Уничтожение торсионных исследований в России

4.10. Тихая революция.

 

 

 

       Однако, несмотря на всё, что устроила КБЛ, торсионные технологии с каждым годом всё активнее применяются на практике, как правило, без использования термина “торсионные” (хотя бы потому, что иначе их просто отказывается принимать патентное ведомство). Я уже приводил пример использования торсионной металлургии в Перми.

       Вот, помимо уже упоминавшихся фирм по торсионной геологоразведке (“ТОМКО”, “Инфоскан”), производителей вихревых теплогенераторов (“Тепло XXI века”), производителей аппаратов лазеро- и светотерапии, производителей активаторов воды, ещё несколько ссылок на фирмы, которые предлагают продукцию и услуги на основе (предположительно) торсионных технологий: 
       ”Лаборатория информационного конструирования“, 
       ”ЗАО НИЦ Икар“,
       ”Спинор Интернешнл“,  
       ”ЛЭТ “Солнечное сияние”“, 
       ”Биофотон“, 
       ”Образ здровья“.

 

       Первое, что бросается в глаза, когда смотришь описание принципа действия всех этих устройств: производители ссылаются на всё что угодно, кроме торсионных полей, используя часто невнятную терминологию. Профессиональному физику от такой терминологии становится просто дурно: изобретателям часто приходится притягивать за уши традиционную физику к явлениям, никак ею не объяснимым. Но если сравнить упоминаемые в протоколах испытаний результаты действия этих приборов с результатами экспериментов, представленных в публикациях исследователей торсионных полей, то многое становится на свои места.

 

       У некоторых приборов, для которых изобретатели и производители не скрывают их внутреннее устройство, присутствуют черты торсионных генераторов Акимова, например, магнито-электрический активатор топлива конструкции В.Д.Дудышева.

 

       Конечно, все эти изобретатели и производители (а это лишь небольшой процент из общего числа подобных технологий) были бы названы Комиссией по лженауке шарлатанами, если бы ей было по силу хотя бы составить их перечень. Однако масштаб “заговора тысячи” постепенно переходит все пределы здравого смысла. Ситуация уже вышла из-под контроля РАН: не может же она запретить производить и продавать продукцию, пользующуюся спросом, у неё просто нет таких рычагов давления.

       Эта “тихая революция” имеет парадоксальные черты: активно выпускается и внедряется новая эффективная техника, принципов действия которой не понимают даже производители. И это при том, что ещё двадцать лет назад велись фундаментальные исследования этих явлений на государственном уровне.

 

       И если те исследования в 80-90-е годы были централизованы, хотя и велись в условиях нехватки средств (вопреки лжи Александрова), то современным производителям торсионной продукции не хватает не только денег на НИР и НИОКР. Им не хватает кооперации: они часто конкурируют друг с другом и поэтому не делятся результатами даже тех поверхностных исследований, которые вынуждены проводить, просто чтобы контролировать эффективность своей продукции. Но главное, что им не хватает – фундаментального обоснования, почему работают их технологии. “Работают и ладно”. И это очень кривой подход: технологии, подвисшие в воздухе без понимания того, что же именно лежит в их основе, не могут полноценно развиваться.