушения законов относительности при этом однако не происходит, потому что мы имеем дело не с распространением сигнала, а с квантовым явлением нелокального характера. Не противоречит это и законам квантовой механики, т.к. соотношения Гейзенберга не накладывают никаких ограничений на пространственные характеристики спиновой структуры пространства.»

 

       Как видим, здесь тоже довольно сложно однозначно утверждать, что эти модели противоречат “твёрдо установленным фактам”, поскольку торсионное излучение не возникает из рассматриваемых в стандартных теориях взаимодействий, а, наоборот, по мнению Шипова, эти взаимодействия являются проявлениями торсионного поля как того единого поля, поиску которого Эйнштейн посвятил последние 30 лет жизни. У этого поля, как у новой в науке сущности, вполне могут быть свойства, которые не описываются ни одной из стандартных теорий, которые этой сущностью не оперируют. 
       Но тем не менее остаётся вопрос: противоречат ли эти новые модели общепринятым физическим представлениям, т.е. моделям? Этот вопрос по меньшей мере спорен. Сейчас нет одной и незыблемой позиции, объясняющей смысл обнаруженной нелокальности в экспериментах со спутанными фотонами. Я также убеждён, что этот вопрос необходимо рассматривать в контексте философии и истории развития науки: новые идеи часто воспринимались бредовыми, особенно пожилыми и отягощёнными регалиями учёными.

 

       Нелокальные проявления в квантовой физике и нелокальный характер действия торсионного поля имеют, вообще говоря, равный статус – они подтверждены экспериментально, причём и тот и другой феномен ломают наши привычные представления о пространстве-времени и о взаимодействиях в нём. Не исключено, что со временем окажется, что в результатах экспериментов Аспека и экспериментов Акимова, Пархомова и Гаряева проявляется одно и то же явление. В любом случае противоречие между новыми экспериментальными данными и господствующими теориями может быть очень конструктивно – именно такие противоречия и продвигают науку вперёд.

 

       Наконец, даёт ли это противоречие моделей (кажущееся или реальное – это могут показать только дальнейшие исследования) основания для того, чтобы называть модели Акимова-Шипова лженаучными? Я думаю, что однозначно нет. Лженаучными эти модели вы можете назвать только в одном случае: если вы органически не принимаете новую модель в соответствии со своими убеждениями (научными, религиозными, идеологическими и т.д.), которые к тому же ни при каких обстоятельствах менять не собираетесь, невзирая ни на какие факты. Т.е. если вы добровольно отказываетесь от научной методологии. 

       Обвинение в лженаучности выступает только как повод для уничтожения этого направления материалистическими фундаменталистами, которые забыли, что сомнение – это единственный верный спутник для того, кто хочет найти истину. Тогда научный спор автоматически перетекает в базарную склоку, а при желании и возможностях злонамеренных научных чиновников он перерастает в войну одной группы людей (в данном случае обладающей властью в науке) против другой группы людей (получивших новые результаты), что мы и видим воочию.

 

       Что касается представлениях о нейтрино как о квантах торсионного поля, этого, пожалуй, самого спорного утверждения Шипова и Акимова, то здесь необходимо упомянуть работы А.Г.Пархомова (который, кстати, не является приверженцем торсионной гипотезы, но работал в МНТЦ Вент), в которых рассматривается гипотеза о компоненте тёмной материи в виде нейтрино ультранизких энергий с проявлением их волновых свойств, и эта гипотеза им проверена экспериментально многолетними исследованиями.

       Также стоит вспомнить о следствиях из теории Шипова, в которых существует, помимо кулоновской, ещё и торсионная потенциальная яма во взаимодействии электрона и протона с образованием нейтрона, а это уже открывает путь к объяснению некоторых странных фактов из области низкоэнергетических ядерных реакций.

 

       Здесь далеко не всё бесспорно. Но ведь есть и “респектабельные” исследования, порождающие вопросы. Так, исследователи из Троицка обнаружили, что результаты измерений массы нейтрино, в среднем, находятся в отрицательной области, причем, наряду с хаотическими изменениями, происходят циклические изменения с полугодовым периодом. Руководитель этого уникального эксперимента академик РАН В.М.Лобашев не видит этому иного объяснения, кроме влияния “облака” реликтовых нейтрино. Нейтрино – очень важное звено в современной физике, и то, что оно хорошо изучено экспериментально – не более чем иллюзия.

 

       И, наконец, по постоянной взаимодействия, т.е. по оценке интенсивности торсионных эффектов, вытекающей из теорий. Членами КБЛ было высказано утверждение, что эта константа слишком мала для любого экспериментального подтверждения. Это действительно так, но лишь по одной из возможных теоретических моделей, причём самой ранней, основанной на кручении Картана. Другие модели показывают, что эта константа может не иметь таких жёстких ограничений. По утверждению Акимова, это даёт основания для того, чтобы найти её из эксперимента, и эксперименты показывают, что она оказалась достаточной для проявления на макро-уровне, и соответствует теоретическим расчётам Шипова. Торсионные эффекты по интенсивности занимают промежуточное положение между электромагнитными явлениями и гравитацией, константа спин-торсионного взаимодействия примерно на два порядка меньше постоянной электромагнитного взаимодействия.

 

       В чём суть манипуляции Александрова, Рубакова, Полищука, Гинзбурга и Круглякова? Они использовали для определения “лженауки” термин “факт” (вспомним: лженаучный – значит противоречащий твёрдо доказанным фактам), и указывали на противоречия новых фактов и утверждений Акимова и Шипова общепринятым моделям. К тому же большинство таких противоречий между моделями на поверку оказывается спорным – “лженаучные” утверждения Акимова и Шипова касаются тех случаев, где применимость общепринятых моделей находится под большим вопросом, либо мнения даже ведущих физиков порождают непрекращающиеся дискуссии и экстравагантные гипотезы. 
       И что гораздо более важно: эти модели Акимова и Шипова являются обобщением экспериментальных фактов – фактов, которые члены КБЛ частью игнорировали, частью объявили сфальсифицированными, и притом бездоказательно.

 

       Путать понятия факт и представление – это может быть простительно для студента. Но если эти понятия путает нобелевский лауреат при критике определённого направления исследований, то это повод усомниться либо в его компетентности, либо – что в данном случае более вероятно – в его этичности.

 

       Подведём ещё один промежуточный итог. Манипуляциями с применением термина “лженаука” и подменой понятий “факт” и “модель” в рассуждениях, а также игнорированием результатов многочисленных экспериментов члены КБЛ навесили ярлык “лженаучный” на новое, только что оформившееся направление исследований, получившее новые интересные результаты как в эксперименте, так и в теории, а затем на этом основании организовали кампанию по травле учёных. 

       Что ж, мы сделали довольно значительный шаг на пути к гражданскому обществу в России за последние десятилетия… Вместо того, чтобы физически уничтожать “идеологически чуждых” учёных, их уничтожают морально, открытыми публикациями, но которые при этом может проанализировать любой желающий, и сделать самостоятельный вывод о том, на ком горит какая шапка. Административное давление, правда, осталось, но оно умрёт только вместе с официальной российской наукой, в которой удивительным образом соединились гениальность и лживость, трусость и подвижничество.