Уничтожение торсионных исследований в России

4.7. Первый повод верить клевете. Страх невероятной парадигмы.

 

 

 

       Выше я показал, как и благодаря кому родился миф о том, что торсионщики – аферисты, и о том, что экспериментальных подтверждений торсионным полям нет. Также я рассмотрел вопрос, можно ли считать модели Акимова и Шипова лженаучными.

 

       Но возникает интересный вопрос: как несколько клеветников и манипуляторов смогли убедить большинство российских физиков в этих мифах? Почему Александрову и Круглякову в массе поверили, а Акимову и Шипову – нет? Здесь я вижу несколько вполне объективных причин.

 

       Первая: открытия, о которых пишут Акимов и Шипов, действительно невероятны, поскольку такого рода открытия могут привести не просто к новой физике, а к новой картине мира. Обнаружение нового вида дальнодействия, которое действует нелокальным образом, не переносит энергию, но переносит информацию, действует мгновенно и при этом имеет ощутимые проявления на макроуровне – это даже сложно сравнить с каким-либо другим известным открытием 20-го века.

 

       Эти экспериментальные результаты и модели, их обобщающие, хотя и не противоречили ранее полученным твёрдо установленным экспериментальным фактам (что пытались доказать члены КБЛ), но оказались, по одним представлениям, противоречащими, а по другим – “перпендикулярными” общепринятым физическим воззрениям. 
       Эти результаты, по мнению Акимова и Шипова, подтверждают невероятную для большинства физиков модель, имеющую драматические последствия в разных областях физики – от механики до ядерных взаимодействий. Более того, эта модель, и эти экспериментальные результаты принадлежат уже совсем другой парадигме, и собирают под свои знамёна накопившиеся за десятилетия научные результаты, в которые отказывалась верить ортодоксальная наука. В этой парадигме совершенно нормально выглядят явления психофизики, “магия” является лишь техникой владения торсионными эффектами способными к этому людьми, а сознание является неотъемлемой частью физической картины мира.

 

       Наконец, в этой парадигме Шипов как автор теории торсионных полей впервые попытался математически обосновать новый для науки слой реальности – “тонкий мир”, а Акимов и другие исследователи сравнительными экспериментами впервые попытались доказать, что “странные” эффекты от лабораторных торсионных генераторов те же, что и “невозможные” эффекты, демонстрируемые экстрасенсами, и, следовательно, все эти “невозможные” эффекты, скорее всего, имеют торсионную природу. И что очень важно: в отличие от слабовоспроизводимых эффектов экстрасенсов, многие эффекты от торсионных генераторов и других техногенных источников торсионных полей воспроизводятся очень хорошо, и во многих случаях без труда отделяются от электромагнитных явлений.

 

       Вы только представьте. Оргон Райха, телепатия, биополя всех мастей, чакры, сглаз, сеансы Чумака, поиск людей по фотографии, поиск нефти по фотографии, живая и мёртвая вода, гомеопатия, принципы движения инерциоидов и НЛО, странные публичные опыты Теслы последних 30 лет его жизни – это совсем не полный список того, что потенциально может приобрести научное обоснование в новой парадигме. Ну и какие советские академики в здравом уме могут такое допустить?

 

       Тем читателям, которые в этом месте скажут: экстрасенсорика, “тонкая материя”, Чумак – это всё сущий бред, я предлагаю, прежде чем подумать о гипотезе “заговора тысячи”, принять во внимание обилие необъяснимых фактов, не пряча голову в песок. Чумак и целители – этим принято “пугать непослушных детей” в лице неосведомлённых читателей, но есть ведь действительно многочисленные свидетельства феноменов, которые признавались грамотными и высокопоставленными экспериментаторами. Признавалась также их необъяснимость: вспомнить хотя бы феномен Кулагиной, в изучении которого принимали участие профессора и ректоры нескольких технических ВУЗов. Да и Чумак не с Луны свалился – его феноменом также занимались в серьёзных лабораториях.

 

       Мне не удалось без привлечения гипотезы “заговора тысячи” и без привлечения новой парадигмы объяснить соответствие заявленных “техногенных” эффектов от торсионных генераторов и “естественных” психофизических эффектов, и это соответствие я считаю важным.

 

       Т.е. выбор невелик.

