Уничтожение торсионных исследований в России

1.4. Диалог о торсионной связи. Часть 1.

 

 

 

       Эта история с участием Е.Б.Александрова и А.Е.Акимова получила своё развитие спустя 10 лет после заседания Комитета ВС, уже после создания и начала работы Комиссии по борьбе с лженаукой (КБЛ).

       В No 5/2001 журнала “Электросвязь” была опубликована статья А.Е.Акимова, В.Я.Тарасенко, С.Ю.Толмачёва “Торсионная связь – новая физическая основа для систем передачи информации”.

       На эту статью отвечает член КБЛ академик РАН Е.Б.Александров статьёй “Торсионная связь – блеф” в No 3/2002 этого журнала.

       Затем, в свою очередь, А.Е.Акимов отвечает на эту рецензию статьёй “Блеф Е.Б.Александрова”, сокращённый вариант которого опубликован в выпуске Электросвязи No 7/2002.

 

       Я приведу здесь отдельные отрывки рецензии Александрова и ответа Акимова, подобранные так, чтобы утверждения противостоящих сторон можно было непосредственно сопоставить. Получился своего рода “диалог”.

 

       Александров: «Статья пытается легализовать в среде связистов ряд масштабных лженаучных построений вокруг якобы давно сделанного в закрытых лабораториях СССР открытия нового фундаментального взаимодействия. Под прикрытием этих (непрерывно мутирующих) построений в течение многих десятилетий из бюджета страны изымались немереные средства под бесконечно меняющиеся обещания создания чудо-оружия, чудо-связи, чудо-двигателя, генератора даровой энергии “из физического вакуума”, “машины климата”, панацеи от всех болезней и т.д. и т.п. Эти “исследования” бесконтрольно от научной общественности финансировались через так называемые “силовые” и “спец” – структуры и были всегда “совершенно секретными”».

 

       Акимов: «В своей рецензии Е.Б.Александров утверждает, что наши работы сделаны “в закрытых лабораториях” и “были всегда “совершенно секретными”. Я возглавлял сначала Центр нетрадиционных технологий ГКНТ СССР, который был создан в соответствии с открытым Постановлением Председателя ГКНТ СССР, вице-президента АН СССР, академика АН СССР Н.П.Лаверова.


       Затем я возглавлял Межотраслевой научно-технический центр венчурных нетрадиционных технологий (МНТЦ ВЕНТ) и Международный институт теоретической и прикладной физики РАЕН (МИТПФ). Все эти организации открытые. Именно поэтому в них никогда не было ни первого отдела, ни отдела режима. В силу этого в этих организациях по определению не могло быть никаких секретных лабораторий, и не могли выполняться никакие закрытые работы. За все годы руководства этими организациями я не подписал ни одного закрытого документа даже с низким грифом ДСП. Все отчёты даже по работам с МО СССР были только открытыми. Многие результаты научного и прикладного характера можно прочесть в наших открытых изданиях в библиотеках страны, если не лениться их посещать.
»

 

       «Ещё одной ложью, подброшенной Е.Б.Александровым средствам массовой информации и научному сообществу в РАН и дезориентировавших всех, были сведения, как он пишет в рецензии, что “в течение многих десятилетий из бюджета страны изымались немереные средства”. Е.Б.Александров в Справке, подписанной им в мае 1991 г., утверждает, что я говорил, что на работы по торсионным полям было выделено 500 млн. рублей. Но в такой формулировке я ничего подобного не говорил, и говорить не мог, т.к. таких денег на работы по торсионным полям никто никогда не выделял. Я говорил, что, если программу по торсионным полям выполнять в полном объёме, то на это потребуется по моим оценкам около 500 млн. рублей. Для любого здравомыслящего человека очевидно, что “потребуется” и “выделено” далеко не одно и тоже.»

 

       Александров: «Автору этого критического разбора довелось по долгу службы читать в 1987 году “совершенно секретный” отчет о якобы зафиксированном радикальном воздействии генератора нового поля на климат евроазиатского континента, причем о генераторе говорилось только, что он потреблял мощность 20 милливатт, а о конструкции его было сказано, что она не может быть раскрыта под столь низким грифом секретности!» 


       Акимов: «Никогда мы не занимались упоминаемыми Е.Б.Александровым работами по воздействию на климат. Всё это – домыслы автора рецензии.» 

 

       Александров: «В эту деятельность были вовлечены сотни людей из десятков оборонных отраслевых учреждений и даже из некоторых академических институтов. Состав участников постоянно менялся (что не удивительно – даже за хорошие деньги не каждый согласится писать лживые отчёты) при сохранении и консолидации небольшого костяка руководителей-”идеологов”, главным из которых был и остается А.Е.Акимов. В начале 1991 году эта деятельность обрела гласность и подверглась разбору в АН СССР и в Комиссии по науке Верховного Совета, после чего был немедленно расформирован руководимый Акимовым “Центр нетрадиционных технологий” при Государственном Комитете по Науке и Технике. (Последний, впрочем, и сам после августовских событий прекратил существование). Потеряв официальную должность, Акимов тут же обрел своё место в новом мире “венчурных” предприятий, сохранив связи и поддержку “спец-структур” (см. список соавторов).» 

