Украденное Открытие

 

Разоблачение мирового заговора.

 

Глава первая.

 

 

       Я попытаюсь сохранить, однако, некоторый порядок статьи – в том смысле, как он отражает порядок осознания темы самим автором. Это важно. Хотя то, что я сделал сам, читателю предстоит сделать с моей помощью; дорога, по которой ему придется пройти, примерно та же. Французский философ Кондильяк вообще считал, что правильный порядок изложения делает ненужными доказательства. Может быть, это и так.

       Но сначала обратимся к внешнему порядку, к хронологии.

 

       27 января 1986 г. два швейцарских физика, будущие лауреаты Нобелевской премии, Алекс Мюллер и Георг Беднорц, работавшие в цюрихском отделении IBM, испытывая образцы оксидных керамик, обнаружили их сверхпроводимость при температуре 30К, что было на 10 градусов выше, чем у сверхпроводников, известных на тот момент. До апреля они, по собственному заявлению, опасаясь конкуренции, никому об открытии не сообщали, затем направили статью в ФРГ-овский журнал «Zeitschrift fur Physik». В сентябре статья появилась. В научном мире началось шевеление, приведшее к тому, что в феврале 1987г. американский китаец Пол Чу объявил, что ему удалось создать материал того же типа, который переходит в сверхпроводящее состояние при 98К (-175С), что гораздо выше точки кипения азота (77К). Открытие сразу было подтверждено сотнями лабораторий по всему миру. Это была Сенсация, Прорыв, Решение. Сверхпроводимость вдруг стала практическим делом…

  

       Отступим.

       Я обыватель, и мой интерес к науке чисто обывательский, не много отличающийся от интереса Василия Семибулатова из чеховского «Письма к ученому соседу». Страшно сказать, но я подозреваю, что он такой же у многих профессиональных ученых. Все мои контакты с миром науки ограничиваются тем, что иногда за обедом, прислонив к графину с чистой родниковой водой и подперев солонкой, чтоб не переворачивались страницы, я ставлю перед собой один из тех советских научно-популярных журналов, от которых, в день их получения, не мог, бывалыча, закрыться почтовый ящик. Но времена поменялись и обычаи тоже, не говоря уж о тиражах.

       Не знаю уж, на каком году нашей свободной жизни вспомнился мне ажиотаж по поводу открытия ВТСП (высокотемпературной сверхпроводимости) – так, в контексте личных воспоминаний перестроечных времен. Вспомнился, да и забылся. Долго ли, коротко ли – вспомнился опять. На этот раз, возможно, с оттенком ностальгии. На третий раз я удивился легкомыслию публики, для которой только и есть, что перед глазами, а также прессы, за текущими событиями забывшей научное событие такого масштаба.

       Мне стало любопытно, я решил почитать или, точнее, перечитать кое-что о самом явлении, а заодно установить все-таки, когда все началось и когда кончилось. Поскольку в более или менее полном комплекте у меня только «Химия и жизнь», то главным образом она и фигурирует в тех выписках, которые я привожу ниже.

  

       Прежде всего надо сказать, что идея ВТСП существовала и до открытия 1987г. Первую статью с говорящим само за себя названием «Важный шаг к высокотемпературной сверхпроводимости» я нашел случайно в №3 за еще 1978г. Речь шла о хлориде меди при температуре 160К, но под давлением 5000 атмосфер, так что испугать это никого тогда не могло, тем более, что повторить опыт не удалось. Но для нас важно, что идея ВТСП уже тогда обсуждалась – еще крупинка соли врагам на рану. Главное, это делает еще более необъяснимым молчание по столь серьезной и давно существующей проблеме, точнее, о давно признанном возможным и с большим аппетитом ожидаемом событии.

 

       Но первые сообщения о практической ВТСП появились в №5 за 87-й. Рубрика: «Когда верстался номер». Заголовок: «Сверхпроводимость при комнатной температуре?» Текст: «В прессе появились сенсационные сообщения о создании материалов, способных проводить электрический ток без потерь при температурах, превышающих температуру кипения жидкого азота, и даже при температуре, близкой к комнатной. Сначала это казалось совершенно неправдоподобным: никто не надеялся на возможность столь головокружительного успеха. Однако буквально в считанные недели эти сообщения были подтверждены химиками и физиками разных стран мира, в том числе СССР. В одном из ближайших номеров “Химии и жизни” будет рассказано о результатах исследований высокотемпературной сверхпроводимости по состоянию на март нынешнего года».