       Либо масштабный заговор, в котором сотни квалифицированных исследователей, в т.ч. доктора наук, профессора, ректоры ВУЗов и академики РАН и РАЕН в различных научных заведениях по всей стране продуцируют несколько десятков отчётов, препринтов и сотни статей с фальсифицированными результатами экспериментов. Эти результаты подтверждают другие независимые исследователи и ведомственные комиссии, с ними в сговоре работают учёные-медики, которые, рискуя своей репутацией, свидетельствуют о реальности торсионных эффектов. Всё это берётся на перо “недобросовестными” журналистами, многие из которых ещё и получают деньги от “аферистов и мошенников” из числа промышленных производителей за рекламу этих эффектов…

       Либо на горизонте действительно брезжит новая парадигма. Выбирайте сами, что вам больше по душе. Если придумаете третий путь – обязательно дайте мне знать.

 

       Психологически объяснить поведение членов КБЛ, а также связанное с ним поведение научного сообщества, несложно. Агрессия и злоба, с которой выступают критики торсионных исследований порознь и сообща, имеет глубокую природу: страх перед неведомым. Когда некоторый факт невозможно объяснить в рамках единственной парадигмы, в которую ты веришь, то для сохранения рассудка есть четыре пути.

       Или придумать некую “заглушку” в рамках этой традиционной парадигмы, которая на самом деле ничего не объясняет, но создаёт видимость объяснения (как объясняют эффект пирамид “тепловыми потоками” внутри – объяснение, рассыпающееся от первого же контраргумента).

       Или объявить этот факт выдумкой, фальсификацией или ошибкой.

       Или просто проигнорировать этот факт, если ничего из предыдущего не сработает, просто забыть про него. А когда движимый страхом (даже не осознаваемым) человек не отягощён нормами морали, он способен на многое. Так учёный становится клеветником.

       Четвёртый же путь – не для фундаменталистов, но для людей, способных к сомнению. Этот путь требует предельной честности перед собой, и на определённом этапе изучения фактов это потребует уже мужества – признать, что ты не можешь объяснить эти факты, но и не можешь закрыть глаза на них. Кроме того, это требует этической чистоплотности – не переступать черты, не объявлять невеждами и мошенниками всех, кто свидетельствует об этих невероятных фактах, и дураками всех, кто в это верит.

 

       Акимов и Шипов, вполне возможно, нащупали пятый путь как развитие четвёртого – уложить множество фактов в новую модель. Они обнаружили, причём независимо друг от друга, что эта модель с неизбежностью подтверждает новую парадигму, которая растёт из другой области – из эзотерики.

 

       Неверие убеждённых атеистов и материалистов-фундаменталистов в эти модели – это довольно предсказуемая реакция. Но мне встречались и учёные, которые вполне серьёзно в приватных беседах говорят о Боге, о своих предыдущих воплощениях, о вещих снах, о духовном опыте и т.д., оставаясь при этом более чем нормальными психически, и продолжают в то же время работать в рамках какой-либо традиционной естественно-научной дисциплины, ведя себя в её рамках как твёрдые материалисты. Обычно они и не пытаются свести эти две такие разные модели в одну. Они убеждены в том, что это невозможно, и такое “раздвоение личности” на уровне моделей воспринимают философски: дескать, есть мир души, и есть мир интеллекта.

       Можно себе представить, какое отторжение вызывают в них идеи Шипова-Акимова, поскольку этим людям “хорошо известно”, что “дух” и “материя” разделены навечно.

 

       Но для той части исследователей, которые занимаются психофизикой профессионально, на уровне грамотного научного эксперимента, эта новая парадигма действительно близка. Экстрасенсы, свободные исследователи, работающие с торсионными генераторами и “эффектом форм” – все те, кому не запретишь изучать неведомое, очень хорошо и с большим интересом воспринимают новую парадигму. Видимо, именно к ним были обращены большинство статей и докладов Акимова общего характера, и к ним адресованы некоторые популярные статьи, лекции и книги Шипова. И очень хорошо относятся к этой парадигме философы.

 

       Хочу здесь привести знаменитые “Законы Артура Кларка”, книга “Профили будущего”, 1962 год: 
       Первый Закон: Если заслуженный, но престарелый учёный говорит, что нечто возможно, он почти наверняка прав. Если же он говорит, что нечто невозможно, он почти определённо ошибается. 
       Второй Закон: Единственный способ установить границы возможного – попытаться сделать шаг за эти границы. 
       Третий Закон: Любая достаточно развитая технология неотличима от магии.