 

       Акимов: «Центр нетрадиционных технологий ГКНТ СССР не был “расформирован” вопреки лжи Е.Б.Александрова. После создания МНТЦ ВЕНТ он был перепрофилирован, как это следует из циркулярного письма, подписанного Первым Заместителем Председателя ГКНТ В.А.Михайловым, в котором функции головной организации по проблеме “Торсионные поля. Торсионные методы, средства и технологии” были возложены на МНТЦ ВЕНТ.»

 

       «Крайне странным было обсуждение моих работ на заседании Бюро Отделения общей физики и астрономии АН СССР и Комиссии по науке и технологиям ВС СССР в 1991 г. На этих заседаниях не только не были заслушаны ни я, ни академики АН СССР – участники работ по торсионным полям, но, более того, все мы даже не были приглашены на эти заседания. Полезно отметить, что в отличие от Е.Б.Александрова, указанная Комиссия о 500 млн. руб. высказалась более осторожно: “…эти данные относятся к не проверенным”.»

 

       «Ложной интерпретацией действительности являются слова Е.Б.Александрова, что финансировались “эти “исследования” бесконтрольно от научной общественности”. Здесь извращено всё. Во-первых, вопросы финансирования и, тем более, вопросы контроля финансирования не являются функцией науки. Во-вторых, от научной общественности ничего не пряталось. Более того, научная общественность, в том числе и научная общественность РАН, всегда была и продолжает оставаться активным участником работ по торсионным полям и торсионным технологиям.» 

 

       «На первом этапе наших работ финансирование полностью отсутствовало и только убеждённость в научной обоснованности работ могло служить основанием желания работать с нами. Это было главным фактором, объясняющим, почему в исследованиях по торсионным полям принимали участие такие ведущие специалисты АН СССР как академик М.М.Лаврентьев, академик В.И.Трефилов, академик Н.Н.Боголюбов на основе “безденежных” договоров о научно – техническом сотрудничестве. К сожалению, в те годы торсионные генераторы были весьма примитивны, и не всегда удавалось получать желаемые результаты, как это обычно бывает в новых направлениях исследований.»

 

       Александров: «С тех пор о секретности было забыто, и начался период интенсивных попыток выхода на рынок с чудодейственными генераторами торсионных (они же спинорные и микролептонные) то ли полей, то ли излучений. Поскольку ни одно из многих десятков широковещательных обещаний в области оборонной и гражданской техники никогда не было выполнено (и не могло быть – попросту ввиду отсутствия этих всемогущих полей!), то для компании Акимова остался лишь один гарантированный участок рынка, не подразумевающий объективных доказательств действенности этих полей – целительство. Через СМИ (включая респектабельные “Известия”, см., например, об этом мою реплику в номере от 26 сентября 1997 в разделе “Резонанс”) стали распускаться слухи о разработанном в недрах старого КГБ могучем “психотронном” оружии на основе тех самых полей, каковое оружие можно при желании обратить во благо. В интернете появилась реклама “торсионных генераторов”, облегчающих практически любую хворь – по доступной цене: около 30$ для россиянина и по сотне для иностранцев. (Заметим мимоходом, что пользы от этих “генераторов” столько же, как от любых других амулетов. Так же обстоит дело и с вредом – будучи бесполезными, они внушают людям надежды и удерживают их от обращения к настоящим врачам).»

 

       «Мы не знаем, как идут дела в этом бизнесе. Но мы знаем, что компании Акимова этого мало, и она непрерывно пытается снова присосаться к госбюджету. В газетах постоянно появляются интервью Акимова с обещаниями решить энергетическую проблему с помощью “генераторов энергии из вакуума” или завоевать космос с помощью “безопорных” двигателей. Не так давно по телевидению говорилось, что подобный проект лежал на столе Клебанова.» 

 

       Акимов: «Е.Б.Александров пишет в рецензии: “…ни одно из многих десятков широковещательных обещаний в области оборонной и гражданской техники никогда не было выполнено (и не могло быть выполнено – попросту ввиду отсутствия этих всемогущих полей!)…” Начнём с последнего. Об отсутствии “всемогущих полей” пишет человек никогда в этой области не работавший и в среде специалистов по проблемам кручения не известный ни одной научной публикацией по этой проблеме. В отличие от Е.Б.Александрова, например, хотя так же не являющийся специалистом по кручению, но более эрудированный, – академик В.Л.Гинзбург, ни в одной из публикаций не отрицал существования торсионных полей как объекта физики и спорил лишь о том, наблюдаемы они или нет.»

