Уничтожение торсионных исследований в России

5. Итоги.

 

5.1. Главный вопрос: зачем?

 

 

 

       Много раз, анализируя гипотезу “десяти лжецов”, я спрашивал себя – а зачем вообще понадобилось бороться против торсионного направления исследований? Чем были так опасны Акимов и Шипов, не обладавшие в 1991 году ни властью, ни деньгами, ни даже званиями, что академики АН СССР, а затем РАН, которые уже достигли административных высот, вдруг стали на путь клеветы, оскорблений, использования административного ресурса для запугивания исследователей, запрещения экспериментов, препятствования публикации их результатов и вообще – на путь подлости и обмана?

 

       Вопрос “мотива преступлений” членов КБЛ упирается в следующий факт: инициатором всех ключевых моментов борьбы против торсионщиков был В.Л.Гинзбург.

 

       Именно он в 1991 году организовал заседание Комитета по науке и технологиям в Верховном Совете. Интересное совпадение: Акимов и Шипов встречаются как раз в 1991 году, причём к тому времени Шипов уже создал Теорию физического вакуума, а Акимов уже получил практически все ключевые результаты экспериментов с торсионными генераторами. Получилась своего рода критическая масса. В 1998 году именно по инициативе Гинзбурга создаётся Комиссия по борьбе с лженаукой. В 2007 году именно он вместе с Фортовым запрещает испытания инерциоида в космосе.

 

       Гинзбург крайне осторожен в публичных высказываниях, в отличие от Александрова и Круглякова. Он гораздо более эрудирован. Он – нобелевский лауреат 2003 года и обладает исключительным авторитетом среди российских учёных. Быть докладчиком на его семинарах – большая честь для любого физика. Это действительно звезда на российском физическом небосводе, а учитывая его почтенный возраст – динозавр. 

       Но что мы можем сказать об этических качествах нобелевского лауреата, звезды и динозавра? Гинзбург знал о теоретических изысканиях Шипова с 70-х годов. Шипов лично передавал Гинзбургу свои ключевые публикации на отзыв в 70-е и 80-е годы, и тот их неизменно “терял”.

       Гинзбург, по словам Шипова, уже в начале 70-х выступал против теоретического торсионного направления, которое взращивалось Д.Д.Иваненко на кафедре теоретической физики МГУ: «Он решил, что эта тема – сплошная чепуха, не имеющая никакого отношения к физике. После этого все работы по торсионным полям не принимались к публикации в ЖЭТФ, хотя на кафедре теор. физики МГУ защищено несколько диссертаций по торсионным полям.»

 

       Откуда взялось такое отношение у Гинзбурга к торсионному направлению задолго до того, как Акимов стал экспериментировать с торсионными генераторами, а Шипов создал свою теорию физического вакуума?

       Д.Д.Иваненко был выдающимся физиком. Мало кто знает, что протон-нейтронная модель ядра была предложена именно им в 1932-м году. Он был одним из главных торсионщиков-теоретиков в стране. Группой Иваненко была подготовлена библиографии теоретических работ по торсионным полям с более чем 3000 наименований публикаций, изданной в Германии. Однако, прожив блистательную научную жизнь, полную открытий и признания за рубежом, он не стал даже член-кором АН СССР.

 

       Эта история имеет очень давние корни. В 1947 году Учёный совет Горьковского университета представляет В.Л.Гинзбурга к званию профессора. Единственный человек, голосующий против – Д.Д.Иваненко: 
       «Гинзбург, занимающий ответственное место секретаря журнала в физической серии Академии Наук, являющийся сотрудником центрального института в Москве, совершенно цинично замалчивает работы авторов, ему неугодных, в частности, ряд работ моих учеников, как проф. Соколова, Дурандина, ныне погибшего во время войны. Гинзбург замалчивает все эти работы и этим дезинформирует нашу молодежь, дезинформирует нашу советскую общественность. Это перешло все пределы. У меня по этому поводу имеются материалы. Речь идет о статье “Успехи физики”, 1947 г., посвященной актуальнейшему вопросу теории ядерных сил. Это вопрос, по которому работала довольно большая группа. Здесь использованы все результаты авторов, которые работали в этой области, в частности, и наши, но вычеркнуты все фамилии. (См. публикации в интернете “Гинзбург – вор и стукач“). 
       Такое неуважение к советским авторам идет рука об руку с необходимостью безразборного цитирования иностранных авторов. Тут есть смехотворные вещи. Гинзбург ссылается на иностранца, на Паули по теории затухания, которая чрезвычайно нужна, но замалчивает работы Соколова, сделанные одновременно, всем известные, защищавшиеся у нас, приоритет которого признан всеми иностранными авторами. Имеется книга Паули, крупного современного физика, имя которого всем известно. Паули подчеркивает приоритет работ Соколова.»