 

       В «Науке и жизни» первой была статья в №6: «Страсти кипят при температуре ТК». Несколько фраз из нее: «… вечером в среду 18 марта почтенные, благовоспитанные клиенты нью-йоркского “Хилтона” испытали сильную встряску. Как только открылись двери в конференц-зал отеля, шумная толпа, нетерпеливо дожидавшаяся этого момента, бросилась заполнять места в зале. Не обошлось и без небольшой свалки, что для “Хилтона” уж совершенно неслыханно. В течение трех минут все 1200 мест были заняты, и еще больше тысячи человек толпились в проходах…. В тот вечер обсуждались последние новости о высокотемпературной сверхпроводимости… Открытие… имеет не только научное, но и огромное социальное значение (подчеркнул я, конечно). Именно поэтому сегодня все доклады о сверхпроводимости происходят в переполненных залах. Ведь жидкий азот очень дешев, дешевле лимонада, его получают непосредственно из воздуха, а это означает, что сверхпроводники уже сегодня становятся легкодоступными материалами для промышленный технологий. Новые сверхпроводниковые технологии способны радикально изменить энергетику, электротехнику и транспорт… а также революционизировать вычислительную, измерительную и медицинскую технику».

 

       Поток статей на эту тему прервался в апреле 1988 г. Майский номер вышел пустой. В июне напечатали интервью с Беднорцем, придававшее всему вместо научно-революционного мягкий мемуарный оттенок. Потом тишина до октября – видимо, это была попытка применить излюбленную тактику игнорирования. Наверное, все это было не без сопротивления, не без возмущения и, может быть, благодаря перестроечному беспорядку, а скорее всего, все-таки, согласно установке «сгладить», в номере 10 появляется заметка, которую я привожу полностью: «Создано гибкое сверхпроводящее керамическое волокно.(Агентство ЮПИ, 10 июня 1988г.)» Какова оперативность! Всего четыре месяца понадобилось, чтобы перепечатать сообщение информационного агентства! Да, в том же номере – для полной объективности – «информация о выпуске информационного издания обзорного типа по физике. Серия сверхпроводимость, том 1. Новые возможности для сверхпроводниковой электроники – свойства новых высокотемпературных сверхпроводящих материалов, перспективы их использования в……. Заказы на высылку изданий наложенным платежом направлять по адресу: Люберцы… и т. д.» Были готовы поставлять и изделия из новых сверхпроводников. Например, такой адресок: 624080, Верхняя Пыжма Свердловской области, ПОЗ «Гиредмет», директор Ю.А.Райков, гл.инж. Ф.Н.Козлов, тел. 321357. Ау! Пыжма!

       Потом снова тишина и за весь следующий год я нашел только два упоминания о ВТСП. Привожу оба полностью(!): №7, 1989: «Получены высокотемпературные сверхпроводники, носителями электрического тока в которых являются электроны (АП, Нью-йорк, 23 января 1989 г.» (Еще быстрее!). То есть уже не электронные пары, а электроны. Второе сообщение: №10, 1989: «На сегодняшний день имеется более ста различных технологий получения высокотемпературных сверхпроводящих материалов (Chemical and Engineering news, 1989, т.67 №8 с.21)» Вот это и был последний бульк утопляемой ВТСП. Красиво, не правда ли?

 

       Что между тем и этим выглядит интересно в нашем ракурсе? Заметка из «Науки и жизни», №11: «Бум “теплой” сверхпроводимости докатился до английской школы: группа старшеклассников под руководством учительницы химии изготовила в школьной лаборатории сверхпроводящую керамику. Взяли самый распространенный рецепт – смесь окисей иттрия, бария и меди в соотношении 1:2:3, пекли восемь часов в печи для обжига керамики, позаимствованной в школьном кабинете художественной лепки. Труднее всего было достать окись иттрия и жидкий азот (для демонстрации сверхпроводимости), но их пожертвовала школе одна химическая фирма, где раньше работала учительница». Пирожки испечь сложнее, не правда ли? Не хотите ли попробовать? Не знаю, как с иттрием, а жидкий азот достать можно в ближайшем салоне «красоты» – им там морды чистят. Кстати, «сами компоненты, входящие в состав новых сверхпроводников, хотя и называются редкоземельными, отнюдь не редкость. Они входят в состав полиметаллических руд, но за отсутствием спроса до сих пор оттуда не извлекались, а шли в отвал. Так что теперь нужно наладить переработку отвалов из этих руд» («Химия и жизнь», №2, 1988г.) – надо же, даже и тут добывать не нужно.

 

       Если рецепт школьной учительницы вызывает недоверие своей простотой, то вот еще из вышеупомянутой статьи: «Одновременно сейчас уже идет работа над технологией новых сверхпроводников и изготовления из них различных деталей. Сама процедура изготовления сверхпроводящей керамики необыкновенно проста и, как выразился один известный физик, “удивительно дуракоустойчива”. Смесь исходных компонентов, тщательно измельченных и перемешанных в нужной пропорции, прокаливают на воздухе при 950С в течение 12 часов, затем охлаждают до комнатной температуры и придают прессованием нужную форму будущему сверхпроводнику. Теперь еще одна прокалка при 950С в течение шести часов – на этот раз в атмосфере чистого кислорода – и медленное охлаждение. Вот, собственно, и все. Приготовленная таким образом керамика почти наверняка покажет сверхпроводящий переход, если только окисление прошло достаточно глубоко, так что содержание кислорода х (икс) в YBa2Cu3Ox не меньше 6,5.»