 

       «Теперь о первой части приведённой цитаты. Наряду с длительными периодами выполнения работ вообще без финансирования, были ситуации, когда на коротких интервалах времени появлялись хоздоговорные работы с министерствами или коммерческими структурами. Так, в начале 1991 г. по инициативе МО СССР была выполнена НИР, за которую нам было выплачено лишь четверть запланированной суммы (аванс за первый этап работ). При этом заказчик получил несколько десятков томов, открытых (!) отчетов, в которых были приведены конкретные результаты, в том числе, и многочисленных экспериментальных работ.»

 

       «Например, в Институте проблем материаловедения АН УССР были получены фундаментальные результаты действия торсионных излучений на расплавы металлов. При этом наблюдались чётко выраженные изменения физико-химических свойств этих металлов. Эти результаты опубликованы и переданы во многие библиотеки. Более того, они послужили основой для отработки по контракту с коммерческими структурами технологии получения силумина в ЦНИИ материалов в С.-Петербурге. Эта технология была подтверждена в нескольких организациях в России и дважды демонстрировалась на показательных плавках в Сеуле (Южная Корея). Если к этому добавить, что в России уже ряд лет производится и продается торсионная техника, абсурдность высказываний Е.Б.Александрова об отсутствии выполнения обещаний, и ёрничание по поводу “всемогущих полей” лишено оснований. Более глупого для академика Е.Б.Александрова положения придумать сложно – в его понимании поля отсутствуют, а их проявление оказывается практически не только наблюдаемо, но и уже находится в реальном применении. И всё это, судя по всему, является следствием настолько слепой веры Е.Б.Александрова в то, что в физике он знает всё, что, судя по глупостям, которые он пишет, он, видимо, даже не счёл нужным ознакомиться с многочисленными публикациями по этим работам.»

 

       «Совершенно недостойным является приписывание мне Е.Б.Александровым того, чего не было, и быть не могло. В организациях, которые я возглавлял, никогда никаких работ по так называемой микролептонной тематике не выполнялось. В этих организациях никто и никогда никаким целительством не занимался. Абсолютным бредом являются утверждения Е.Б. Александрова, приписывающие моим организациям изготовление и продажу торсионных генераторов, как он пишет “облегчающих практически любую хворь”».

 

       «Я не имел никакого отношения к проекту, который, как пишет Е.Б.Александров, “лежал на столе Клебанова”. За последние 10 лет я никогда ни по каким вопросам, ни в какие государственные органы, в том числе и к Клебанову, не обращался. Статья в газете “Известия”, упоминаемая Е.Б.Александровым, также никакого отношения к нашим работам не имеет. Сейчас многие самостоятельные организации в России и за рубежом занимаются исследованиями и разработками в области торсионных полей. Поэтому упоминание в каких-либо изданиях о работах по торсионной тематике вовсе не означает, что эти работы имеют к нам хоть какое-то отношение.»

 

       «Утверждение Е.Б.Александрова, что “компания Акимова пытается снова присосаться к госбюджету” (прекрасный пример стилистики научной рецензии, написанной человеком, который, видимо, считает себя интеллигентом), прямо противоположны действительности. Во второй половине 90-х годов я принял решение отказаться от финансирования по программам ГКНТ. В последующий период я прилагал все усилия, чтобы избегать бюджетного финансирования, как и любых контактов с правительственными структурами, хотя это не всегда удавалось, особенно в первые два года после этого решения. Иногда к нам с предложениями о проведение работ по торсионной тематике обращаются министерства. Но поскольку инициатива исходит не от нас, а от министерств, то если это не нравится Е.Б.Александрову, то обращаться нужно к ним, а не ко мне.»

 

       Александров: «Статья, опубликованная в “Электросвязи” – это подготовка почвы для заявки на бюджетное финансирование разработок чудо-связи – мгновенной, скрытой, строго адресной, всепроникающей, неограниченной расстоянием и не требующей энергии. Для доведения до практики дело явно требует много времени и очень много денег. А в наше время быстрых перемен о финансовой ответственности и думать смешно. Дело за малым – добиться финансирования! (Странно, конечно, что великое открытие через сорок лет всё ещё требует денег на подтверждение своего существования, и что несмотря на интенсивную рекламу в течение 12 лет хищный Запад так и не воспользовался плодами открытия тысячелетия).» 

 

       Акимов: «Не больше правды и в другом утверждении Е.Б.Александрова: “Статья, опубликованная в “Электросвязи”, – это подготовка почвы для заявки на бюджетное финансирование…”. В нынешнем состоянии разработки средств торсионной связи для нас не приемлемо бюджетное финансирование, и нежелательно коммерческое финансирование. В силу сказанного призывы Е.Б.Александрова в конце рецензии отделить наши работы от государства опоздали и потому потеряли смысл.» 

 

       Далее авторы говорят о физике обсуждаемых явлений. Здесь мы на некоторое время прервёмся в изложении этого “диалога”, чтобы вернуться к его продолжению чуть позже. Но отметим: складывается впечатление, что, по крайней мере, одна из сторон лжёт.