 

       1947 год – это страшный год для советской науки. В это время начинаются разгромные дела. “Безродный космополитизм” становится клеймом. Евреев выгоняют из научных учреждений. Такое заявление Иваненко, даже если оно и было оправдано, могло иметь очень плохие последствия для Гинзбурга, еврея по национальности. И этот эпизод является лишь одним из проявлений клановой борьбы в советской физике, которая идёт со времён Ландау. Не удивительно, что Гинзбург это очень хорошо запомнил.

 

       В 2004 году Шипов пишет в “Открытом письме к российским физикам”: 
       «В 1993 году после публикации моей первой книги я выступил в телевизионной программе “Время”, в которой рассказал о новой картине мире в теории физического вакуума. Эту передачу видели миллионы телезрителей, среди которых был журналист Я.Голованов, пишущий о новом в науке. После передачи Я.Голованов позвонил В.Л.Гинзбургу и спросил его, кто такой Г.И.Шипов и что он сделал в физике. Академик ответил, что он такого не знает, и что, скорее всего, это какой-то очередной сумасшедший. После этого разговора академик В.Л.Гинзбург позвонил на телевидение и так надавил на телевизионное начальство, что организаторы передачи получили хорошую взбучку.»

 

       Итак, Гинзбург, не один раз получавший от Шипова лично его ключевые публикации, заявляет, что не знает такого. Звезда, выходит, умеет лгать и мастерски вести закулисные интриги? Но это не удивительно: люди без таких навыков и не могли попасть на вершину советской физики. Похоже, Гинзбург руками других членов КБЛ добивался уничтожения торсионного направления любой ценой: игнорированием многократно подтверждённых экспериментальных фактов, организацией масштабной клеветнической кампании, оскорблениями исследователей в “критических” научных публикациях.

       Факты прямо говорят: главный физик страны Гинзбург в этой истории и вправду – одна из центральных фигур, “серый кардинал”.

 

       Но всё равно остаётся вопрос – зачем?

 

       Акимов обладал связями с ВПК, и кроме того, за годы исследований он как исследователь-практик заручился поддержкой многих исследовательских групп по всей стране. При этом до 1991 года кажущиеся фантастическими результаты его исследований действительно почти не освещались в академической научной периодике, да он и не стремился к этому. Он оказался неподконтролен, он был вне системы Гинзбурга.

 

       Когда запахло жареным, и к 1991 году была согласована программа исследований торсионных полей до 1995 года (видимо, именно при обсуждении этой программы Акимов говорил, что потребуется 500 млн. руб, и именно про суммы из этой программы в стадии согласования говорил Александров), академия наук почувствовала в лице Акимова мощного конкурента в борьбе за ресурсы. А когда к Акимову примкнул ещё один независимый физик – Шипов, объясняющий на фундаментальном уровне результаты Акимова, для безраздельного властвования Академии наук в фундаментальных исследованиях возникла реальная угроза.

 

         Вот титульный лист согласованной комплексной программы по проблеме “Торсионные поля, торсионные методы, средства и технологии” институтов АН СССР и ГКНТ СССР. Судя по выделению спин-торсионного направления в особое по значимости, и по созданию под него отдельной организации – МНТЦ ВЕНТ в конце июня 1991 года, намерения у организаторов этой программы были серьёзные.

 

       Гинзбург нанёс удар, спешно организовав заседание сначала Бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР, а затем комиссии в Верховном Совете в начале июля 1991 г, и выступив там против Акимова. Сложно сказать, что нанесло финансированию торсионных исследований более сильный урон – постановление этого заседания, или развал СССР спустя пару месяцев (выделено мной – отстоя.NET).