 

       №2, 1988 «С предельным магнитным полем у новых сверхпроводников все обстоит благополучно… Но вот с критическим током дела обстоят гораздо хуже. Это одна из самых трудновоспроизводимых характеристик… Чтобы избежать образования зерен, пробовали напылять сверхпроводящую керамику в виде пленки, испаряя ее с помощью лазера. Плотность тока в таких пленках может быть выше 100000 А/см2. Так что есть надежда, что сплошной сверхпроводник сможет работать при большой плотности тока. Но технологию получения сплошного сверхпроводника еще предстоит разработать… Зато уникальные свойства сверхпроводимости, не связанные с большими токами, можно уже начинать использовать. Микроэлектроника и вычислительная техника – здесь новые сверхпроводники можно применять уже прямо сейчас… С помощь пленочной технологии сверхпроводящие ключи и криотроны могут быть сделаны чрезвычайно миниатюрными, с большой плотностью монтажа. Поэтому сверхпроводящие блоки памяти для ЭВМ будут иметь очень большую емкость при весьма скромных габаритах…»

 

       Другая статья, №4, 1988г : «Не дожидаясь решения проблемы для массивных проводников, американская фирма “Нордвест текникал Индастриз Инк.” разработала технологию слоистых проводов – из пленок иттрий-бариевой керамики, напыляемой взрывным методом на полоски меди и алюминия. Словом, на наших глазах происходит активный переход от фундаментальных исследований к практическим применениям сенсационного научного открытия» – вот-вот, именно поэтому он, этот номер, и оказался последним с серьезной статьей на данную тему. «Судя по всему, высокотемпературные сверхпроводники раньше всего найдут практическое применение в микроэлектронике и вычислительной технике. Недавно важное открытие сделали сотрудники Рочестерского университета (США). Они обнаружили, что по сверхпроводникам можно передавать без искажения импульсные сигналы длительностью 10-15 пикосекунд (пикосекунда – 1/1000000000000 с). Это соответствует скорости передачи информации до 100 миллиардов бит в секунду, что в десятки раз превышает возможности оптических линий связи, которые осваиваются в настоящее время. Более того, доктор Г. Моуроу из лаборатории лазерной энергетики этого университета считает, что скорость передачи информации по сверхпроводящей линии связи на основе пленок из иттрий-бариевой керамики можно увеличить еще в десять раз и довести до тысячи миллиардов бит в секунду. То есть быстродействие вычислительных машин вырастет в тысячи раз».

       «Исследования в области высокотемпературной сверхпроводимости развиваются так стремительно, что здесь… необходимо указывать не год и месяц, а точное число и время суток – именно суток, потому что работа в лабораториях не прекращается даже ночью.»

 

       И все это удалось остановить!

       А любая секретность в данных обстоятельствах и означала остановку. Смогли ведь все-таки, сумели!

       Вот это да! Я в восхищении…

 

       Главной технологической трудностью (успешно преодоленной к концу «светлого» периода) была, если не ошибаюсь, хрупкость сверхпроводящей керамики. Но технологии в области керамики были уже тогда на самом высоком уровне. Изготавливались даже полностью керамические двигатели внутреннего сгорания, работающие с более высоким КПД без охлаждения при 2000-3000 градусах. К тому же, никакая хрупкость не помешает ведь изготовить обмотку трансформатора! Что же мы слышим теперь, через 19 лет после начала сумасшедшей технологической гонки? Мы слышим об успехе «уникальной операции» по транспортировке стотонных повышающих трансформаторов для Бурейской ГЭС. (Его ведь, напряжение, нужно сначала повысить, потом передать, а потом снова понизить, да все это в несколько этапов.)

       А вот еще оценка: «Около года тому назад произошел буквально революционный прорыв в физике… Теперь ясно, что и это не предел, что сверхпроводимость можно получить даже при комнатных температурах»- Академик И.М.Халатников, Х., №11, 1987г. Обратите внимание, все цитируемые статьи написаны не раздувателями сенсаций, а людьми с ученой степенью. «Фантастично! – писал кандидат химических наук А. Р. Кауль из МГУ. – Надо сделать над собой усилие, чтобы в это поверить…».

 

       Так что если предположения автора покажутся чересчур фантастичными, то дело не в его буйной фантазии, а в самом существе дела. Придется и вам «сделать усилие, чтобы в это поверить».

 

       Каким был вызов, таким оказался и ответ.