Уничтожение торсионных исследований в России

4.6. Лирическое отступление: перегретые теории и отвесные стены.

 

 

 

       Начало 20 века привело к новой физике, которую невозможно было вообразить и предугадать в конце 19 века. После победного шествия СТО, ОТО и квантовой физики, после открытий в ядерной физике и физике элементарных частиц наступило некоторое относительное затишье. Физика, как река, преодолев водопад, потекла по долине и росла уже вширь, замедляя скорость. Для непосвящённого могло даже казаться, что ничего по-настоящему нового в фундаментальной физике уже не происходит.

 

       Но одновременно с этим накапливались новые факты. Часть из них не соответствовала выводам стандартных общепризнанных теорий, причём об этих фактах знали в основном только специалисты в этих областях исследований. Часть фактов не проходила сита рецензирования в научных журналах, иногда оседая на столах у редакторов, т.е. или ещё до рецензирования, или уже после, даже при положительном заключении рецензентов. Об этих фактах, таким образом, научная общественность могла узнавать только при личном общении учёных. 
       Может быть, физику не сотрясали перестройки с периода “квантового скачка” именно потому, что большинству физиков казалось, что они наконец-то поняли “окончательно”, как устроен мир? История науки не устаёт показывать ошибочность такой самонадеянности. Особенно если знать лишь половину правды.

 

       ”Рынок теорий” подобен рынку акций. С каждым новым подтверждением стандартных теорий те добавляли по одному пункту в “стоимости”, но с каждым новым фактом, не укладывающимся в стандартные теории, они убавляли всего лишь по пол-пункта, а то и не убавляли вовсе, потому что теории были очень красивыми и многое объясняющими, когда они создавались, а современная научная бюрократия имеет возможности без особенных усилий расправляться с неугодными фактами. К таким теориям очень быстро привыкли, к тому же они прекрасно позволяли объяснять большую часть результатов экспериментов, важных для практического применения, и строить удивительные технологии на их основе.

       Но теории нематериальны и не вечны, а факты можно замалчивать лишь некоторое время, и то лишь в условиях, когда каналы распространения информации контролируются. С появлением Интернета найти такие “запрещённые” результаты стало очень легко. В результате по отношению ко всему многообразию фактов стандартные теории оказались “перегреты” с точки зрения их реальной “рыночной” стоимости, т.е. способности объяснять имеющиеся результаты экспериментов и предсказывать новые. А альтернативные теории оказались занижены по их стоимости просто потому, что те результаты экспериментов, которые их подтверждают, либо были неизвестны, либо обесценены объявлениями об их “лженаучности”, если они вступали в противоречие стандартным теориям.
       Завышенная “стоимость” стандартных теорий, как следствие, привлекает чересчур много исследователей, которые ими занимаются, а “странные” альтернативные теории оказываются обделены вниманием физического сообщества, и остаются непроработанными. Кроме того, часто этим теориям перекрывают “кислород” чисто административными методами – объявляя лженаучными, и не давая даже подачек в виде небольших грантов на исследования тем немногим, кто отважится заняться запрещённой наукой.

 

       Этот процесс, как и на реальном рынке акций, неизбежно ведёт к “коррекции” при мягком варианте развития событий, либо к краху – при жёстком. Кто знает – может быть, физика уже давно стоит перед пропастью, которую ей рано или поздно придётся преодолевать, привлекая в помощь другие способы познания реальности, кроме научных. А, может быть, она стоит перед отвесной скалой, на которую ещё очень долго не сможет взобраться.

 

       Л.Б.Окунь в книге “Физика элементарных частиц” пишет: 
       «Прогнозировать перспективы развития фундаментальной физики очень трудно. Развитие физики выглядит логически последовательным лишь в ретроспективе. Если же обратиться не к “послесказаниям”, а к предсказаниям, то очередной важный шаг почти всегда неожидан и очень часто не воспринимается всерьёз не только теми, кто смотрит со стороны, но и теми, кто его делает. 
       Если попытаться тем не менее подумать о будущем, то кажется очень правдоподобным, что следующий шаг на пути дальнейшей унификации физики станет возможным лишь в результате открытия какого-то нового фундаментального принципа. Чтобы стать проще, физика должна стать ещё более нетривиальной.
»