 

       Затем, обнаружив, что это не помогло, и результаты Акимова и Шипова стали распространяться даже через СМИ, руководство РАН в 1997 году возобновило кампанию по уничтожению торсионных исследований сразу по нескольким фронтам: 
       - создание КБЛ как запретительного органа, от имени которого можно было бы перекрывать финансирование неугодных исследований, 
       - запрет на патентование торсионных технологий через ФИПС (вспомним публикацию Полищука в патентном вестнике – там говорится о ста заявках по торсионной тематике), 
       - создание отрицательного мнения к теории Шипова среди физиков (и это было сделано через публикацию “фельетона” Рубакова в УФН), 
       - запрет на публикации торсионщиков – через прямое управление редакциями физических изданий, 
       - клеветническая кампания в Интернет – через Конкретного, а в газетах и научной периодике – через Круглякова и Александрова, 
       - всё это с использованием сильного административного давления на исследователей и руководство организаций со стороны Миннауки – через Фортова, и со стороны РАН – через Круглякова.

 

       Практически всё это удалось. Однако академия наук не смогла добиться заветной цели: закрепления на законодательном уровне контроля над всеми денежными потоками, которые идут на наукоёмкие разработки. КБЛ так и осталась громким, но нелегитимным органом, и руководству РАН каждый раз приходится затрачивать серьёзные усилия для перекрытия финансирования новых научных направлений. Видимо, правительство до сих пор прекрасно осознавало, что если бы РАН дали карт-бланш на запрет неугодных ей технологий, это сразу бы парализовало инновации, особенно в прорывных технологиях, и привело бы к увеличению коррупции в наукоёмких отраслях.

 

       КБЛ после 2005 года стала, по сути, тайной организацией: никто не знает, кто входит в расширенный список из 42 человек. Но можно предположить, что агенты КБЛ теперь есть в каждом крупном академическом научном центре.

 

       Нелишне также вспомнить, что Гинзбург – ещё и воинствующий атеист, он органически не приемлет религию и эзотерику, а все паранормальные явления отождествляет с мошенничеством. В сочетании со стойкой неприязнью к торсионному направлению (вызванному давним конфликтом с Иваненко) это могло породить в 1991 году у 73-летнего Гинзбурга сильное желание “прихлопнуть” одним махом оба направления – психофизику и торсионную физику, которые странным образом вдруг стали друг друга дополнять и усиливать. Это объединённое направление могло стать флагом новой парадигмы. Парадигмы, прямо противоречащей фундаменталистскому материализму.

 
       Действует ли Гинзбург в этой борьбе в соответствии со своими убеждениями и интересами? Безусловно. Действует ли он в соответствии с этическими нормами? Безусловно, нет.

 

       Но есть ещё одна версия мотива уничтожения торсионного направления в России. Сергей Годин в статье “”Лженауки” не бывает” пишет: 
       «С одной стороны, действия инквизиции от науки вполне понятны – это борьба за пайку, но, с другой стороны, эта пайка такая скудная, что за нее и на заседания комиссии приходить-то лень, не то что писать и кричать во все горло. 
       По этой причине даже у простого трудящегося закрадываются сомнения, а не идет ли тут речь о щедром “доп. пайке” от спонсоров, пожелавших остаться неизвестными? 
       Направленность лженаучного комитета (заметьте, какое точное название!) очевидна. Очерняются самые передовые и прорывные направления в физике, сулящие небывалые выгоды для государства Российского. Анализируя последние выпуски заграничной научной периодики, такие как Physica Scripta, Optik, Phys. Letters, Physica D и др. можно понять, что речь идет об очень серьезном мозговом штурме проблемы среды и ее свойств. Особенно это заметно в последние годы, когда стало абсолютно понятно, что нефть закончится в ближайшие десятилетия, а вскоре будут прикончены и запасы газа. Великий энергетический кризис замаячил на горизонте, начались интенсивные поиски других источников энергии и способов передвижения в пространстве. 
       По современным представлениям, мы купаемся в океане дармовой эфирной энергии, только и осталось понять, как сделать рабочее колесо и нейтрализовать побочные эффекты. Вот тут и встает новый вопрос – КТО ПЕРВЫЙ сделает это колесо. Не нужно говорить о важности этого нюанса, поэтому в ход идут все средства для того, чтобы запутать и дезинформировать потенциального конкурента, коим пока еще является наша страна с пока еще до конца не утраченным научным потенциалом и мозгами, повернутыми чуть-чуть к небесам, а не в сторону пустого кармана.
»

 
       Прямых доказательств этой версии нет. Однако косвенно о ней может свидетельствовать странное поведение А.Конкретного в определённые этапы его деятельности: он явно сводил ведущих российских исследователей-торсионщиков с западными исследователями (вспомним эпизод с Бобровым), не без помощи В.Попонина, и при этом продолжая показательно поливать Акимова и Шипова грязью на своих сайтах.